Одна вокруг света: знакомство с Катманду глазами людей, влюбленных в Непал

82-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты. На этот раз — в Катманду

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина застала сезон дождей на границе Индии и Непала, заблудилась в Катманду и стала свидетелем церемонии кремации в храме Пашупатинатх.

Непал стал для меня страной приключений. Он будто проверял серьезность моих намерений. Насколько я готова двигаться дальше по своему маршруту, на Юго-Восток. Я уже выезжала из Катманду, когда оба колеса моей Элантры застряли в куче строительного песка. Назад не проехать — мешает песок, вверх не подняться — крутой подъем и глохнет мотор. Выйти из машины не могу: водительская дверь подперта. Передняя пассажирская дверь открывается только снаружи с помощью отвертки (результат хаотичного движения на индийских дорогах). Остаются только задние двери. Чтобы вызволить себя из ловушки, надо сильно постараться и пролезть через Грету, автохолодильник и баллон с водой.

Минут десять я тихо ныла, сетовала на жизнь, обижалась на проезжающие мимо машины и мотоциклы. Они и правда не видят, что я застряла? Пришлось выбираться самой.

И стоило мне только заглянуть под колесо, чтобы оценить масштабы бедствия, ко мне подошли двое. Мужчина и женщина — cупружеская пара непальцев.

Женщина разводила жестами потоки пешеходов и транспорта, а мужчина раздобыл кирку и стал откапывать машину из песка. К нему присоединились еще двое непальцев с лопатами. А я тихо стояла в сторонке и держала Грету на поводке, даже делать ничего не пришлось самой. Так и работает сила намерения — мне нужно было только принять решение выбраться из этой ситуации.

Порой надо задавать себе вопрос: «Зачем?». Честный ответ на него помогает увидеть, зачем вы создаете в своей жизни те или иные ситуации. В песке я застряла исключительно для того, чтобы вернуться в Катманду. Да, я собиралась выехать на несколько дней, чтобы провести их за городом, пока ждала оформление документов для дальнейшего путешествия по Мьянме. Но мне пришлось вернуться, так как потеряла время и сожгла остатки бензина, пока буксовала в куче песка. Приближался вечер, а ближайшая АЗС только в Катманду.

И я вернулась. Зачем? Чтобы познакомиться с Викторией Витовой и ее мужем Станиславом. Чтобы я осталась пожить в их уютном «домике на крыше». Чтобы Грету тискали и играли с ней на открытой террасе с видом на Катманду. Чтобы я слушала удивительные рассказы про Непал и Гималаи, могла гулять по улицам этого города и увидеть его по-новому, глазами удивительных людей. Ради такой встречи можно и посидеть немного на куче песка, правда?

Я вернулась в Катманду, чтобы познакомиться с Викторией Витовой и ее мужем Станиславом.
Я вернулась в Катманду, чтобы познакомиться с Викторией Витовой и ее мужем Станиславом.

Стас и Вика не только замечательная супружеская пара, но и бизнес-партнеры. Они организуют потрясающие туры по Непалу. Мне, конечно, не довелось сходить в горы с ребятами, потому что сейчас не сезон. Но я полтора месяца прожила с ними рядом. Должна сказать, что видение страны у Вики совершенно уникальное, она знает непальский язык и общается с местными людьми как своя. Это полное погружение в местную жизнь, понимание и уважение быта и традиций непальцев.

В гостеприимном «домике на крыше» Грета стала любимым гостем.
В гостеприимном «домике на крыше» Грета стала любимым гостем.

Неудивительно, что я застряла в их гостеприимном доме. Правда, с нашим присутствием он стал больше похож на общежитие. Много времени мы проводили на прогулках по городу. Конечно, запомнилась яркая и колоритная площадь Дурбар с потрясающим Королевским дворцом, многочисленными пагодами и храмами, улочки Индра Чоук с местными торговцами. Я наблюдаю за работой мастеров по плетению бисера и изготовлению золотых украшений, рассматриваю изделия из меди и предметы национальной одежды непальцев. Пробую традиционные мо-мо в тибетском кафе и пью настоящий масала-чай.

Пагоды и храмы на площади Дурбар в Катманду.
Пагоды и храмы на площади Дурбар в Катманду.
Бисероплетение на рынке в Индра Чоук.
Бисероплетение на рынке в Индра Чоук.

Боднатх — самый настоящий город в городе, хотя и считается окраиной Катманду. Здесь сосредоточен центр тибетского буддизма на непальских территориях, сюда стекаются реки паломников со всего мира. Причина тому — огромная ступа, возвышающаяся над множеством буддийских монастырей.

Вокруг святыни ходят легенды. Одну из них мне поведала Вика, и связана она с женщиной, изгнанной из рая за какой-то серьезный грех. Вернувшись в мир людей, она просила прощения у Будды. Чтобы искупить свою вину, решила построить храм. Но на те деньги, что у нее были, местный правитель мог продать ей только мизерный клочок земли, на котором поместится лишь шкура быка. Женщина пошла на хитрость. Она разрезала шкуру на тонкие полоски и соединила их единой нитью, таким образом получился большой круг. Правителю ничего не оставалось, как отдать ей эту землю. Так появилась самая большая святыня тибетского буддизма, возведенная за границей его исторической родины.

Мы посетили ступу поздно вечером, когда основной поток паломников значительно схлынул. Но и в это время вокруг нее проходит много людей. Трогают ладонями барабаны с мантрами, делают простирания. Говорят, здесь можно загадывать желания, они непременно сбываются. Я тоже загадала.

Прогулки по Катманду.
Прогулки по Катманду.

По вечерам мы все вместе собираемся за ужинами, Стас прекрасно готовит. А я пеку блины. Я пеку блины всегда и везде, где есть возможность. Для меня блины всегда ассоциируются с детством и домом. Воскресенье. Зимнее утро. Я просыпаюсь рано от звуков на кухне: мама взбивает тесто. Шлепаю босиком по холодным половицам туда, где тепло и ароматно. Топится угольная печь, на ней греется чугунная сковорода и ждет, когда тонкое тесто начнет шипеть и румяниться. Я беру еще горячий блин прямо со сковородки и обжигаясь ем. Стопка блинов становится все выше, мы ставим чай и садимся завтракать всей семьей на нашей маленькой, но такой уютной кухне. Все еще живы, и у нас есть свой дом.