Первый раз в «высший класс»: как устроена система британского образования в России

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Стоимость года обучения в элитной начальной школе, работающей по британским или международным образовательным стандартам, начинается от €16 000. Родители ожидают, что за эти деньги ребенок будет учиться у носителей языка и к пяти годам чуть ли не писать сочинения. Так ли это на самом деле? Член Британской ассоциации раннего образования и владелица частного детского сада Холли Робертс рассказывает, сложно ли попасть в «британскую» школу, как проверить качество преподавания и каких результатов ожидать

В 2005 году у состоятельных родителей в Москве выбор был всего из двух «элитных» международных учебных заведений, которые предоставляли образовательные услуги дошкольного и полного общего образования: The Anglo-American School of Moscow (AAS) и The British International School (BIS). За последующие пять лет к ним добавились International School of Moscow (ISM), English International School of Moscow (EIS) и Atlantic International School (ныне Cambridge International School, CIS). Сегодня количество мест для учеников выросло еще больше — открылись новые заведения, некоторые школы запустили дополнительные кампусы.

В Москве работают учебные заведения как с иностранными, так и с российскими собственниками. Стоимость учебного года для двухлетнего ребенка начинается от €16 000. В некоторых учебных заведениях в стоимость уже включено питание ученика, а где-то за него нужно дополнительно заплатить более €1000 в год. Все поступающие дети обычно проходят платное вступительное собеседование. В зависимости от возраста ребенка и образовательного учреждения, при поступлении необходимо будет произвести единоразовый платеж в размере до $10 000.

Системы и рейтинги

В Великобритании родителям легко сравнить качество образования в различных учебных заведениях. Достаточно посмотреть на рейтинг независимого регулятора Ofsted (Управления по стандартам в сфере образования). Топовые образовательные организации в нем относятся к категории «outstanding». В России независимая оценка качества образовательных услуг до сих пор отсутствует. 

Некоторые школы работают по программе международного бакалавриата (IB). Аккредитация подразумевает, что школа учит по программам IB, разработанным для разных возрастных групп, определенным образом организует учебный процесс и берет на себя обязательство поддерживать профессиональное развитие педагогов. Аккредитация действует пять лет, затем ее необходимо подтверждать. 

На сайтах других международных учебных заведений можно встретить информацию о том, что они имеют аккредитацию Совета международных школ (Council of International Schools (CIS)) или Совета британских международных школ (Council of British International Schools (COBIS)). Это своеобразный аналог лицензии, которой независимая экспертная организация подтверждает, что в школе соблюдаются избранные ею образовательные стандарты. Родители также могут затребовать отчет о проверке учебного заведения CIS или COBIS. 

Программы раннего развития

Чаще всего дошкольные отделения международных школы в Москве работают по английской программе раннего развития Early Years Foundation Stage (EYFS), разработанной для детей от 0 до 5 лет. В ней прописаны минимальные образовательные результаты: детально зафиксировано, какими навыками и знаниями должен обладать ребенок в том или ином возрасте — например, к пяти годам дети должны писать полные предложения на родном языке, знать сложение и вычитание, уметь определять время. К шести годам, когда дети заканчивают первый год обучения по программе Primary curriculum, они должны самостоятельно писать небольшие сочинения на заданную тему и считать до ста. Программа предполагает обучение через игру, что делает образовательный процесс органичным и увлекательным для ребенка. Если все организовано правильно, дети легко усваивают большие объемы учебного материала и незаметно для себя узнают много нового. У педагога, работающего с группой детей этого возраста, должна быть британская квалификация PGCE. 

Международный бакалавриат предлагает программу Primary Years Programme (PYP), рассчитанную на детей 3-12 лет. Среди ее принципов — междисциплинарность, ориентация на исследовательскую деятельность и поощрение академической самостоятельности. Успехи учеников оцениваются по десяти параметрам, которые соответствуют качествам разносторонне развитой личности — от собственно знаний до способности критически мыслить и коммуникативным навыкам.

Не полный аналог

Для некоторых родителей основная цель — дать ребенку хорошее образование и английский язык. Раннее изучение второго языка при этом не только дает дополнительные коммуникативные способности ребенку, но и, по данным исследований, расширяет его когнитивные возможности. Например, Эллен Бялысток, когнитивный психолог из университета Йорка, отмечает: «Двуязычные индивиды постоянно опережают своих одноязычных коллег в решении задач, включающих когнитивный контроль».

Исторически британские школы в России старались быть полным аналогом учебных заведений у себя на родине: предлагали и ту же внутреннюю структуру, и ту же образовательную программу, а педагогами в большинстве таких организаций были носители языка с образованием, позволяющим преподавать ученикам аналогичной возрастной группы в Великобритании. 

Но число международных учебных заведений росло, а Россия не является популярным местом работы у носителей языка, да еще и конкурирует за таких специалистов с Ближним Востоком и Китаем. Эта тенденция ведет к тому, что в учебных заведениях уровня high class иногда работают специалисты, для которых английский язык не является родным. 

Помимо вышеназванных «элитных» образовательных учреждений в Москве появился целый сегмент того, что в Британии называется «cottage industry»: «английские детские сады», «английские детские клубы/центры», «британские академии» и прочее, что является лишь некой имитацией международных школ. Обычно при открытии таких заведений нанимаются носители языка, не обладающие необходимыми для преподавания по британской или международной образовательной программе компетенциями и квалификациями. Чаще всего они имеют сертификаты CELTA или TEFL, которые можно получить за 30 дней и онлайн. Их наличие подтверждает лишь уровень владения языком и возможность преподавать его взрослым. Эти сертификаты сами по себе не указывают на то, что их обладатель достаточно квалифицирован, чтобы обучать дошкольников или преподавать предметы из школьной программы на английском.

Есть ли конкуренция?

Может сложиться впечатление, что «элитным» образовательным учреждениям нет нужды бороться за ученика: наоборот, родителям и ребенку нужно постараться, чтобы его приняли учиться. Раньше у международных школ были официальные «листы ожидания»: родители платили вступительные взносы и записывали своих детей в очередь. Кроме того, предполагалось, что у кандидатов уже будут минимальные академические знания и навыки, которые они продемонстрируют на входном тесте. Однако с увеличением числа мест в международных школах увеличилась и конкуренция за учеников. За детей из семей с высоким достатком также борются открывшиеся в последнее различные российские образовательные проекты, где преподавание частично ведется на английском языке. 

Если раньше учебные заведения стремились регулировать соотношение числа российских и иностранных детей в классах. Сейчас международные школы стали гораздо более доступными для российских семей. Единственная организация, которая не отказалась от правила национальных квот, — AAS: доля российских учеников не может превышать 15% от численного состава каждого класса. В уставе школы закреплены 7 категорий в порядке приоритетности зачисления. 

С наступлением эпохи коронавируса многим международным школам пришлось перейти на дистанционное обучение. Так как большинство этих учебных заведений используют лицензию на дополнительное, а не основное дошкольное образование, весной они закрылись одними из первых и открылись позже, чем муниципальные и иные детские сады с лицензией на дошкольное образование. Сейчас некоторые из них продолжают обучение в дистанционном или «гибридном» (50% учеников в классе, 50% — дистанционно) формате, а у родителей, заплативших по договору $20 000–30 000, это вызывает оправданные вопросы о соразмерности стоимости и формата предоставляемых услуг.

К тому же с началом локдауна многие иностранные учителя уехали домой и вернуться удалось далеко не всем. Британские педагоги получили возможность въехать обратно, а вот их американским, канадским, новозеландским, австралийским и южно-африканским коллегам повезло меньше. Неизвестно, когда для них откроются границы России. С переходом на дистанционное обучение обнаружилось, что от него страдают не только дети, но и сами педагоги: тяжело сидеть в чужой стране, имея возможность видеть своих родных только на экране ноутбука. Традиционно в декабре-январе педагоги-экспаты подтверждают свое намерение продолжить работать в своем учебном заведении в следующем учебном году и многие из них уже сейчас заявляют, что, скорее всего, в следующем учебном году они вернутся на родину к своим семьям.

Россия решила приостановить авиасообщение с Великобританией

Такая ситуация сформировала в международных школах своеобразный «кадровый голод»: до начала «дистанционки» оставшимся педагогам пришлось разрываться, заменяя своих выбывших коллег в классе. Часть школ была вынуждена закрыть некоторые свои кампусы. Другие учебные заведения уменьшили или отменили вступительные взносы для определенных возрастных групп. Растущая конкуренция за учеников в премиальном образовательном сегменте и общие последствия коронакризиса привели к снижению стоимости образовательных услуг.