Made in Scotland: как открыть собственный завод, если никто не хочет с тобой работать

Фото startupdrinkslab.com
Фото startupdrinkslab.com
Когда Ханна Фишер не смогла найти подрядчика для того, чтобы разливать томатный сок собственного производства для «Кровавой Мэри», она сама построила фабрику для производства бутылок. Ей первой пришла в голову идея использовать при производстве сока торфяной дым — как это делают с виски. Она сумела в пандемию масштабировать бизнес, только что родив первого ребенка. Рассказываем, как у нее это получилось

Проработав 15 лет в отделах маркетинга крупнейших мировых брендов напитков и алкоголя, предпринимательница из Глазго Ханна Фишер поняла, что готова начать выпускать собственный продукт. Проблема была только в одном: никто в Шотландии не соглашался разливать его по бутылкам. Этим летом, после череды невероятно удачных встреч и нескольких лет упорной работы, Фишер не только вывела свой продукт на рынок (посреди пандемии и спустя несколько месяцев после рождения первого ребенка), но и построила фабрику для его производства. Сегодня она является идейной вдохновительницей Tongue in Peat и соосновательницей The Start-Up Drinks Lab — самого быстрорастущего инновационного производителя напитков в Великобритании.

Торф, «Кровавая Мэри» и преодоление непреодолимого

В первые годы существования компании барьеры для входа на рынок казались почти непреодолимыми, однако она не сдавалась и создала нечто гораздо более масштабное и значительное, чем она представляла себе изначально. Впервые идея использовать торфяной дым (торф — природное топливо, которое добывают в Шотландии и часто используют для изменения вкуса торфяных шотландских сортов виски) для улучшения вкуса томатного сока пришла к ней в 2015 году. Это была бы идеальная основа для «Кровавой Мэри», но никто не попытался так сделать. Менее чем год спустя она уже тестировала продукты местных фермеров и поставщиков торфа, а летом 2016 года завершила работу над рецептом. Казалось, все идет по плану, пока не настало время для встреч с представителями разливочных заводов. Никто в Британии не хотел обрабатывать маленькие партии крафтового продукта с двумя сложными ингредиентами. С томатным соком тяжело работать, говорили они. Торф закоптит оборудование. Заказ слишком маленький. Мы не будем этим заниматься, и удачи в поиске кого-то, кто будет.

Ханна Фишер и Крейг Стракан
Ханна Фишер и Крейг Стракан

Фишер не хотела переносить производство за пределы Шотландии, ставить под угрозу качество продукта или терять мощный маркетинговый инструмент — знак «Сделано в Шотландии». В тот момент она уже оставила работу в маркетинге алкогольных напитков, и пути назад не было: ей нужно было найти способ выпустить Tongue in Peat на рынок. И здесь в истории появляется Крейг Стракан, ставший предпринимателем бухгалтер, с которым она случайно познакомилась через шотландский бизнес-инкубатор Entrepreneurial Spark. Стракан тоже хотел продавать свой крафтовый напиток и столкнулся с теми же сложностями, что и Фишер, когда дело коснулось разливания по бутылкам и дистрибуции. Вместе они нашли на рынке нишу, которую могли бы занять. Крейг обладал опытом в сфере финансов и операционной деятельности, а Ханна отвечала за маркетинг и инновации, и им удалось найти решение, которое не просто помогало им обоим, но и потенциально могло повлиять на всех малых производителей крафтовых напитков в Великобритании.

Объединив усилия, они узнали о конкурсе предпринимателей, который спонсировало правительство Шотландии, и быстро составили бизнес-план для участия. Организаторы конкурса искали именно шотландские компании, которые совместно работали бы над решением какой-либо проблемы, и, к своему удивлению, Стракан и Фишер победили. В результате они получили финансирование в размере £60 000, с помощью которого запустили свой новый кооператив-консорциум, а также доступ к наставникам, рекомендациям и потенциальным инвесторам. В 2017 году они вместе основали The Start-Up Drinks Lab: их цель заключалась в том, чтобы создать агентство и завод, которые бы могли производить широкий ассортимент крафтовых напитков, как алкогольных, так и безалкогольных (это быстрорастущий рынок). Их оборудование позволяло бы справиться практически с любым ингредиентом. На это потребовалось бы время, но Фишер смогла воплотить свою идею торфяного томатного сока на фабрике, которую она же помогла спроектировать и построить.

Первый завод и правильное партнерство

В 2018 году The Lab открыла разливочный завод и инновационный центр в Порт-Глазго и быстро стала известна как единственное агентство полного цикла и производитель, который может выпустить продукт в продажу всего за 90 дней. Они разрабатывают рецепты, ищут поставщиков ингредиентов, выпускают пробные партии и проводят тестирование, разрабатывают бренды и управляют проектами для частных клиентов, стартапов и ведущих компаний. Теперь некоторые из крупнейших в мире брендов напитков передают работу над инновациями и исследованиями напрямую The Lab: для Фишер круг замкнулся. В 2019 году их признали Лучшим производителем еды и напитков года на престижной церемонии Made In Scotland.

И Стракан, и Фишер говорили мне, как им повезло найти делового партнера, который имеет дополняющие, но другие навыки. Разумеется, они оба хорошо разбираются в бизнесе, однако Ханна умеет развивать бренд и рисковать, тогда как Крейг отвечает за финансовое планирование и осмотрителен в управлении компанией. Они говорят, что этот баланс в сочетании с энтузиазмом по поводу их общей идеи стал залогом их успеха. Стракан рассказал мне, что больше всего гордится тем, что всего за два года они построили устойчивый и самодостаточный бизнес. Очевидно, что их сотрудничество возможно благодаря взаимному уважению и упорству обоих партнеров.

Основатели так успешно масштабировали бизнес, что после пяти лет развития компании Фишер наконец смогла стать своим же клиентом и начать производство Tongue in Peat в начале 2020 года. Затем началась пандемия, которая превратилась в новое препятствие. Разливать напиток по бутылкам и рассылать партии в одночасье стало сложнее (и затратнее по времени). Кроме того, на первой неделе карантина Фишер родила первого ребенка, что заставило ее иначе взглянуть на свою жизнь и работу. Некоторые считали это безумием, однако она продолжала двигаться к своей цели — выпустить Tongue in Peat этим летом: невзирая на пандемию, материнство и все прочее.

M HARVEY
M HARVEY

В августе мы с ней познакомились благодаря доставке Tongue in Peat и рукописной записке от Ханны. Мой отец увидел рекламу продукта на сайте о виски и спонтанно решил отправить его мне (спасибо, папа). Я всегда рада сюрпризам из Шотландии! Мне очень понравился продукт и личный подход (не стоит недооценивать силу рукописной записки), и я сразу же стала выяснять его историю. Несколько недель спустя я беседовала с Ханной по телефону и обсуждала предпринимательство, материнство, виски и ее путь к созданию лаборатории. Я приготовила невероятную «Кровавую Мэри» и нашла нового друга. Всего через несколько месяцев после выхода на рынок Фишер уже получила престижную премию Great Taste за Tongue in Peat и теперь стремится к новым вершинам.

COVID-19 продолжает влиять на наш мир на микро- и макроуровнях, однако прогресс и бизнес не остановить. Я не знаю никого, кому бы не пришлось радикально изменить свою жизнь или работу и приспособиться к новым условиям. Упорство и терпение Фишер, а также ее настойчивость в достижении цели напоминают мне, что все стоящие начинания требуют времени, и вы все еще можете преуспеть, даже если мир погружен в хаос (или закрыт на карантин). Путь может быть дольше, вы можете двигаться не в том направлении, в котором планировали, но было бы желание, а решение найдется. Если пандемия заставила вас отложить свои планы, вы не одиноки, но, как показывает пример Ханны Фишер, если вы не сдаетесь, все становится возможным.

Перевод Натальи Балабанцевой