К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Генеральная доверенность: как запреты мужей мешают женщинам вывозить детей за границу

Фото Getty Images
Фото Getty Images
«Хочу уехать за границу с детьми, но их отец против» — ситуация, с которой нередко сталкиваются матери, особенно после развода. Для многих она обострилась после начала «спецоперации»*. Что происходит с женщинами, которые не могут вывезти детей за рубеж из-за противодействия мужей? Мы попросили адвоката Екатерину Тягай прокомментировать правовую сторону вопроса

Число людей, покинувших Россию после начала «спецоперации»* на Украине, можно оценить в десятки тысяч. Среди них есть и разведенные родители с детьми — это могут быть и женщины, и мужчины, но, как правило, после развода ребенок остается с матерью. А значит, именно матерям приходится договариваться с бывшими мужьями и партнерами, если те против выезда ребенка.

«В сложившейся ситуации следует ожидать повышенного внимания пограничных и правоохранительных органов к перемещению несовершеннолетних детей между странами даже в сопровождении обоих родителей, а тем более — лишь с одним из них», — говорит партнер, руководитель практики Sensitive Matters коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай. 

Она объясняет: в соответствии со статьей 20 федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» № 114-ФЗ несовершеннолетний гражданин Российской Федерации может выехать за рубеж совместно с одним из его законных представителей, если другим законным представителем не подано заявление о несогласии на такой выезд.

 

«Здесь и далее для удобства под законными представителями понимаются в первую очередь родители, но — в зависимости от ситуации в семье — представителем несовершеннолетнего может быть и иное лицо, — отмечает эксперт. — Отдельно оговорюсь, что, помимо внутренних российских правил относительно выезда ребенка с одним из родителей, совершенно иные требования могут быть предусмотрены страной назначения для въезда. Даже если запрет на выезд ребенка из России отсутствует, для въезда ребенка в иностранное государство может потребоваться согласие второго родителя. Этим обязательно нужно озаботиться заранее и иметь до вылета полный комплект всех необходимых документов».

По словам Екатерины Тягай, в минимальный набор документов, необходимых для выезда ребенка за границу, относятся:

  • виза (при наличии такого требования применительно к конкретному государству въезда);
  • заграничный паспорт ребенка или сведения о ребенке, внесенные в паспорт родителя (по общему правилу, заграничный паспорт оформляется ребенку до 18 лет по заявлению хотя бы одного из его законных представителей);
  • документы, подтверждающие родство выезжающего с ребенком (обязательность предоставления таких документов не установлена, однако пограничные органы вправе проверять и запрашивать дополнительные документы «в целях установления подлинности документов и достоверности содержащихся в них сведений» — например, если фамилия ребенка отличается от фамилии сопровождающего родителя).

«Нотариальное согласие второго родителя на выезд ребенка за границу по законодательству РФ не требуется, если ребенок выезжает с одним из родителей, — отмечает эксперт, — однако может быть необходимо для въезда ребенка в страну назначения».

Но все становится сложнее, если один из родителей запрещает ребенку выезд.

Договориться

«У нас всегда были партнерские отношения в смысле родительства. Дочка равное количество времени живет у меня и у папы. Она привыкла, что у нее две семьи, и обе для нее важны», — рассказывает куратор фем-проекта «Ребра Евы» Елена (имя изменено). Однако после начала «спецоперации» бывшие партнеры разошлись во взглядах на ситуацию в России — Елена как участница феминистских и антивоенных акций опасается за свою безопасность: «Законодательство ужесточается. Я очень сильно рискую, если вернусь. На это мне отец ребенка говорит: «Ты сама можешь оставаться там, где находишься, а ребенка предоставь мне!» После начала «спецоперации» на Украине Елена с дочкой выехала в Тбилиси, но спустя три недели отец девочки настаивает на ее возвращении в Россию.

 

Перемещение или удержание ребенка одним из родителей, например, в нарушение установленного порядка общения с ребенком рассматривается как незаконное с точки зрения Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, указывает Екатерина Тягай. Кроме того, если место жительства ребенка определено на основании закона, судебного или административного решения или на основании соглашения и один из родителей незаконно вывозит ребенка из страны его места жительства, второй родитель вправе инициировать процедуру по возврату ребенка — такая процедура регламентирована вышеупомянутой конвенцией.

«При этом российские суды подобные действия родителя по вывозу ребенка, как правило, не расценивают как преступные — вопрос о квалификации их как похищения является дискуссионным. Более того, Уголовный кодекс не предусматривает такого специального состава преступления, как похищение ребенка родителем», — комментирует юрист.

Тем не менее, отмечает она, Кодекс об административных правонарушениях (часть 2 статьи 5.35) устанавливает ответственность за лишение ребенка права на общение с родителями или близкими родственниками, за намеренное сокрытие места нахождения детей, помимо их воли, и за неисполнение судебного решения об определении места жительства детей либо судебного решения о порядке осуществления родительских прав. Кроме того, статья 61 Семейного кодекса устанавливает равенство прав и обязанностей родителей в отношении детей. Из судебной практики следует, что действия родителя, нарушающего установленный порядок общения с ребенком, могут быть квалифицированы по статье 330 УК РФ («Самоуправство»).

«Сейчас мы живем в Грузии у родственников [отца дочери], — рассказывает Елена. — Я не могу планировать свою дальнейшую жизнь, пока мы не договоримся окончательно. Не могу снимать отдельное жилье и устраивать ребенка в другую школу. А он не собирается со мной договариваться. Сейчас обсуждения зашли в тупик, — рассказывает она. — Я решила ждать, надеюсь, что он согласится со мной. В Грузии безопасно. Это безвизовая страна для россиян. Россияне могут здесь находиться 360 дней в году, потом покинуть страну в любом направлении и снова въехать».

Судиться

Катерина Агроник, создательница ателье тортов Select Cake и ресторанный консультант, получила опеку над детьми через суд, который также установил и размер алиментов. После нескольких лет брака, отношения в котором Катерина характеризует как токсичные, о партнерском родительстве не могло быть и речи: по ее словам, бывший супруг уклонялся от уплаты алиментов, а с детьми во время редких встреч вел себя манипулятивно. «В суде ходатайствовал о возможности встречаться с детьми в мое отсутствие и праве вывозить их за границу. Я была против, боясь, что он увезет детей и я их больше не увижу, — рассказывает Катерина. — Суд встал на мою сторону. Тогда бывший муж наложил запрет на выезд детей из России, а сам уехал».

В начале 2022 года Катерина запланировала поездку в США к матери, у которой тогда резко ухудшилось здоровье. «Когда из-за санкций стали отменять авиарейсы, стало понятно, что с выездом к родителям могут возникнуть проблемы. Бывший муж  обещал дочери снять запрет. Мы просим об этом, потому что здоровье моей мамы серьезно пошатнулось. Нужно ехать сейчас, пока есть возможность, — рассказывает она. — Но вместо обещанного экс-супруг в разговоре со мной поставил ультиматум: если я хочу, чтобы он разрешил вывезти детей из России, я должна отозвать иск по алиментному долгу и прекратить розыск через приставов, которые ждут его в России».

«Согласно статье 21 уже упоминавшегося федерального закона № 114-ФЗ, любой из родителей вправе заявить о несогласии на выезд ребенка из Российской Федерации», — комментирует Екатерина Тягай. Она обращает внимание на то, что летом прошлого года в этот закон были внесены изменения: теперь при подаче заявления о несогласии на выезд ребенка родитель может указать срок действия такого заявления и конкретные государства, куда запрещает выезд ребенку (до внесения поправок можно было установить лишь общий запрет на выезд ребенка за границу). «Если запрет установлен лишь на выезд в определенный период и в определенные направления, это значит, что любые другие поездки второго родителя с ребенком официально разрешены», — отмечает юрист.

Особенность ситуации Катерины еще и в том, что ее муж — гражданин Ирландии. Екатерина Тягай объясняет, что если родитель — гражданин Российской Федерации, то он может запретить второму родителю покидать Россию (или выезжать в определенные страны) с ребенком, но при этом сохраняет возможность сам путешествовать с ребенком. Если же родитель, наложивший такой запрет, является иностранным гражданином, то сам он также не сможет выехать за границу с ребенком. «Здесь важно помнить, что даже при наличии иных гражданств гражданин Российской Федерации с точки зрения российских законов иностранцем не является», — замечает она.

Заявление о несогласии на выезд может быть добровольно отозвано во внесудебном порядке либо оспорено в суде. «Из практики российских судов следует, что в таком иске родитель должен указать страну назначения и даты поездки ребенка, — именно при таких условиях могут быть установлены возможность и целесообразность выезда ребенка за пределы Российской Федерации и предотвращено нарушение прав второго родителя на личное участие в воспитании ребенка», — рассказывает Тягай. «Мы оспорили запрет в российском суде, но это очень долгая процедура, — делится Агроник. — Детям 7 и 10 лет, они уже понимают ситуацию. Дочка сказала, что очень разочаровалась в папе».

Бежать

Маргарита (имя изменено) живет в Чечне, воспитывает троих детей и хочет уехать с ними за границу, чтобы спрятаться от мужа-агрессора. В возможность договориться с ним или даже добиться справедливости в суде она не верит. По данным проекта «Кавказ без матери», на Северном Кавказе после развода дети чаще всего остаются в семье отца, даже если суд решил иначе, — потому что таковы традиции. Сама Маргарита не смогла даже развестись с мужем, от которого, как она утверждает, терпела насилие, — помешал ее собственный отец. Дети просят ее уехать, и выход только один — выезд из России. Но здесь возникает другая проблема: несмотря на наличие высшего образования, Маргарита не работает. Раньше она была бухгалтером на аутсорсе, но потеряла клиентов, когда несколько месяцев пряталась от мужа в шелтере, поскольку, согласно протоколу безопасности, не могла даже взять в руки телефон.

 

«Еще до введения санкций я подсчитала, что арендовать квартиру в Турции на четверых — примерно 60 000 рублей в месяц (сейчас больше, с учетом курса лиры). Я искала в интернете и не нашла подходящей квартиры. Работу тоже искала и не нашла. Сколько стоят авиабилеты, я уже не смотрю. Как-то зашла на сайт, а они продаются по 160 000 рублей на человека, — перечисляет Маргарита. — И еще проблема: надо обновлять вид на жительство в Турции каждые полгода. Для оформления детей нужно нотариальное согласие отца».

Дети — одна из причин, по которым женщины, решившие уйти от абьюзера, возвращаются к нему. «Это следствие как раз финансовой неустроенности — они боятся, что не смогут прокормить детей самостоятельно. В прошлом году три клиентки нашего кризисного центра вернулись к мужьям-агрессорам, посчитав, что, хотя дети и станут снова свидетелями насилия в семье, по крайней мере, они будут сытыми», — говорила в интервью Forbes Woman руководитель кризисного центра для женщин «Китеж» Алена Садикова. «В убежище, где я скрывалась, была женщина с ребенком. Ей надо было как-то зарабатывать. Она оставляла его одного, иногда в запертой комнате, и шла убирать соседнее здание. Прибегала к нему в перерыв. Малыш страдал, ему было одиноко, — рассказывает Маргарита. — Другая женщина с тремя детьми не выдержала постоянных скитаний. Родственники объявляли ее в розыск, волонтеры перевозили ее с места на место. Она вернула детей мужу, потому что поняла, что ее девочки заработали невроз от бесконечных переездов. Тогда, в шелтере, глядя на этих беглянок, я думала: хорошо, что я детей с собой не взяла».

Сейчас она планирует выезд за границу с детьми — копит деньги и продумывает логистику: «Это займет год или два. Но это лучше, чем бесконечность».

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+