«В детстве никто не рассказывает девочкам, что они могут в будущем стать шоферами»: как женщины выходят на рынок такси

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Несмотря на то что многие женщины любят водить, профессиональными шоферами становятся единицы. Так, в сервисе такси Gett всего 4% исполнителей — женщины. Изменить ситуацию на рынке пытаются службы, которые нанимают на работу только девушек. Какие проблемы пытаются решить эти компании и что препятствует их развитию?

Такси для девчат

Зарине 43 года. Она живет в Грозном. Больше 20 лет назад ее муж пропал без вести, и с тех пор она обеспечивает себя самостоятельно. Большую часть жизни Зарина работала «челноком» — перепродавала товары из Китая. А полтора года назад решила сменить профессию и стать водителем в службе такси «Мехкари» («девчата» — в переводе с чеченского). В Чеченской Республике это первый сервис, где работают исключительно женщины-шоферы. «У меня 21-летний стаж вождения, я люблю управлять машиной и подумала, что так я, наконец, смогу зарабатывать на хобби», — объяснила она выбор специальности. 

Службу запустила в 2019 году другая жительница республики, Мадина Цакаева. До открытия своего дела Цакаева успела поработать в компании, которая разрабатывала программы по автоматизации магазинов и ресторанов, а также менеджером по закупкам у регионального дистрибьютора бытовой химии. К запуску сервиса такси женщину подтолкнули истории знакомых. «Многим жительницам республики мужья запрещают садиться в такси с посторонним мужчиной, и даже не из религиозных соображений (женщина не может оставаться наедине с мужчинами, согласно исламской традиции. — Forbes Women), а из ревности. Одна моя подруга за 15 лет брака ни разу не воспользовалась такси. Ей приходилось откладывать дела и ждать, пока муж освободится и сможет довезти ее до нужного места — магазина, салона или бассейна», — рассказывает предпринимательница. 

На запуск сервиса ушло полгода. Столько времени потребовалось, чтобы изучить рынок, подготовить бизнес-план, разработать сайт и приложение, а также найти водителей. Последнее оказалось самой сложной задачей, признается Цакаева. «Шофер должен не только хорошо управлять машиной, но и быть эмоционально готов к тому, что пассажир может сесть в машину в любом настроении», — объясняет она. Чтобы отсеять неподходящих кандидатов, она рассылала желающим психологические тесты. Запрашивала также медицинские справки, справки о несудимости и отзывы предыдущих работодателей. По итогу из 49 заявок на работу предпринимательница взяла семь человек. 

Мадина Цакаева не уточняет размер стартового капитала. Но, по ее подсчетам, за полтора года она вложила в проект около 9 млн рублей. Средства покрыли расходы на аренду офиса, зарплаты команды, услуги IT-специалистов, брендирование, покупку компьютерной техники, а также семи автомобилей. 2 млн рублей женщина взяла из семейного бюджета. Остальное предоставил «Фонд имени Шейха Зайеда» по поддержке предпринимательства и инноваций (совместная инициатива правительства Чеченской Республики и инвестиционной организации ОАЭ «Фонд Халифа»). 

Пока сервис работает только в Грозном, но клиенты часто просят выехать за город или довезти до моря. «На днях нашего водителя забронировали на сутки: женщина оплатила поездки туда-обратно, ожидание, предоставила водителю место для ночевки», — рассказала Мадина. В среднем водители совершают по десять поездок в день. В планах у предпринимательницы — увеличить парк машин, а также расширить зону покрытия сервиса. Но пока это невозможно: из-за пандемии коронавируса женщина не может выехать за пределы региона, чтобы изучить местные рынки и конкурентов. 

Неженское дело

Сервисы женского такси существуют во многих странах. В 2015 году службу Pink Taxi запустила каирская предпринимательница Рим Фаузи. В Индии с 2008 года работает компания Sakha Consulting Wings. Она обучает вождению женщин из маргинальных групп населения и предоставляет им работу в такси. С момента основания сервис помог более 850 женщинам получить профессию шофера, пишет Bloomberg.

В марте прошлого года женское такси DriveHER запустила жительница Торонто и основательница благотворительной организации Power To Girls (предоставляет менторов молодым девушкам) Аиша Аддо. Она задумала проект в 2016 году, когда поняла, что многие из ее окружения сталкивались с харассментом со стороны таксистов. В прошлом декабре Uber (разработчик приложения для поиска, вызова и оплаты такси или частных водителей и доставки еды) опубликовала отчет, согласно которому в США в 2017-2018 годы компания получила 5981 сообщение о сексуальных домогательствах и 464 — об изнасиловании. 

«Конечно, проблему насилия  можно было бы решить, улучшив процесс отбора водителей в традиционные сервисы. И мы не утверждаем, что наша инициатива сможет раз и навсегда искоренить харассмент. Но мы, по крайней мере, предложили альтернативу — дали женщинам возможность выбирать, с кем ехать», — рассказала Аиша Forbes Woman. Аддо обращает внимание на то, что в традиционных сервисах такси мало девушек. Например, в Gett всего 4% водителей — женщины, сообщает Bloomberg. В «Яндекс.Go» число женщин-водителей растет, но все равно остается низким: сегодня они представляют 4% от общего числа шоферов (в январе 2018 года доля составляла 2,8%). 

Предпринимательница объясняет дефицит женщин в такси установками родителей: «В детстве никто не рассказывает девочкам, что они могут в будущем стать шоферами. Эту профессию обычно представляют как мужскую», — пояснила Аддо. Мадина Цакаева из сервиса «Мехкари» полагает, что владельцам автомобильных сервисов легче нанимать мужчин, так как на сегодня те больше подготовлены к профессии: «Мужчины могут не только водить машину, но и шину поменять в случае необходимости. Редкая женщина знает, как это сделать».

В то же время многие женщины любят водить автомобиль, а работа в такси дает им возможность подстроить рабочее расписание под график детей, считают предпринимательницы. «У меня есть маленький ребенок, который только пошел в первый класс и требует много времени и внимания», — рассказывает жительница Самары Ирина. Она начала водить такси полтора года назад, когда обновила автомобиль. Заработная плата менеджера по закупкам позволяла выплачивать кредит за машину. Но на непредвиденные траты денег не оставалось, поэтому женщина решилась на подработку. «В такси же я не привязана к графику: могу брать заказы с утра, перед основной работой, могу после или в выходные. Какую-либо другую работу с офисом и ребенком я бы совмещать не смогла», — делится Ирина. 

Чтобы стать таксистом, она оформила ИП и подключилась к сервису «Яндекс.Go»«», где уже работали ее знакомые. По словам водителя, самым сложным оказалось в первый раз нажать на кнопку в приложении и выйти на линию. «Новое всегда пугает, — пояснила Ирина. — Я до сих пор помню первого пассажира: откуда я его забирала, куда везла и как у меня всю поездку потели ладони!» Она также опасалась ситуации, когда берет заказ, приезжает на место, а клиент отказывается ехать, потому что за рулем — женщина. «Сейчас я понимаю, что страх был неоправданный. Пассажиры даже больше любят девушек за мягкий, плавный стиль вождения», — добавила она. Это подтверждает и статистика «Яндекс.Go». По данным сервиса, женщины на 5% чаще получают положительные отзывы после поездок, чем мужчины. 

Основательница DriveHER Аддо рассказывает, что водителей ее службы, помимо пола, объединяет желание помогать другим женщинам. Они также чувствуют себя комфортнее, чем в традиционных сервисах. Опрос, проведенный Европейской федерацией работников транспорта (European Transport Workers’ Federation) в 2017 году, показал, что с насилием сталкиваются не только клиентки, но и водители-женщины: 49% респондентов рассказали о насилии со стороны пассажиров-мужчин, 22% — со стороны коллег, 17% — менеджеров и супервайзеров. 

Финансовые трудности

Как пишет Bloomberg, пандемия замедлила рост сервисов женских такси. Число заказов упало из-за того, что люди стали реже выходить из дома. С рынка ушел, например, бразильский стартап Femitaxi. Работу приостановила и служба DriveHER. Основательница компании Аиша Аддо рассказала, что к январю 2020 года сервис так и не вышел на самоокупаемость, несмотря на высокий спрос, а дополнительное финансирование привлечь пока не удалось. Предпринимательница не раскрывает точные цифры, но отмечает, что на рынке такси много конкурентов, поэтому развитие и продвижение подобного бизнеса требует больших затрат. Аддо планировала усовершенствовать финансовую модель и перезапустить службу весной, но из-за коронавируса отложила планы на неопределенный срок. 

Предпринимательница отметила, что сложности в поиске финансирования были еще на этапе разработки проекта. «На старте я взяла часть средств из своих накоплений, деньги также предоставили бизнес-ангелы, поверившие в наш сервис. Но привлечь средства из инвестиционных фондов было сложно. Одна из возможных причин в том, что проект создавался специально для женщин. И не все инвесторы готовы вкладываться в такие стартапы», — рассказала Аиша. Это показывают и исследования: согласно докладу Канадского правительства и Банка Монреаля (Bank of Montreal) 2018 года, женщины привлекают меньше финансирования, чем мужчины, хотя руководят половиной стартапов в стране. В США только 3% венчурных инвестиций достаются компаниям, которыми управляют исключительно женщины. 

«Такая ситуация характерна для всего мира, в том числе России. Мужчины менее охотно вкладываются в бизнес, основанный женщинами, потому что не считают его чем-то серьезным и прибыльным. Понимая это, часть предпринимательниц запускает бизнес в тех сферах, куда мужчины идут редко и куда нужно меньше вкладываться — в сервисы, социальные проекты», — отметила консультант по этике бизнеса и корпоративному управлению Полина Кальницкая. Хотя бывают и исключения, как сервис «Мехкари» или бразильский стартап Lady Driver, который в этом году привлек $2,5 млн (больше 192,5 млн рублей). 

Полина Кальницкая полагает, что изменить ситуацию на рынке могут объединения женщин-инвесторов, которые бы вкладывались в женский бизнес. Традиционным службам такси также необходимо привлекать больше девушек в профессию. Это, в свою очередь, позволит увеличить доходы сервисов — согласно опросам Международной финансовой корпорации (IFC), 17% клиенток совершали бы в 7,6 раз больше поездок в месяц, если бы на вызов приезжали женщины.