К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

По-настоящему личные деньги: как афганские женщины изучают блокчейн-программирование

Фото DR
Фереште Фору открыла в афганском Герате школу программирования для женщин. Она боится, что с приходом «Талибана» (террористическая организация, запрещенная в России) занятия придется прекратить, но попробует договориться с новой властью. И дело не только в праве женщин на образование: блокчейн становится для них основой финансовой безопасности

«Террористы из #Талибан забирают наши мечты и будущее». Такое сообщение в групповом чате — одно из нескольких, полученных Фереште Фору, 35-летней основательницей Code to Inspire. В этой школе программирования в Герате, западной провинции Афганистана, женщин учат создавать децентрализованные приложения (dapps) и смарт-контракты, запускать цифровые токены.

 

Студенты CTI выражают беспокойство за будущее
Студенты CTI выражают беспокойство за будущее

 

Реклама на Forbes

За последние несколько месяцев студентки многому научились: от составления карт структур данных и направления запросов в блокчейн до разработки собственных программ и обсуждения ключевых различий между ведущими сетями, такими как Bitcoin и Ethereum.

Когда незадолго до двадцатой годовщины трагедии 11 сентября войска США покинули Афганистан после двадцатилетней войны — самой долгой в истории Америки — бывшие лидеры страны моментально захватили власть. «Кладбище империй», по выражению, принятому в дипломатических кругах, официально пополнилось еще одной жертвой, а народу Афганистана придется справляться с последствиями. Но в этот раз, по словам Фору, была надежда, что все сложится иначе.

Поддельная экономика

Сама Фору вместе с семьей покинула Афганистан в 1981 году, поскольку ее отец был высокопоставленным моджахедом и мог подвергнуться прямому нападению со стороны Советского Союза. Фору провела юность в Иране, а магистратуру в области информатики окончила в Техническом университете Берлина. Когда новое правительство Афганистана предложило ее отцу высокий пост в Герате, где он занимался бы защитой границы с Ираном, Фору вернулась на родину и в 2010 году стала преподавательницей информатики.

Она говорит, что многие афганцы поначалу с оптимизмом восприняли новость о приходе американских войск в Афганистан. После переезда она испытала культурный шок. По ее словам, несмотря на то, что ее семья была относительно зажиточной, в их доме не было постоянного доступа к базовым удобствам, которые многие жители западных стран воспринимают как данность: например, к водопроводу и электричеству. «Электричество было всего несколько часов в день, а воду нам приходилось носить из колодца… поначалу эта картина меня шокировала».

Тем не менее, у них была надежда, а еще — много гуманитарной помощи и денег. По словам Фору, некоторые считали, будто эти экономические стимулы — во многом лишь прикрытие. Ей и самой казалось, что помощь извне не окажет существенного эффекта, и женщинам будет особенно сложно добиться экономической независимости, когда поддержка прекратится. «Экономика развивалась, но Афганистан не то чтобы что-то производил. Может быть, это была поддельная экономика в том смысле, что люди стали жить лучше, но на самом деле это были просто деньги из-за границы».

Так или иначе, миллионы женщин Афганистана, которые при режиме «Талибана» были вынуждены вернуться к традиционной роли домохозяйки, при новом правительстве впервые получили возможность позаботиться о своем будущем. 

Школа

В 2012 году Фору переехала в Нью-Йорк ради еще одной основанной ею некоммерческой организации. Но ей по-прежнему хотелось помогать женщинам в своей провинции, и в 2015 году, собрав $22 000 на краудфандинговой платформе Indiegogo, получив 20 ноутбуков в качестве пожертвования от Overstock.com и заручившись поддержкой друзей, живущих в Герате, она создала Code to Inspire — школу программирования для женщин. 

«Как женщина, работавшая в ИТ-секторе в Афганистане, я сталкивалась с вербальными домогательствами, дискриминацией и угрозами, хотя и была преподавательницей, — говорит она. — Я хотела изменить положение дел».

Обучение в школе бесплатное Студентки могут изучать гейм-дизайн, веб-дизайн, графический дизайн, фулстек-разработку, а также основы крипто- и блокчейн-программирования — в том числе создание смарт-контрактов и программирование на языке Solidity (используется в Ethereum, втором крупнейшем блокчейне в мире). Кроме того, школа сотрудничает со студией разработки ConsenSys, которая является ведущим инвестором в Ethereum и спонсировала участие некоторых студенток в конференции в Японии. 

С момента основания в 2015 году, школа выпустила более 300 студенток, почти половина из них нашли работу в IT, поучаствовав в общей сложности в 30 различных проектах и заработав совокупно $30 000.

Школа также принимает пожертвования в криптовалюте. Она начала с Bitcoin и Ethereum, но благодаря сотрудничеству с близнецами Уинклвосс из США (они прославились из-за скандала вокруг Facebook, но затем основали криптобиржу Gemini) расширила круг токенов, которые она способна принять.

Вместо наличных под матрасами

Криптовалюты и блокчейн кажутся необычным выбором для афганской школы кодинга, но, как говорит Фору, она рано оценила потенциал этих технологий. Она впервые услышала о биткоине в 2014 году и сразу же поняла, что он может стать финансовым спасательным кругом для множества женщин в ее стране, которые не могут открыть счет в банке (если предположить, что банкам вообще можно доверять). В Афганистане не работает PayPal; переводы через Western Union доступны, но могут стоить очень дорого. В итоге люди хранят наличные под матрасами.

Во многих отношениях криптовалюты стали откровением. «Это было невероятно, потому что девушкам не нужно было раскрывать свою личность. Зная только их email-адреса, мы помогали им создать кошелек, а потом могли моментально переводить им деньги. Кроме того, они могли хранить деньги и никому о них не рассказывать. Меня поразило это чувство защищенности и обладания чем-то, а еще возможность так быстро [пересылать деньги]».

Конечно, были и некоторые препятствия. Практически ни один торговец в Афганистане не принимает биткоины, поэтому студенткам нужно было найти способ переводить цифровую валюту в местную фиатную — афгани. К счастью, поскольку у Code to Inspire был местный банковский счет, школа могла сама конвертировать валюту для студенток, выступая в качестве почти самостоятельной биржи. 

Криптовалюта стала спасением и для самой Code to Inspire. Как рассказывает Фору, прошлой зимой JPMorgan, банк, который обслуживает школу на Западе, перестал обрабатывать переводы на оплату операционных расходов ($5000–$6000 в месяц) из-за повышенных рисков отмывания денег и финансирования терроризма. Она столкнулась со сложностями и в работе с Western Union. Поэтому в феврале этого года школа решила привлекать финансирование в криптовалюте. Они нашли местного жителя, который мог конвертировать для них криптовалюту в наличные, и с тех пор школа полностью финансируется за счет криптовалютных переводов. 

Реклама на Forbes
Платежи Ethereum стали жизненно важным средством для CTI
Платежи Ethereum стали жизненно важным средством для CTI

Пока не отключили интернет

К сожалению, по мере того, как Афганистан движется вперед (или назад) под властью «Талибана», стойкость, упорство и творческий подход, которые продемонстрировала Фору, подвергнутся новому испытанию. Недавно школа закрыла офис. Даже после того, как в феврале 2020 года США и «Талибан» подписали Дохийское соглашение, установившее график вывода войск, она не ожидала, что ей придется так поступить (хотя школа была ненадолго закрыта во время пандемии). Сейчас занятия проходят только онлайн.

Однако сейчас, когда «Талибан» захватил страну, она боится, что доступ к интернету будет перекрыт. По ее словам, во время последней кампании движение уже взорвало опору линии электропередачи и главный интернет-хаб в Герате. Интернет-соединение восстановлено, но оно слабое и нестабильное. К счастью, фундаменталистская группировка вряд ли захочет полностью лишить страну интернета, поскольку она использует соцсети для привлечения новых участников и пропаганды. Маловероятно, что на этом этапе «Талибан» сможет заблокировать отдельные сайты, и даже в этом случае можно найти обходные пути, такие как виртуальные частные сети (VPN). В конце концов, если даже власти Китая при их опыте и ресурсах не могут исключить дыры в файрволе, то и «Талибан» вряд ли в этом преуспеет.

Однако главный вопрос по-прежнему в том, позволит ли «Талибан» продолжать школе работать, если узнает о ее деятельности или заинтересуется ею. Фору выразила готовность вступить в диалог с «Талибаном» и обозначить достоинства школы. В конце концов, ей, как и правительству США, и властям всех других стран мира, придется сотрудничать с новыми лидерами Афганистана. Кроме того, в дипломатических кругах зарождается надежда на то, что «Талибан» не захочет становиться изгоем на международной арене и в этот раз попытается добиться большего принятия.

Но сейчас Фору надеется лишь, что ее студентки, родственники и контакты в стране будут в безопасности.

Перевод Натальи Балабанцевой

Реклама на Forbes
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021