Железные леди. Как IT-компании и интернет-технологии становятся социальным лифтом для женщин

Forbes Woman поговорил с женщинами, сделавшими карьеру в IT, и с теми, кто начал свой бизнес в онлайне с нуля, без специального образования и опыта. Они рассказали, чего стоит женщине попасть в топ-менеджмент, где зарплаты в среднем 1,5 млн рублей, и как грамотно воспользоваться возможностями постоянно меняющихся технологий, будь то продажа десертов в «Инстаграме» или создание собственного образовательного приложения

IT стали главным социальным лифтом XXI века, стирающим географические и гендерные границы для востребованных специалистов. Интернет и информационные технологии дали женщинам возможность быстрее строить карьеру и получать зарплаты наравне с мужчинами, превратив любимое дело в бизнес. Однако, как показывает статистика, женщины в России мало пользуются возможностями этой сферы. Например, российские родители в три раза реже рекомендуют специальности и профессии в IT своим дочерям, чем сыновьям, об этом говорят результаты опросов аналитического центра НАФИ, проводившихся при поддержке Совета Евразийского женского форума при Совете Федерации и компании Google. По данным HeadHunter, в 2019 году в IT-секторе работало только 20% женщин, в топ-менеджменте IT их всего 7%. Только 53% предпринимательниц используют интернет в бизнес-процессах и 37% интегрируют существующие цифровые технологии в свое дело, как показывают исследования общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России». 

IT и гендер в России

«IT — одна из тех областей, которые растут и развиваются во всем мире. IT — это не только программисты, это PR, маркетинг, продукты, контент. Зарплаты топ-менеджмента в IT могут достигать 1,5 млн рублей без учета опционов. А средний уровень компенсаций на 15–20% выше, чем в других отраслях, кроме газа и нефти», — говорит Алена Владимирская, хедхантер, руководитель лаборатории карьеры своего имени. 

В России крупнейшие IТ-компании складывались в 1990–2000-х, когда мало кто мог предположить, что этот сектор станет одним из ключевых в экономике страны. В 2019 году, по данным IDC, объем этого рынка превысил $24 млрд. IT в России, тесно связанные с государством и крупным бизнесом, изначально считались мужской сферой. Однако, по мнению Надежды Бланкет, совладелицы и заместителя генерального директора Smart Technologies, считать российский IT-бизнес «мужскими играми» было бы ошибкой. Действительно, в акционерном составе большинства компаний, сформировавшемся более 20 лет назад, немного женщин. «Но, если посмотреть динамику, мы увидим, что число топ-менеджеров женщин растет год от года. И это не только более-менее традиционные для женщин направления, такие как финансы и закупки, но и логистика, продажи и управление проектами», — говорит она. Одним из таких топ-менеджеров в 1994 году была Наталья Касперская, когда пришла в компанию «Ками» помогать своему мужу Евгению Касперскому налаживать продажи антивируса. Через три года они основали «Лабораторию Касперского», а в 2013 году Наталья, благодаря грамотным инвестициям, заняла 5-е место ($220 млн) в рейтинге Forbes богатейших женщин России. 

По словам Надежды Бланкет, женщине лучше начинать карьеру в крупной компании, где среди топ-менеджеров есть женщины. Там традиционно благосклонно относятся к женской карьере. «Есть мнение, что айтишники — продвинутые люди, но я бы не сказала, что IT-компании самые прогрессивные в области гендерного равноправия. Мы стремимся к этому, но по факту IT — это довольно маскулинный мир. Он, конечно, меняется, но не быстрее всех на свете. Здесь много сильных мужчин — управленцев и технарей», — говорит Анна Артамонова, вице-президент по экосистемным продуктам Mail.ru Group. 

По данным за 2019 год, например, в Mail.ru Group среди работников 36% женщин. В Google — 31,6%. По мнению Анны Артамоновой, их могло быть больше, если бы не давление общества и социальный конструкт, определяющий, что женщине можно и чего нельзя, что женщина должна и не должна делать, еще в школе, в период выбора профессии. 

У Надежды Бланкет есть своя теория интеграции детей и семьи, личных отношений женщины с бизнесом: «Работа в любой компании — в первую очередь работа с людьми. Люди не роботы, к ним нужен человеческий подход. А женщин как раз природа сполна одарила качествами, необходимыми для создания эффективной компании: интуицией, эмоциональным интеллектом, работоспособностью и мотивированностью». Женское лидерство в IT не за горами, уверены героини этой подборки. Только «нужно бежать очень быстро, чтобы просто оставаться на месте, а если вы хотите попасть куда-то, то нужно бежать еще быстрее», — говорит Анна Артамонова.

Forbes Woman рассказывает несколько историй женщин в топ-менеджменте крупных российских компаний, а также IT-предпринимательниц и владелиц своего бизнеса в интернете, которые на своем примере доказывают, что технологии действительно меняют гендерный баланс в бизнесе. 

Анна Артамонова, 

вице-президент по экосистемным продуктам Mail.ru Group

Выпускница Института журналистики и литературного творчества Анна Артамонова в 25 лет пришла в Mail.ru Group на должность директора по маркетингу и PR. Тогда, в 2003 году, в компании работало 60 человек, список телефонных номеров сотрудников умещался на одном листе А4, висевшем при входе в офис. «На работу меня пригласил технический директор компании Виктор Лавренко. Мы познакомились в Сочи на РИФе, одной из первых российских конференций, посвященных интернету. Лавренко спросил: «Как ты видишь свою карьеру в горизонте трех-пяти лет?» Я ответила: «Буду топ-менеджером». Уже через несколько дней меня пригласили на собеседование. Так я стала директором по маркетингу Mail.ru. В моем подчинении оказались два сотрудника и один дизайнер. Зато зарплату мне дали в два раза больше, чем на прежнем месте», — вспоминает Анна. С тех пор в Mail.ru Group она оставалась либо единственной, либо одной из двух женщин топ-менеджеров.

Первые несколько лет ушли на создание репутации: «Были, конечно, попытки со стороны коллег-мужчин показать мне, что я неопытная и много на себя беру. Айтишники не были готовы принять, что я могу им что-то диктовать, поскольку я не программист, не айтишник и к тому же женщина. Но свой авторитет я заслужила». Анна вспоминает, как в начале 2000-х будущие партнеры, чтобы заполучить важный контракт, пригласили команду ведущих менеджеров Mail.ru Group в стриптиз-клуб. Среди приглашенных была и она: «Конечно, я вроде как свой пацан, но в этом месте чувствовала себя некомфортно, хотя технически это было безопасно для меня», — вспоминает Артамонова, ставшая в итоге вице-президентом по экосистемным продуктам Mail.ru. 

Опыт Анны показывает: недоверие, недопонимание, возникающее по гендерным причинам по мере продвижения женщины по карьерной лестнице, — непременная дань системе рабочих и социальных отношений, в которой нет места женщине-руководителю. Например, не предусмотрена ситуация, чтобы топ-менеджер забеременел и ушел в декретный отпуск. «Положенное по закону пособие по беременности и родам не идет ни в какое сравнение с зарплатой топ-менеджера. Поэтому защищай свои интересы сама. Проработав в компании 12 лет, я лично обсуждала с генеральным директором размер своих декретных выплат и торговалась», — рассказывает Артамонова. 

Традиционная семейная жизнь успешной женщине дается гораздо большим трудом, чем мужчине. «Как живет топ-менеджер мужчина? «Я классный отец, обеспечивающий семейство, я молодец, я впахиваю с утра до ночи, а дома меня ждет классная любящая жена с тремя-четырьмя детьми, дом — полная чаша, дети бегают, но папе сильно не мешают». Как это выглядит в исполнении женщины? — рассуждает Артамонова. — Я работаю с утра до ночи, как и коллеги-мужчины, потом в 9–10 часов вечера отрываюсь от компьютера и переключаюсь в режим «плохая мать», потому что мало общаюсь со своим ребенком, не уделяю ему достаточно внимания, сама не готовлю еду, не отпускаю няню до позднего вечера. То есть у топ-менеджера женщины не возникает чувства удовлетворения. Если она женщина-добытчик, значит, плохая мать и жена. То не сходила на маникюр, то не подкачалась на фитнесе, то не развлекла ребенка. А с работы приходит с вытаращенными глазами, орет и «командует» и вообще «хватит так со мной разговаривать, я не твой подчиненный». 

Надежда Бланкет,

соучредитель и заместитель генерального директора Smart Technologies

Надежда Бланкет начала работать в 20 лет, оставив факультет технической кибернетики СПбГУ. За время своей карьеры Надежда родила троих детей. Ее первый декрет продлился месяц, после родов она вернулась к акционерам с новым предложением. Со вторым ребенком перерыв в работе получился еще короче: «Декретный и послеродовой отпуск составили три недели, как раз между намеченными переговорами». Зато она была первым и единственным миноритарным акционером компании женского пола. А на третий декрет, по рассказу Бланкет, у нее и вовсе не было времени: шел сложный транспортный проект. Нужно было инспектировать работы на площадках и выступать перед комиссией из 25 мужчин. 

«IT — это динамичный бизнес, — поясняет Надежда. — Здесь нет продвижения по службе исключительно за выслугу лет. В 24 года я пришла в крупнейший IT-холдинг. Испытала всякое: управляла коллективами, в которых было и сто, и пять человек, и выстраивала новый бизнес с разными KPI». 

В 35 лет Бланкет стала соучредителем и заместителем генерального директора Smart Technologies (компании, специализирующейся на комплексных и сервисных услугах в IT). Несколько лет подряд в свободное от основной работы время Надежда училась кулинарии у мировых шефов-кондитеров. На курсах она познакомилась с будущим партнером и решила открыть свой кондитерский бизнес. Так на свет появилось дело для души, кондитерская Blanket & Ko, которым занялись с упорством и упрямством, натренированным в IT. Концепцию кондитерской меняли трижды, а формат — четыре раза. Команда знакомых разработчиков создала онлайн-платформу с продажами, а заодно и консалтинг для других кондитерских. 

Юлия Бибикова, 

вице-президент по маркетингу Tech5

Прежде чем стать маркетологом, Юлия Бибикова несколько лет работала моделью в Японии. В возрасте 23 лет она вернулась в Москву, окончила Московский гуманитарный университет и устроилась маркетологом в хедхантерскую компанию Adecco, а затем откликнулась на вакансию в сфере биометрических технологий и перешла в западную компанию.

Они росли вместе — новая индустрия биометрии и профессиональные навыки Бибиковой. По словам Юлии, за семь лет в процентном соотношении ее зарплата увеличилась в 10 раз, и из ассистента отдела она превратилась в вице-президента международной компании. 

Как ни парадоксально, молодость и красота только мешали ей на карьерном пути. «Когда я стала директором по маркетингу, мне не было и 30 лет, а выглядела я на 10 лет моложе. Картинка не сходилась: мое лицо не соответствовало стереотипам о моей должности,  — рассказывает Бибикова. — На одной из крупных международных конференций в Нью-Йорке у меня брал интервью TechCrunch, интернет-издание о новых технологиях. Я рассказывала, как работает наше приложение, в чем его особенности и технологии, зачем оно нужно рынку, — и ловила на себе изумленные взгляды, журналисты смотрели на меня с большим удивлением». 

У Бибиковой свой взгляд на гендерное равноправие в IT: «Если ты действительно хороший специалист с уникальными возможностями, тебе могут не просто платить в рынке, но и выше. Зарплата не зависит от того, женщина ты или мужчина. Секрет успеха прост: нужно очень любить свою работу и свою сферу, в моем случае IT». 

Татьяна Белашова,

шеф-кондитер и сооснователь кондитерской Kosmos Kitchen

В 2014 году Татьяна Белашова, студентка второго курса истфака МГУ, завела блог с рецептами: «Я была подписана на одну девочку, которая пекла тортики на продажу. А мой молодой человек Саша предложил мне продавать десерты во «ВКонтакте». Так внезапно обнаружилось, что мне нравится готовить». Первыми заказчицами Татьяны стали ее однокурсницы. А через год некий автосалон сделал заказ для корпоратива на 45 000 рублей, чем немало смутил Белашову. Тогда она впервые задумалась о своем кондитерском хобби как о бизнесе.

Затем в канун Нового года пришла мысль испечь расписные пряники: «Популярный фитнес-блогер за 9000 рублей сделала пост о наших пряниках в «Инстаграме». Так за полтора дня после публикации мы с Сашей набрали заказов больше, чем я физически могла приготовить. И это в разгар зимней сессии. В общем, 10 дней до Нового года я провела на кухне общежития, спала буквально по часу в день», — рассказывает Татьяна Белашова. 

Сессию студентке Белашовой пришлось пересдавать. Зато она заработала 200 000 рублей. После окончания университета Татьяна и Александр оказались перед выбором: искать работу по профилю или развивать свою кондитерскую как основное дело. Выбрали кондитерскую: стартовый капитал им предоставила мать Татьяны, взяв кредит в банке, а они добавили деньги, подаренные к свадьбе. Татьяна стала готовить, вести «Инстаграм», принимать заказы, а Александр — доставлять, фотографировать и делать закупки. Работали каждый день без выходных. 

Спустя 4,5 года после истории с новогодними пряниками выручка компании Белашовых Kosmos Kitchen выросла в 10–12 раз и сегодня составляет около 2,5 млн рублей. Увеличились и расходы: аренда цеха, точка продаж на Маросейке и 13 человек команды. По законам развития кондитерского бизнеса в Москве пришлось открывать свой магазинчик: «В сознании работает устойчивая ассоциация: если есть офлайн-продажа, хотя бы маленькое окошко, значит, дело идет хорошо, а если продажи только онлайн, это несерьезно, — рассказывает Татьяна Белашова. — Например, если мы сейчас закроем точку и начнем развивать десерты только на заказ, то в глазах клиентов это будет выглядеть как откат назад. Хотя отношение офлайна к онлайну в нашей выручке — 1 к 4». 

«Поначалу мы интуитивно развивали бренд в моем аккаунте в «Инстаграме». Затем появился отдельный профиль кондитерской. В социальных сетях все быстро меняется. Например, пару лет назад от моего профиля отписалось 5% аудитории, когда я вместо фотографии торта выложила свой портрет. Сейчас наоборот: всем интересны люди, исключительно на тортики никто подписываться не будет», — объясняет Татьяна. По словам Белашовой, она первой придумала декоры десертов, которые потом стали широко использовать другие кондитеры, например, горочки шоколадных сладостей и ободки из ягод. Источником фантазии служили американские, корейские и новозеландские кондитерские журналы. Сейчас профиль Белашовой имеет 35 000 подписчиков, у кондитерской Kosmos Kitchen их 18 000. 

Самым трудным для предпринимательницы оказалось делегирование полномочий. Например, Татьяна боялась, что никто не сможет так украшать десерты, как она, и это мешало ей сосредоточиться на развитии кондитерской. Сейчас Татьяна мыслит по-другому: «Многие проблемы, которые отпугивают новичков и не дают им открыть собственное дело, могут решить специалисты. Если у тебя есть деньги, ты наймешь людей, которые все это сделают. А деньги есть, если есть заказы. Для этого нужно правильно вести «Инстаграм» — только так можно удержаться на плаву». 

Александра Казило и Наталья Перельдик, 

создательницы приложения Funexpected Math

Александра и Наталья вместе учились в московской математической 57-й школе, обе поступили на мехмат МГУ. После окончания университета Александра стала дизайнером в BBDO, а Наталья — трейдером в «ВТБ Капитал». 

В 2017 году подруги встретились в кафе, чтобы поболтать. В тот момент им было по 36 лет, у обеих подрастали дети, и они впервые взглянули на математику с родительско-педагогической точки зрения. Как выяснилось за разговором, обе они искали обучающее приложение для дошкольников и не могли найти такого, которое бы их полностью устроило. Поэтому решили сами создать обучающее креативное приложение для детей от трех до семи лет. 

В IT и Александра, и Наталья были новичками. Но цифры роста рынка онлайн-образования и высокий запрос на обучение точным наукам подстегивал их любопытство. И они втянулись в авантюру. Через полтора года после разговора в кафе в App Store появилось созданное Казило и Перельдик приложение Funexpected Math (в проект было инвестировано $150 000 личных средств). Сейчас над приложением работают 20 человек, а пользуются им 165 000 человек из 175 стран мира. Лидируют китайские родители: более половины скачиваний происходит в Китае. Сейчас стартап покрывает половину своих расходов, а к началу 2021 года планирует выйти на полную окупаемость. 

В первый же год продаж Funexpected Math получил две международные премии в области дизайна и одну образовательную (EdTech Breakthrough Award) и вошел в топ рекомендуемых App  Store приложений во многих странах. 

«Наверное, если бы проект делали более опытные люди, это было бы быстрее и дешевле. Вначале мы сотрудничали со студией. Но сложно работать, когда экспериментируешь по ходу дела и нет четкого ТЗ. В общем, довольно быстро мы поняли, что нам нужны свои разработчики, и наняли аниматора и программиста, вокруг которых выстроилась наша команда», — вспоминает Александра Казило. 

Главное, что знали одноклассницы, запуская свой стартап: их проект должен быть коммерчески успешным на международном рынке. Но, как выяснилось, у родителей на Востоке и Западе разные подходы к обучению математике. Сейчас Александра и Наталья решают вопрос, как угодить всем и сразу. 

«Мы не просто работаем на оба рынка, — рассказывает Александра Казило. — Мы ищем индивидуальный подход к каждому ребенку. Кому-то легче дается геометрия, кому-то логика, кто-то любит считать. Даже то, активно ли ползал ребенок в младенчестве, влияет на формирование познавательного интереса». Своей исследовательской добросовестностью стартап привлек внимание доктора Джо Ван Хервеген и ее лаборатории в Университетском колледже Лондона. Так Funexpected Math стал участником трехлетней лабораторной программы. «В традиционном образовании внедрять актуальные теории — дело долгое и муторное, а в приложении это делается быстро», — объясняет Александра интерес британских ученых. 

Совместно с Дором Абрахамсоном, профессором когнитивных наук Калифорнийского университета в Беркли, Funexpected Math недавно выпустил игру, основанную на лабораторных результатах изучения ощущения пропорций, когда ученик с помощью движений рук пытается прочувствовать конструкцию. 

По мнению основательниц стартапа, при всех амбициозных целях их бизнес ни за что бы не начал развиваться так стремительно, если бы не их собственные дети и материнский опыт. «Мой сын постоянно советует: «Слушай, мам, я тут такую игру классную для вас придумал. Там должен быть робот обязательно, и вот он едет!» В общем, наши дети полностью включены в наш бизнес», — рассказывает Александра Казило.