Одна вокруг света: Робин Гуд Дикого Запада и кусочек родины в Вайоминге

Фото Ирины Сидоренко
Тот самый случай, когда одна сила порождает новую силу Фото Ирины Сидоренко
107-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты продолжается в США. Ирина увидит березовые рощи Гранд-Титона, ветряки в полях Айдахо, скаутский лагерь в заповедных лесах Юты и дом, в котором родился один из самых известных преступников Дикого Запада

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку на автомобиле в компании своей собаки Греты. За ее передвижениями в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина посетила национальный парк Йеллоустон, провела ночь в одиночестве среди хвойного леса и диких животных, встретила бизонов и прогулялась по Долине гейзеров.

Я решила проехать через национальный парк Гранд-Титон, спасаясь от непогоды. По прогнозам, в Йеллоустоне ожидался снег с дождем и минусовая температура. Я решила не мерзнуть в холодной ночи после сложного лечения хронического гайморита и не экспериментировать на скользкой дороге с летней резиной, и сбежать туда, где должно было быть теплее.

Гранд-Титон расположен к югу от Йеллоустона, оба парка примыкают друг к другу и вместе образуют одну из крупнейших экосистем — Большой Йеллоустон. Над Гранд-Титоном уже успели нависнуть облака, и рассмотреть его мне не удалось. Изредка проглядывало солнце, освещая долины кое-как и очень редко — отдельные части гор, покрытые снегом. Но дорога проходит так близко к самым высоким скалам, что я чувствовала кожей их гигантскую силу и мощь.

Над Гранд-Титоном уже успели нависнуть облака и рассмотреть его мне не удалось. Изредка проглядывало солнце, освещая долины и кое-как и очень редко — отдельные части гор, покрытые снегом
Над Гранд-Титоном уже успели нависнуть облака и рассмотреть его мне не удалось. Изредка проглядывало солнце, освещая долины и кое-как и очень редко — отдельные части гор, покрытые снегом

 

Надо сказать, что я радовалась как дитя, когда ехала через Гранд-Титон. Не знаю, что это — особая энергетика этих мест или подействовало мое выздоровление, — но мне хотелось танцевать от счастья. Когда сквозь дождевые облака и тучи прорвалось ослепительное солнце, я остановилась на обочине. Я слилась с музыкой горного ветра, подставляя недолгим, но все же теплым лучам солнца свои замерзшие щеки. Проезжающие мимо машины мне сигналили, из окон махали руками, приветствовали — это еще больше поднимало настроение.

 

Пейзажи меняются вместе с перепадами высот: зелень альпийских лугов, хвойные и смешанные леса — все это такое яркое и сочное, несмотря на то что пасмурно
Пейзажи меняются вместе с перепадами высот: зелень альпийских лугов, хвойные и смешанные леса — все это такое яркое и сочное, несмотря на то что пасмурно

 

Природа в Гранд-Титоне шикарная. Пейзажи меняются вместе с перепадами высот: зелень альпийских лугов, хвойные и смешанные леса — все это очень яркое и сочное, несмотря на пасмурную погоду. Глаз остановился на чем-то до боли знакомом. Белый ствол с характерными черными зазубринами. Береза. Да здесь целая роща! Я обнимала деревья и ревела в голос. Все-таки тоска по родным местам никуда не делась. Все, что дома кажется привычным и обыденным, вдали от родины становится чем-то необъяснимым, заставляет чувствовать связь со своими корнями. Эти березы на другом конце земного шара — передадут ли они по своим, только им известным каналам мои слезы тем, что растут у моего дома? И поймут ли те, родные, что это я изливаю свою тоску по родным местам? Простят ли длительную разлуку? Будут ли рады моему возвращению?

 

Березы. Все-таки тоска по родным местам никуда не делась
Березы. Все-таки тоска по родным местам никуда не делась

 

На двух перевалах снег и дождь все-таки меня застигли. Честно говоря, даже не знаю, что мне показалось страшнее — крутой подъем или крутой затяжной спуск. Уж насколько я чувствую себя на горных дорогах как рыба в воде, но здесь было не по себе. Скользкий асфальт, нервное напряжение водителей, которые не могут объехать меня на узкой дороге, плохая видимость из-за густого тумана — все это добавляло дискомфорта.

Но я наконец спустилась и оказалась в штате Айдахо, попав опять в жаркое лето. Здесь меня встретили бескрайние поля с сильными ветрами. Я задержалась у ветряков, простиравших свои огромные лопасти к ярко-синему небу. Тот самый случай, когда одна сила порождает другую. Круговорот силы в природе.

Я отогрелась под солнцем Айдахо и отправляюсь опять в горы, на этот раз в Юту, через заповедник Винта-Уошэтч-Кэш. Здесь сохранились участки первозданного леса, избежавшие современного облагораживания и обустройства для туристов. И ведут к ним не асфальтированные дороги, а грунтовые колеи.

Мы с Гретой побрели по одной такой, отдав себя воле случая и предоставив лесу возможность привести нас туда, куда ему вздумается. Привело нас в скаутский лагерь, что называется, с удобствами под кустом, что непривычно для американских заповедников.

 

В заповеднике Винта-Уошэтч-Кэш сохранились первозданные участки леса, избежавшие современного облагораживания и обустройства для туристов
В заповеднике Винта-Уошэтч-Кэш сохранились первозданные участки леса, избежавшие современного облагораживания и обустройства для туристов

 

Конечно, никаких скаутов не было и в помине. Были только следы их пребывания, скорее всего, прошлогоднего: остатки кострища на примятой поляне, грубо срубленные пеньки старых деревьев. Прямо представила, как они сидят у костра под звездным небом и поют свои скаутские песни. Я костер жечь не стала, достала свою заветную горелочку, сварила кофе и приготовила завтрак. У меня своя романтика.

 

Заповедник Винта-Уошэтч-Кэш
Заповедник Винта-Уошэтч-Кэш

 

В Юте на трассе 89 я свернула с дороги в поисках остановки и нашла неожиданный кусочек истории — дом, в котором родился знаменитый американский преступник Бутч Кэссиди. Ходят легенды, что грабитель банков и поездов, глава нашумевшей в свое время «Дикой банды» действовал из добрых побуждений, и за ним закрепилось имя «Робин Гуд Дикого Запада». Конечно, интересны сохранившиеся постройки и убранство в них не тем, что здесь родился Кэссиди, а тем, что можно посмотреть, как жили в этих местах люди в конце XIX века, какой у них был быт. Небольшой деревянный дом открыт для посетителей, но зайти можно не дальше порога. Заглянуть в прошлое и увидеть, как было обставлено жилище семьи мормонов-переселенцев из Англии, можно только через стекло. Во дворе сохранился амбар и сельскохозяйственные орудия той эпохи. И тихо здесь, как в деревне, конечно. Несмотря на то, что трасса совсем рядом.

 

Дом, в котором родился Бутч Кэссиди, «Робин Гуд Дикого Запада»
Дом, в котором родился Бутч Кэссиди, «Робин Гуд Дикого Запада»