К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Не только материальная помощь: как устроен приют для женщин с детьми

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Благотворительность во многом похожа на бизнес: нужно понять, кто ваша целевая аудитория, какую проблему вы помогаете ей решать, за счет чего растете и насколько эффективно работаете. Но есть и важные отличия — от психологии клиентов до невозможности оптимизировать некоторые процессы. Координатор проекта «Теплый дом» фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» рассказывает об этом на примере приюта для женщин, которым некуда выписываться с ребенком из роддома

В России около 2400 детей ежегодно оставляют в роддомах (1957 детей — в 2020 году, 2416 детей — в 2019 году, 2889 детей — в 2018 году). По опыту фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в 50-60% случаев женщины отказываются от ребенка из-за сложной жизненной ситуации — например, им негде жить и нет ресурсов, чтобы обеспечить ребенка. Если вовремя предложить этим женщинам помощь, есть шанс, что ребенок не окажется в детском доме.

Когда из роддома поступает сигнал об отказе от ребенка, к женщине приезжает психолог фонда, задача которого — показать, что из трудной ситуации, которая кажется сейчас безвыходной, может быть выход. С 2016 года в фонд поступило 293 таких сигнала. В 166 случаев женщины не отказались от детей, когда им предложили конкретную помощь.

Временное проживание в приюте — один из видов поддержки, которую оказывает фонд. Координатор проекта «Теплый дом» Елена Андреева рассказывает, как устроены приюты и почему приют — это не бесплатное общежитие.

 

Увидеть причину проблемы

Многие думают, что матери бросают малышей потому, что не любят их и не хотят их воспитывать, но чаще всего причина отказа — это отсутствие безопасного жилья. Значит, если обеспечить женщине такое жилье, ребенок останется в семье. Поэтому логично, что, например, фонд, помогающий детям-сиротам, организует проект помощи женщинам с кровными детьми: в конечном счете такая помощь тоже решает проблему сиротства.

Идти «от цели»

Приют — это не общежитие. Невозможно просто предоставлять временное жилье и надеяться, что проблемы спустя какое-то время сами по себе исчезнут. Без работы психолога, юриста, координатора невозможно помочь справиться со сложной жизненной ситуацией.

В «Теплом доме» нет жестких ограничений по времени пребывания, средний срок — восемь месяцев, это довольно много. Женщины уезжают из нашего центра только тогда, когда выполнен план работы по выходу из сложной жизненной ситуации. Этот план мы составляем вместе с женщиной сразу после того, как она к нам приехала.

Мы спрашиваем ее, как она видит свою жизнь: съемное жилье, возвращение на родину. План может меняться, но нам важно сразу обсудить, что в центре пребывание временное и нужно решить, где она будет жить после выхода. Мы сразу говорим, что в случае необходимости оплатим ей первый месяц, когда она найдет съемное жилье. Некоторые наши мамы продолжают жить вместе и после «Теплого дома», чтобы было легче снимать комнату или квартиру.

Определить задачи (даже те, которые не видны на первый взгляд)

Всех женщин, которые обращаются за помощью, объединяет то, что прямо сейчас им некуда пойти с ребенком. Но если копнуть глубже, то у каждой свои проблемы и к каждой нужен индивидуальной подход.

 

Например, если женщина — гражданка России, у которой по какой-то причине нет жилья или в него опасно возвращаться, то после выпуска из «Теплого дома» мы помогаем ей первый месяц оплачивать съемное жилье. И в течение трех месяцев отправляем ей посылки со всем необходимым: средствами гигиены, детской одеждой, памперсами, питанием. Снижаем помощь постепенно, чтобы не получилось так, что она резко осталась одна.

Если женщина — мигрантка, нужно помочь ей с оплатой медицинских услуг, так как у нее нет полиса. Другое направление работы — восстановление отношений с родственниками, которые по разным причинам могут отвернуться от девушки после того, как она родила. Когда семья готова принять ее с ребенком на родине, мы оформляем документы на выезд и покупаем билеты. Если женщина не может вернуться домой и остается в России, мы, как и в первом случае, помогаем ей с оплатой жилья и отправляем посылки.

В случае необходимости мы подключаем юриста, который помогает оформить пособия и льготы, восстановить документы, сопроводить в суде.

Учесть важность психологии

Важная часть работы приюта — психологическая помощь.

У психологов в команде фонда есть опыт работы с людьми в разных жизненных ситуациях: выпускниками детских учреждений, жертвами домашнего насилия, людьми с ментальными особенностями. Опыт работы с различными видами травмы очень важен, чтобы не навредить.

 

Мы работаем по двум направлениям: с личной историей самой матери и над детско-родительскими отношениями. Женщина могла в детстве пережить насилие и просто не знает, как еще можно общаться. Мы помогаем ей научиться другим методам воспитания, что важно для профилактики жестокого обращения с ребенком в будущем.

Не подавлять, а контролировать: как обуздать родительский гнев

Рассчитать свои силы и возможности

Один из первых шагов — понять, какие потребуются затраты. Будете ли вы арендовать дом или у вас уже есть какое-то помещение; сколько будут стоить коммунальные платежи; будете ли вы покупать мебель или у вас есть спонсор, который может с этим помочь; будете ли вы покупать одежду или организуете сбор через волонтеров; будете ли вы предоставлять питание.

Источники финансирования могут быть такими:

  • нефинансовая помощь от отдельных людей и коммерческих компаний: детское питание, памперсы, бытовая химия, мебель, одежда;
  • гранты и пожертвования от государственных и частных организаций, а также физических лиц.

В некоторых приютах женщины частично оплачивают продукты из своего пособия. Это тоже нормальная история, но тогда нужно, чтобы все находились в равных условиях. Часть наших мам никогда не будет получать пособия, потому что они иностранные гражданки. Поэтому нам такой вариант не подходит.

 

Исходя из необходимых затрат и имеющихся ресурсов, вы сможете определиться с размером приюта: скольким людям вы сможете помогать и сколько человек будет в штате. Затраты растут экспоненциально: чем больше приют, тем больше внимания нужно каждой маме с ребенком, а это всегда ресурсы сотрудников. И нужно найти баланс между их количеством и количеством семей, которым они будут успевать помогать.

В нашем центре могут одновременно проживать шесть мам с детьми. На одну семью в месяц мы тратим 67 000 рублей (с учетом аренды дома, работы сотрудников, медицинских услуг и полного обеспечения: питание для мамы и ребенка, одежда, средства гигиены). У нас есть планы по масштабированию приюта до 12 или 16 семей, но тогда нужно будет расширять и штат, иначе мы не сможем обеспечивать индивидуальный подход к оказанию помощи.

Не пытаться помочь всем (это невозможно)

Важно сразу определиться, кому вы по тем или иным причинам не в силах помогать.

Например, мы не принимаем женщин, которые прямо сейчас пытаются сбежать от агрессора, поскольку мы просто не защитим ни ее, ни других проживающих. У нас нет охраны, и для нас это ограничение к приему. Хотя большинство женщин, которым мы помогаем, переживали насилие в прошлом. Второе ограничение — мы можем принимать только мам с детьми до года, потому что в доме, который мы арендуем, нет условий для детей более старшего возраста. Третье ограничение — в момент, когда женщина обращается к нам за помощью, она не должна принимать наркотики и употреблять алкоголь.

Сформировать штатное расписание

Координатор составляет план выхода из сложной жизненной ситуации и ведет все случаи.

 

Психолог работает с личной историей матери и над детско-родительскими отношениями. Если в приюте есть дети до семи лет, может понадобиться детский психолог. У нас все дети маленькие, поэтому такой необходимости нет.

В некоторых приютах есть няня или социальный работник, — у нас их заменяют администраторы. Это те сотрудницы, которые круглосуточно находятся в «Теплом доме». Когда проект только начинался, администраторов не было и среди женщин было много конфликтов. Чтобы этого избежать, должен быть круглосуточный сотрудник.

Юрист в приюте нужен, но не обязательно на полную ставку. Это может быть волонтер или сотрудник, который задействован в других проектах фонда. К нам юрист приезжает два-три раза в месяц.

Если планируется оказывать помощь женщинам-мигранткам, может потребоваться переводчик. У нас есть волонтеры, которые помогают, если мама не говорит на русском.

Как бывшая беженка возрождает русскую деревню, используя знание конфликтологии и принципы культурной политики

 

Рассказать о вашем проекте тем, кому он будет помогать

Определившись, кому вы будете помогать, вы сможете понять, откуда женщины будут узнавать о приюте.

Наша история — это роддома и женщины, которым некуда выписаться после родов. Мы работаем с медперсоналом, чтобы они знали, в каких случаях женщине необходима помощь и нужно звать нас. Не только тогда, когда мама пишет отказ от ребенка, а когда она приехала совсем без вещей и документов, не говорит, куда будет выписываться, — это тревожные сигналы, которые должны распознавать врачи.

Когда в роддоме узнают, что женщина планирует отказаться от ребенка, ей предлагают пообщаться с психологом. Приезжает наш специалист и помогает принять взвешенное решение, будь то отказ или сохранение семьи. Если женщина не говорит по-русски, мы находим переводчика, чтобы рассказать ей о нашем центре и о том, что на самом деле у нее есть возможность принять другое решение.

«Государство — богатый родитель, но очень плохой». Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» о детских домах в России

Позаботиться о юридических аспектах

Очень важно подготовить несколько документов, необходимых для функционирования приюта.

 

Во-первых, алгоритм работы, где будет указано, какую помощь сотрудники центра будут оказывать на разных этапах. Например, нужно расписать, по каким критериям будет происходить заселение мам с детьми в приют, какие у них должны быть документы и справки.

Во-вторых, важно заключать с женщинами договор на безвозмездное оказание услуг. В документе нужно прописать, какие это услуги, какие права и обязанности есть у женщины с ребенком. Мы, например, указываем в договоре, что нельзя раскрывать адрес приюта без согласования с координатором. Это важно для обеспечения безопасности сотрудников и подопечных.

Оценить свою эффективность

Благотворительным организациям, как и любым другим, важно оценивать эффективность своей работы: не только ставить себе цели, но и следить за тем, сколько средств потребовалось на достижение тех или иных результатов и каким образом фонд ими распорядился. Это важно понимать и самой НКО, и ее донорам.

Эффективность приюта напрямую связана с его целями. Наша — добиться двух социальных результатов: сохранение кровной семьи и самостоятельное проживание мамы с ребенком за пределами «Теплого дома» или другого кризисного центра. На пути к двум этим результатам нужно выполнить несколько задач — обеспечить безопасное и комфортное проживание, оказать психологическую, медицинскую, юридическую и материальную помощь; если женщина не является гражданкой России — помочь вернуться на родину. Чтобы рассчитать социально-экономическую эффективность, нужно понять, сколько на эти задачи было израсходовано средств и сколько женщин смогли самостоятельно воспитывать ребенка после выхода из приюта.

В прошлом году мы провели исследование по данным за 2019 год. Тогда в «Теплом доме» находилось 15 мам с 16 детьми. В среднем они находились в центре около восьми месяцев. На их проживание, помощь специалистов, материальную поддержку было израсходовано 5 867 502 рубля. Если разделить эту сумму на 15, мы получим средние расходы фонда на одну семью. А чтобы определить стоимость социальных результатов, нужно учитывать только те случаи, когда женщины смогли самостоятельно воспитывать детей после выхода из приюта. В 2019 году их было 11. Разделив все расходы на 11, мы узнаем стоимость социального результата для одной семьи — 533 000 рублей за восемь месяцев.

 

Сначала может показаться, что сумма довольно большая, но это около 67 000 рублей в месяц. Для сравнения: на содержание ребенка в детском доме, по данным Министерства просвещения, выделяется более 1 млн рублей в год: 1 млн рублей — в образовательной организации для детей-сирот; 1,32 млн — в медицинской организации для детей-сирот; 1,07 млн — в организации, оказывающей социальные услуги. Многие из детей, которые оказались в этих учреждениях, могли бы остаться со своими родителями или родственниками, если бы им вовремя оказали поддержку.

10 благотворительных фондов, которые стоит поддержать прямо сейчас

10 благотворительных фондов, которые стоит поддержать прямо сейчас

Фотогалерея «10 благотворительных фондов, которые стоит поддержать прямо сейчас»
10 фото

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+