Одна вокруг света: Катманду, кремация и сезон дождей

Фото Ирины Сидоренко
Первые километры по Непалу Фото Ирины Сидоренко
81-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: точки невозврата в большом путешествии и блуждание по столице Непала

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина поделилась откровениями в Гималаях, потерялась на горной дороге, искупалась в святом озере Саттал и открыла для себя источник любви в ашраме Махараджа Ванкханди.

Что заставляет тебя двигаться дальше? Что мотивирует тебя в твоем большом путешествии? Такие вопросы я часто получаю от подписчиков в соцсетях и в личной переписке.

В разных ситуациях появляется своя мотивация двигаться дальше. Сделать огромный крюк через всю Европу пришлось для того, чтобы попасть на африканский континент через Марокко. Из Турции-то через Израиль не получилось! Я себе говорила тогда: вот в Африке начнется моя настоящая кругосветка! И помчалась вперед. А потом по Западной Африке безопаснее было ехать вперед, чем возвращаться обратно. Что было там, за спиной, я уже знала, например, бездорожье в сезон дождей по Гвинее, Сьерра-Леоне и Либерии. А что будет впереди, даже не предполагала. Но думала, что хуже чем было, уже не может быть (наивная, да?), поэтому и ехала по Черному континенту, с севера на юг.

Потом впереди замаячил экватор. Но проехать к нему можно, если пересечь Нигерию. А ее-то я и боялась больше всего и надеялась как-то обойти. Но ведь там, за ней экватор! А потом огни Кейптауна, как знаковая точка путешествия по Африке. Из Египта единственный выход был через Ближний Восток, и там судьба сама показала мне дорогу, открыв сирийскую границу. А когда пересекла Пакистан, то в очередной раз появилась точка невозврата, потому что вернуться через него обратно из Индии фактически невозможно из-за сложностей получения визы.

Было много соблазнов вернуться домой. И такие мысли регулярно приходят, стучат по мозгам и приводят неоспоримые доводы. И когда была в Турции — Россия рядом ведь. И из Ирана до дома рукой подать... Но всегда получала мощную поддержку от друзей и совершенно незнакомых людей, воспринимала ее как знак продолжать путь. И ведь было много других ситуаций, когда руки опускаются, состояние близко к депрессии, но в спину дует мощный ветер дружеской поддержки.

Но самая главная мотивация — это соединенность со своей целью. Когда она стоит перед тобой не в контексте «неплохо было бы», а в контексте «невозможно не идти к ней». Когда каждая клеточка твоего организма соединяется с этой целью, тогда ты не можешь по-другому, кроме как двигаться к ней. И вот эта соединенность — это самая высшая мотивация. 

Непал для меня всегда был какой-то недоступной сказкой. О нем я много читала, слышала рассказы и видела фильмы. И вот я здесь. А ехала я до Катманду верно, но медленно. По дороге в Непал у моей Элантры вытек антифриз, и почти 500 км до границы и всю дорогу до непальской столицы я ползла черепашьим шагом. Через каждые 10-20 километров приходилось останавливаться, чтобы охладить двигатель и долить воду в радиатор. Вода вытекала быстро и так же быстро закипала. 

В это время года здесь сезон дождей и я успела промокнуть до нитки, пока боролась с утечкой в системе охлаждения и перегревом двигателя. Но каждая такая остановка — это новое знакомство. Открытый капот и хлопочущая вокруг него женщина с собакой вызывали интерес непальских полицейских и сельчан, работающих в полях, владельцев торговых лавок и детворы. 

В сезон дождей все заливает водой
В сезон дождей все заливает водой

Уже в Катманду нашли причину утечки. Сам радиатор оказался цел, а вот пластиковая крышка от него треснула — результат аварии в Индии. Местные умельцы уверили, что ремонту она уже не подлежит и... сделали точную ее копию, только медную.

Сортировка урожая риса
Сортировка урожая риса

Мое знакомство со столицей Непала началось с того, что я заблудилась. Работы по ремонту радиатора завершилась поздно вечером, и я отправилась искать место для стоянки в этом районе. Больше часа я кружила вокруг да около, по узким извилистым улицам, пока не набрела на шлагбаум. Проезд закрыт, развернулась. Еще час блуждала, пока не набрела на тот же шлагбаум, но только уже с другой стороны. 

Оказывается, все это время я кружила вокруг одного и того же места. Я решила осмотреться, обстановка была загадочной.  Настоящий лабиринт, машин здесь нет, да и людей совсем немного. Спустилась по лестнице в ту сторону, откуда доносился запах благовоний и клубы дыма.

Катманду
Катманду

Это храм Пашупатинатх, священное место, где проводится кремация умерших, самый распространенный способ погребения в индуистской культуре. На одном из постаментов уже догорал погребальный костер. Его дым, увиденный издалека, и вызвал мое любопытство. 

Пашупатинатх является главным индуистским храмом Непала и самым знаменитым храмом в честь бога Шивы в мире. Расположен на берегу священной реки Багмати, которая впадает в Ганг. Именно поэтому прах кремированных тел спускают в Багмати, здесь же омывается тело усопшего, здесь же купаются, смывая с себя грязь и все мирское, родственники умерших. Из воды, поблизости от места кремации, вышли несколько мужчин, совершивших омовение. Тут же готовили к обряду следующее тело, а в очереди ждали родственники еще одного. Хотя был уже поздний вечер. Люди в белых одеждах стояли, сидели. Две женщины плакали. Но в целом нет скорби, скорее благость и умиротворение. Удивительно, что не было специфичного запаха жженой плоти. Возможно, его перебивают благовония, их жгут в неимоверных количествах. 

Я не решилась делать снимки в крематории. Да и увиденное поразило меня настолько, что было не до фотографий. Но, в отличие от Варанаси, здесь все желающие могут не только смотреть, но и фотографировать церемонии. Считается, что чем больше людей увидит процесс, тем лучше для умершего. Хочется верить.