К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как законы регулируют суррогатное материнство в разных странах и к чему это приводит

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Госдума приняла закон, который запрещает иностранцам пользоваться услугами суррогатных матерей на территории России. Авторы указывают, что поправка направлена на защиту семейных прав и пресечение торговли детьми. Разбираемся, как менялось регулирование суррогатного материнства в разных странах и политических контекстах и к чему это приводило

Суррогатное материнство — вынашивание и рождение женщиной ребенка для других людей, которые, как правило, становятся его родителями юридически после рождения. При традиционном суррогатном материнстве суррогатная мать также является донором яйцеклетки. При гестационном — только вынашивает эмбрион, полученный в результате ЭКО. Суррогатное материнство может быть коммерческим и альтруистичным: в первом случае суррогатная мать получает вознаграждение после рождения ребенка от родителей-заказчиков, а при альтруистичном она обычно получает только деньги на расходы, связанные с беременностью. Суррогатная мать может являться гражданкой другой страны — так, например, делают, когда суррогатное материнство запрещено в стране родителей-заказчиков. Этот феномен называют суррогатным туризмом.

Разрешить, запретить, разрешить с оговорками

Государственное регулирование суррогатного материнства становится результатом взаимодействия разных факторов и групп — уже имеющихся институтов, отношения к новым репродуктивным технологиям, медиков, религиозных групп, женских движений, про-лайф- и про-чойс-активистов и т.д. Но сама тема вызывает горячие дебаты, и политики часто не хотят занимать четкую позицию. Исследователи Фредерик Варон, Кристин Ротмайр и Эрик Монпети сформулировали три типа политики в отношении суррогатного материнства — запрещающую, промежуточную и разрешающую. 

В Германии суррогатное материнство запрещено Законом о защите эмбрионов и Законом о посредничестве при усыновлении. Исследовательница Изабель Энгели считает, что негативное отношение к инновационным репродуктивным технологиям в Германии сложилось из-за увлечения Третьего рейха биотехнологиями и его последствиями для человечества. Кроме того, против него выступают некоторые женские движения, которые видят в нем опасность научного и патриархатного насилия. 

 

В Швейцарии разработка политики в отношении сурматеринства началась в 1990-е на уровне кантонов: в некоторых были приняты ограничительные меры, которые позже вышли на федеральный уровень. На сегодняшний день за участие в реализации программ суррогатного материнства врачей ждет уголовная ответственность, а ребенка оставят с суррогатной матерью.

В Нидерландах суррогатное материнство разрешено при условии, что оно альтруистичное. То есть женщина не может получить денежное вознаграждение за вынашивание ребенка, только возмещение расходов во время беременности. Исследование случаев суррогатного материнства, имевших место между 1997-м и 2004 годом, показало, что некоммерческое суррогатное материнство успешно с точки зрения исхода беременности, психологических последствий для всех участников, при отсутствии юридических проблем.

США и Бельгию исследователи называют странами с наиболее свободной политикой в отношении репродуктивных технологий, которая сложилась в результате «не-решения» — когда тема не выносится на широкое обсуждение, потому что позиции политических групп слишком разнятся, а сильного запроса со стороны гражданского общества нет.

В Бельгии никакой специальный закон не регулирует суррогатное материнство: по сути, любой суррогатный контракт не имеет юридической силы, договоренности администрируются клиниками. Они же устанавливают и условия — некоторые, например, предпочитают, чтобы сурматери были родственницами заказчиков. Коммерческое суррогатное материнство формально противоречит основным принципам гражданского и уголовного права, которые запрещают коммодификацию тела. Однако на практике сурматери и родители-заказчики могут регулировать этот вопрос между собой.

Отсутствие национального законодательства о суррогатном материнстве в Соединенных Штатах можно объяснить федеральной системой, которая оставляет за штатами полномочия в определенных областях, включая семейное право. Была предпринята только одна попытка урегулировать суррогатное материнство на федеральном уровне в 1980-х годах, но законопроект не получил достаточной поддержки и не был реализован. В итоге США оказались единственной страной, жители которой практикуют суррогатный туризм и куда одновременно приезжают с той же целью из других стран.

 

Самой популярной страной для суррогатного туризма до недавнего времени была Индия. Там в 2002 году приняли Национальное руководство по аккредитации, надзору и регулированию клиник вспомогательных репродуктивных технологий. Коммерческое суррогатное материнство было легализовано в Индии в рамках усилий страны по развитию медицинского туризма. Отрасль приносила порядка $400 млн в год. Тем не менее суррогатное материнство практически не регулировалось, что делало процесс простым и дешевым, в то время как в западных странах он сопровождается бюрократическими сложностями и большими расходами. Полный пакет услуг — от оплодотворения яйцеклетки до родов в больнице — стоил в Индии от $10 000 до $28 000: это примерно треть от стоимости процедуры в Великобритании и пятая часть от его стоимости в США. В 2022 году вступил в силу закон, который разрешает только альтруистичное суррогатное материнство.

Суррогатные матери

Политика в отношении суррогатного материнства колеблется между двумя полюсами:  «сурматеринство — это труд» (Бельгия, Индия до 2022 года) и «сурматеринство — это эксплуатация уязвимых женщин» (Германия, Швейцария). Некоторые страны пытаются балансировать, разрешая, например, альтруистичное суррогатное материнство, как в Нидерландах, — впрочем, там в 2016 году Правительственный комитет по переоценке родительских прав предлагал разрешить сурматерям получать вознаграждение не более €500 в месяц (предложение было отклонено).

Критики рынка суррогатного материнства в США утверждают, что американские женщины, работающие в качестве суррогатных матерей, подвергаются эксплуатации — многие берутся за эту работу потому, что происходят из семей с низким уровнем дохода. Однако есть и другие распространенные причины: желание помочь другим создать семью, переживание ценности опыта беременности, ощущение эмпауэрмента и повышения самооценки. В глубинных интервью суррогатные матери мало касаются финансовых стимулов, сосредоточившись на альтруистических мотивах.

Напротив, в Индии, согласно опросам, главным мотивом является именно финансовый. После запрета коммерческого суррогатного материнства исследовательница Амрита Панде провела интервью с суррогатными матерями, для некоторых из них эта практика была единственным источником дохода. По их словам, выходом из ситуации становится переезд в страны, где разрешено коммерческое суррогатное материнство, например в Непал. 

Законы о суррогатном материнстве не всегда учитывают все обстоятельства конкретных семей, например, когда родители-заказчики по каким-то причинам не могут забрать ребенка. Американка Сьерра Мартин в 2021 году вынашивала ребенка для гей-пары из Китая, но из-за карантинных ограничений в связи с пандемией не смогла сразу после рождения передать его усыновителям. За время, проведенное с ребенком, она привязалась к нему и в момент расставания испытывала тяжелые эмоции. Сьюзан Керш-Киблер, основательница агентства по подбору суррогатных матерей на Украине, после начала российской «спецоперации»* получила множество сообщений от заказчиков с требованиями вывезти своих подопечных в безопасное место, но некоторые женщины отказались покидать свои дома. «Не могу же я посадить их в багажник и заставить пересечь границу, — говорит Керш-Киблер. — Это уже будет торговля людьми».

Родители

Законы, которые запрещают суррогатное материнство, заставляют заинтересованных в этом людей отправляться в страны, где оно разрешено. Но в итоге это создает сложности для установления родительского статуса. Например, в Германии, где популярен суррогатный туризм, матерью считается женщина, родившая ребенка, а отцом — мужчина, с которым она состояла в браке на момент родов. Это затрудняет установление родства в контексте суррогатного материнства. Закон приводит к ситуациям, когда дети не имеют ни родства по отношению к родителям-заказчикам, ни какого-либо гражданства. Каждый такой случай рассматривается судом в индивидуальном порядке.

Швейцарское правительство не поощряет суррогатного туризма. Например, в 2014 году гомосексуальная пара привезла из Калифорнии в Швейцарию ребенка, рожденного суррогатной матерью. В США они оба были признаны отцами, однако на родине федеральный суд отказался признавать их статус — юридически отцом ребенка мог считаться только его биологический родитель.

В Бельгии суррогатное материнство разрешено с 2007 года. Это связывают с социальным контекстом: в 2003 году однополым парам разрешили вступать в брак, а в 2006-м — усыновлять детей, и суррогатное материнство стало логичным продолжением этой политики. Закон придал легитимность практикам, которые и так существовали в клиниках, однако и здесь есть сложности с установлением родительства. Суррогатная мать считается матерью ребенка по умолчанию и без ее согласия родители-заказчики не могут получить юридический статус по отношению к ребенку.

В Индии суррогатная мать по документам не является матерью ребенка и не нужно проходить процедуру усыновления. Это в том числе делало страну популярной для суррогатного туризма до запрета коммерческого сурматеринства. С 2013 года в законодательстве стали появляться ограничения для родителей-заказчиков: получать услуги сурматерей запретили иностранными гомосексуальными парам и родителями-одиночками. Сейчас особые требования предъявляются не только к заказчикам, но и к сурматери: она должна быть в возрасте от 25 до 35 лет, быть близкой родственницей пары, быть замужем и иметь собственного ребенка, а также иметь сертификат о медицинской и психологической пригодности для суррогатного материнства. Закон призван защищать уязвимых женщин от эксплуатации. Но бесплодным парам теперь намного сложнее найти суррогатную мать, соответствующую всем критериям. Кроме того, доступ к суррогатному материнству закрыт для ЛГБТ-пар и одиноких людей.

В России, где суррогатное материнство разрешено, также действуют ограничения для родителей: согласно закону «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации», заказчиками могут быть только гетеросексуальные пары, а также одинокие женщины. В книге «Сделай меня точно» исследовательница Инна Денисова пишет, что для клиник нет проблемы оформить суррогатное материнство для отца-одиночки: когда рождается ребенок, в ЗАГСе отцу в регистрации сначала отказывают, но отказ можно оспорить в суде.

 

Дети

Новый российский законопроект, который запрещает суррогатное материнство для иностранных граждан, призван защищать права детей. Соавтор проекта глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев заявляет: «Мы констатируем высокую латентность преступлений в данной сфере поскольку, во-первых, мы не можем отследить судьбу младенцев, так как эти дети не являются гражданами России, и во-вторых, мы, по сути, ничего не знаем об их родителях-иностранцах: кто они такие и с какой целью приобретают у нас ребенка». Член Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ) Константин Свитнев считает, что иностранные граждане, обращающиеся к услугам суррогатного материнства в России, обеспеченные люди, и дети в таких семьях вырастают в хороших условиях.

Проблематичная ситуация для детей складывается, когда родители-заказчики отказываются принимать ребенка. Например, в 2014 году австралийская пара взяла только одного из близнецов, родившихся в Индии от суррогатной матери, заявив, что не рассчитывали на появление двух детей. В 2008 году за время вынашивания ребенка суррогатной матерью в Индии заказчики из Японии успели развестись. Биологическая мать родившейся девочки отказалась забирать ребенка, отец, напротив, был готов воспитывать дочь, но по индийским законам, будучи одиноким мужчиной, не мог ее усыновить. После международной огласки девочке все же выдали свидетельство о рождении, и отец забрал ее в Японию. Иногда передача ребенка родителям-заказчикам становится невозможной из-за внешних обстоятельств — того же карантина или военных действий.

*Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+