К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Аборты — для богатых: как связаны контроль рождаемости и финансовое состояние женщин

Getty Images
Getty Images
Недавно РПЦ предложила лишить женщин с доходом выше прожиточного минимума права на прерывание беременности по ОМС. Разбираемся, почему немецкая модель доступа к бесплатным абортам не может работать в России и как ограничение этого доступа влияет на экономику отдельных семей и государства в целом

Пока Государственная Дума была на каникулах в ожидании выборов нового созыва, Русская православная церковь готовила новые инициативы. Одно из ее предложений — очередная попытка вывести аборты из ОМС, но теперь, по примеру Германии, то есть только для женщин с доходом выше прожиточного минимума. Как это может повлиять на население, уровень благосостояния женщин и экономику?

Как количество абортов связано с доходами семьи

Женщины, живущие в условиях низкого достатка, в пять раз чаще сталкиваются с ситуацией незапланированной беременности. Причина в том, что люди из менее обеспеченных слоев населения реже пользуются средствами контрацепции в силу недостатка денег на их покупку и низкого уровня информированности, а когда делают это, то далеко не всегда правильно. Качественные презервативы и тем более гормональные контрацептивы могут позволить себе далеко не все. В среднем по России упаковка презервативов стоит 272 рубля, что составляет более 2% от прожиточного минимума, — и в месяц часто требуется более одной пачки. Неудивительно, что 46% россиян никак не предохраняются (прерванный половой акт не может считаться методом контрацепции), хотя только около половины из них планируют беременность.

Во всем мире 61% незапланированных беременностей заканчивается абортом. И наибольший процент случайных беременностей прерывается именно в странах со средним доходом, таких как Россия. Вероятно, это происходит потому, что в богатых странах люди в среднем лучше предохраняются, и те, кто ни в коем случае не хочет идти на аборт, находят способы не забеременеть. А в бедных странах доступ к аборту, даже если он очень нужен, может быть ограничен. Россия в этом плане сейчас находится в относительно хорошем положении: несмотря на сложности с секс-просветом и доступом к контрацепции, любая женщина, по крайней мере, может бесплатно прервать нежелательную беременность.

 

Однако РПЦ продолжают беспокоить высокие показатели России по количеству абортов, хотя на мировом уровне они не такие уж запредельные: 16,2 на 1000 женщин в возрасте 15-49 лет по данным на 2018 год, в сравнении с 39 на 1000 женщин во всем мире. Россия относится к странам со средними доходами, но по количеству абортов ближе к показателям богатых стран: там это 15 на 1000 женщин репродуктивного возраста. 

В предложении РПЦ речь не ведется о предотвращении нежелательных беременностей, на которые, кстати, приходится до половины всех беременностей в мире. Аборты хотят именно ограничить. Несмотря на формулировку, инициатива затронет в первую очередь бедных женщин — тех, чей уровень дохода уже превышает прожиточный минимум, но еще недостаточен для того, чтобы прервать беременность платно.

Стоит ли копировать немецкий опыт

В Германии, где население, как и в России, имеет доступ к бесплатной государственной медицине, аборты за счет страховки действительно ограничены — они положены только женщинам, живущим за гранью прожиточного минимума. Однако в Германии он составляет €1220 на человека в месяц, что равно примерно 106 000 рублей. Даже с учетом разницы в стоимости жизни это сильно выше, чем российский прожиточный минимум в 12 702 рубля (таков прожиточный минимум для трудоспособного населения в 2021 году). То есть те немки, которые не признаны государством официально бедными, вполне могут позволить себе аборт за деньги — он обойдется примерно в €200-570. 

Другое дело россиянка, доход которой составляет 13 000 рублей: по закону она уже не попадает в категорию бедных, и, если аборт по ОМС ей будет недоступен, ей придется отдать 5000-10 000 рублей за платное прерывание беременности. С учетом того, что у девяти из 10 женщин, идущих на аборт в России, уже есть дети, такая трата может быть неподъемной для бюджета семьи. Как результат, женщина может быть вынуждена  сделать так называемый подпольный аборт с риском для жизни или оставить беременность, родить еще одного ребенка и стать еще беднее. 

Так формируется замкнутый круг бедности. Уже сейчас в России большинство тех, кто живет за чертой бедности, — 67%,  составляют матери с детьми. Чем больше детей, тем ниже социальная мобильность женщины, тем вероятнее, что она в итоге окажется за уровнем прожиточного минимума. 

 

Кроме того, немецкая система работает не только за счет более высокого порога бедности: в Германии уроки по сексуальному просвещению начинаются в начальной школе и с 1992 года являются обязательными для посещения. Активная профилактика нежелательных беременностей в сочетании с общим высоким уровнем жизни делает платные аборты для части населения оправданным решением.

Почему ограничивать аборты невыгодно для экономики

Аборты не нужно и даже вредно ограничивать — их надо предотвращать в первую очередь за счет снижения количества нежелательных беременностей среди подростков, — пишет в своей статье первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко. 

Хотя в России общий уровень абортов почти приблизился к уровню развитых богатых стран, среди подростков аналогичный показатель выглядит удручающе. Девушки в возрасте 15-19 лет делают 48 абортов в расчете на 1000 человек — это в шесть раз выше, чем в Швеции, в 3,4 раза выше, чем в Голландии, и вдвое выше, чем в США и Израиле. Основное отличие России от перечисленных стран — отсутствие секс-просвета. При этом адекватная работа по сексуальному просвещению в школах способна уменьшить число подростковых беременностей, абсолютное большинство которых не запланировано и приводит к абортам, на 60%.

Кстати, потенциальные нововведения по предложению РПЦ могут сказаться и на девушках-подростках, которые приходят за прерыванием беременности в женскую консультацию. Сейчас, по российскому законодательству, девушка старше 15 лет может сделать аборт бесплатно, анонимно и без согласия родителей. Если же появится материальный «порог» для абортов по ОМС, девочки будут вынуждены ставить в известность родителей как минимум для сбора справок о доходах, и неизвестно, какие последствия это может иметь для подростка. В крайнем случае — потеря крыши над головой, прекращение учебы и, как следствие, дальнейшая бедность.

Подростки оказываются в более уязвимом положении также потому, что даже если они знают о правильных методах контрацепции, у них может не быть в свободном доступе денег на презервативы. При этом бюджет так называемого «доабортного консультирования», где женщин отговаривают от абортов, составляет около 140 млн рублей в год (согласно расчетам Прохоренко на 2018 год, которые учитывают уровень зарплат государственных психологов и накладные расходы). На эти деньги можно было бы купить около 1,5 млн презервативов, и этого количества хватило бы, чтобы минимум раз в год раздавать всем желающим школьникам.

 

По расчетам Николая Прохоренко, запрет или ограничение абортов по желанию женщин не выгодны стране — они «обладают негативным демографическим потенциалом». Женщины, которые не имеют доступа к аборту по ОМС и не могут позволить себе прервать беременность в частной клинике, все равно будут пытаться провести небезопасный «подпольный» аборт — самостоятельно или с чьей-то помощью. Это может привести к повышенной материнской смертности — в годы запрета абортов в СССР она была в 32 раза выше, чем сейчас, — а также к последующим выкидышам и младенческой смертности. В конечном итоге это скажется отрицательно на демографии, не говоря уже о том, что увеличится уровень женской бедности и ухудшится экономическое положение россиян в целом.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+