К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Еврейка, которая шпионила против фашистов»: отрывок из биографии Урсулы Кучински

Урсула Кучински , также известная как Рут Вернер, Урсула Бертон и Урсула Гамбургер (Фото Andree / ullstein bild via Getty Images)
Урсула Кучински , также известная как Рут Вернер, Урсула Бертон и Урсула Гамбургер (Фото Andree / ullstein bild via Getty Images)
В издательстве Corpus выходит книга британского историка, писателя и колумниста The Times Бена Макинтайра «Агент Соня. Любовница, мать, шпионка, боец» об Урсуле Кучински. Немецкой еврейке, которая в 1933 году прошла курс разведподготовки в Москве, а с 1941 года была радисткой и шпионила против фашистов. Forbes Woman публикует отрывок о том, как агент Соня внедрила шпионов-коммунистов в сверхсекретную операцию США, десантировавшую агентов-антинацистов в гибнущий Третий рейх

Урсула Кучински —  убежденная коммунистка, опытный офицер советской военной разведки, которая участвовала в шпионских операциях в Китае, Польше и Швейцарии. В 1940-х Урсула жила в живописной английской деревушке Грейт-Роллрайт (вместе с мужем и тремя детьми). Конечно, соседи не могли догадаться, кем является эта элегантная женщина, которая печет прекрасные торты. На протяжении Второй мировой войны Урсула Кучински помогала бороться фашизмом, а после — руководила агентурой, передававшей в СССР данные о британской атомной программе, тем самым помогая советским ученым создавать ядерное оружие (и как она считала, предотвращая ядерную войну). 

В конце июня 1944 года Урсула получил от Юргена сообщение с просьбой срочно приехать в Лондон. Прогуливаясь с сестрой по Хэмпстед-Хит, Юрген рассказывал ей о недавнем неожиданном визите одного молодого сотрудника американской разведки: тот попросил его помочь в вербовке шпионов, которых можно было бы десантировать в нацистскую Германию. Американцев интересовали именно жившие в Лондоне немцы из числа беженцев, противостоявшие Гитлеру и готовые осуществлять операции по сбору разведданных в Третьем рейхе в интересах Америки. «Вы знаете таких людей?» — спросил серьезный молодой американец. Юрген, разумеется, знал несколько подходящих фигур. Как и его сестра. Вернувшись в Оксфорд, Урсула срочно отправила сообщение в Центр.

Лейтенант армии США Джозеф Гульд был пресс-агентом в киноиндустрии, профсоюзным деятелем и новобранцем американской военной службы разведки. Импульсивный житель Нью-Йорка двадцати девяти лет, он был преисполнен энтузиазма, патриотизма, обладал чересчур богатым воображением и выраженной склонностью к драме. Гульд был режиссером собственного шпионского фильма, разворачивавшегося у него на глазах. Его разведдонесения читались как голливудские киносценарии.

 

Когда Америка вступила в войну, Гульд поступил добровольцем в разведывательное подразделение армии США и был направлен в Британию с особой миссией немедленно после высадки союзных войск в Европе. Управление стратегических служб (или УСС), предшественник ЦРУ, было образовано в 1942 году для координации военного шпионажа в тылу врага. Внутри УСС имелось Подразделение агентурной разведки, а в нем — Отдел труда, занимавшийся использованием подпольных европейских профсоюзов для сбора разведданных. Несмотря на попытки Гитлера подавить рабочее движение в Германии, некоторые организованные рабочие группы сохранились, и они стали ядром подпольного сопротивления фашизму. Пока союзные войска обступали Германию с востока и запада, американская разведка жаждала получить стратегическую информацию о военном и промышленном производстве Рейха. Получить ее можно было от рабочих, крайне недовольных своим положением. «Мы можем использовать ненависть членов европейского профсоюзного движения к Гитлеру», — писал Артур Голдберг, нью-йоркский адвокат и будущий член Верховного суда, возглавлявший Отдел труда. Тысячи гонимых членов немецких профсоюзов бежали за границу, и многие обосновались в Британии. Если кого-то из этих беженцев — противников нацизма можно было тайком вернуть в Германию в роли шпионов, они могли бы наладить контакт с диссидентскими профсоюзными группами, готовой агентурой, и получить доступ к жизненно необходимым разведданным об обороне Германии, промышленном и военном производстве, политике и настроениях в обществе.

Так на свет появился план УСС под кодовым названием «Фауст»: завербовать и обучить в Британии команду «хороших» немцев, снабдив их новейшей техникой для связи, а потом высадить в Германии, где они, не бросаясь в глаза, наладят связи с рабочими движениями и начнут передавать разведданные, которые лягут в основу последнего этапа войны. Найти готовых вслепую десантироваться в гитлеровскую Германию «без встречающих, явочных квартир и друзей», будет непросто, но знатоку профсоюзов Джо Гульду с его бьющей через край энергией можно было доверить эту задачу.

Гульд приехал в Лондон 13 июня 1944 года и приступил к вербовке исполнителей ролей в «Фаусте». По наитию он отправился в букинистический магазин на Нью-Бонд-стрит, специализировавшийся на продаже иностранной литературы и известный как прибежище эмигрантов. Его владелец Моррис Эбби «немедленно проникся симпатией» к «круглолицему молодому лейтенанту в очках», заглянувшему к нему в магазин и заявившему — так, как если бы он заказывал стопку редких книг, — что он занимается поиском немцев антинацистов. Книготорговец сказал Гульду, что один из завсегдатаев его магазина — лидер немецкого эмигрантского сообщества и основатель Свободной немецкой культурной ассоциации, ответвившейся от антифашистского движения «Свободная Германия», объединения, состоявшего из оппозиционно настроенных к Гитлеру беженцев. Эбби дал ему номер телефона доктора Юргена Кучински. Через несколько дней Гульд уже пил чай в Хэмпстеде с «субтильным мужчиной средних лет» и рассказывал, что «ищет агентов, способных отправиться с деликатной и крайне опасной миссией в Германию». Едва воодушевленный молодой американец ушел, Юрген связался со своей сестрой.

По немецкой легенде, Фауст — человек, готовый продать свою душу за земное знание. Заключив договор с дьяволом, он добивается исполнения своего желания.

Каждый руководитель агентуры стремится внедрить своего шпиона во вражескую разведслужбу. Советам удалось проделать это с МИ-6 (Ким Филби) и с МИ-5 (Энтони Блант). Урсуле представилась возможность внедрить даже не одного, а нескольких своих агентов в американскую разведку, отправив их на сверхсекретное задание. По указанию Москвы она составила список надежных немецких коммунистов, которые были бы готовы заниматься шпионажем для американцев, но одновременно всю информацию — вплоть до мельчайших подробностей — передавать в Центр. Шпионы «Фауста» должны были стать агентами американской разведки в нацистской Германии, но на самом деле — двойными агентами, работающими на Урсулу Кучински из РККА.

 

На шпионском жаргоне связником называют человека, который стоит между шпионом и его куратором как гарантия того, что в случае поимки агент не сможет раскрыть своего куратора и скомпрометировать всю агентуру. Москва предупредила Урсулу, чтобы она «была настороже» и подыскала кого-то на роль связного между ней и шпионами «Фауста». Она обратилась к своему старому знакомому Эриху Хеншке, товарищу, помогавшему ей открыть Марксистскую библиотеку для рабочих в 1929 году и торговавшему коммунистической литературой в берлинском подвале, благоухавшем голубиным гуано. Изгнанный гестапо из Германии, Хеншке прошел курс военной подготовки в Советском Союзе, после чего отправился добровольцем на Гражданскую войну в Испании. Хеншке всегда лез на рожон и строго следовал линии партии; вместе с оружием он носил с собой огромный мегафон, призывая коммунистов-единомышленников бросаться в бой. В 1939 году его впустили в Британию по фальшивому французскому документу под вымышленным именем Карл Кастро. Теперь он трудился на фабрике мороженого «Уолл» в Эктоне, взяв на себя бумажную работу в Союзе интербригад. Урсула считала Хеншке «тугодумом, с трудом принимавшим решения», но он был «добросовестен, надежен» и знаком со всеми в немецкой общине. Хеншке был идеальным связником.

Урсула дала брату указание познакомить Хеншке с Гульдом. Они прекрасно поладили, и молодой американец тут же предложил Карлу Кастро работу: ежемесячное жалованье в пять фунтов в обмен на помощь в вербовке агентов для операции «Фауст». Урсула передала Хеншке список из тридцати потенциальных новобранцев, в основном бывших членов профсоюзов Германии, бежавших в Британию через Чехословакию. Ранее она уже отослала их имена на утверждение в Москву вместе с биографией и фотоснимками. «Я ни шагу не делала без согласования с Центром», — писала она.

В августе 1944 года в пабе Хэмпстеда Гульд провел первую встречу с четырьмя немцами, которые станут ядром операции «Фауст». Пауль Линднер был тридцатитрехлетним токарем из Берлина, организатором Профсоюза слесарей Германии, чье красивое лицо было обезображено шрамом и несколькими выбитыми зубами — следами жестоких нацистских избиений. Линднер бежал в Чехословакию от преследований гестапо, в 1939 году добрался до Британии, познакомился с англичанкой, женился на ней и обосновался в Лондоне. Близким другом Линднера был Антон «Тони» Ру, литограф, штамповавший в своем нелегальном печатном цехе в Берлине антинацистские листовки и поддельные паспорта для бегущих из страны евреев, пока сам не был вынужден бежать в Лондон через чешское подполье. Курт Грубер был шахтером из Рурской долины; Адольф Бухольц — слесарем из берлинского Шпандау. Все они были непоколебимыми коммунистами, лично отобранными Урсулой. Хеншке объяснял, что, хотя они будут работать на американцев, их высшее руководство находится в Москве. Как говорила Урсула, «товарищи знали, что Советский Союз все одобрил».

Немцы, «скованные в своих дешевых костюмах и галстуках», внимательно слушали объяснения Гульда: ему нужны люди, готовые высадиться в разные районы Германии и отправлять американской разведке сведения об условиях жизни в Рейхе. «Он расспросил об их прошлом, о том, в каких городах у них могли бы быть знакомые, готовые их приютить». По условиям официального трудового договора с правительством США, каждый доброволец будет получать 331 доллар в месяц на счет в Национальном банке Чейс. Если они не вернутся, их семьям выплатят компенсацию. Немцы заинтересованно кивали, допили свои напитки и попросили дать им немного времени «все обдумать и обсудить с другими членами группы». Спустя несколько дней Хеншке сообщил Гульду, что они готовы стать добровольцами, не упомянув, что приказ об этом поступил непосредственно от Урсулы и ГРУ. Из других кандидатов Гульд выбрал еще троих добровольцев. Операцию разбили на пять отдельных миссий, названия которых отличала своеобразная фантазия, присущая шпионской номенклатуре: «Молот», «Долото», «Кирка», «Киянка» и «Бензопила». Вкупе их окрестили «Орудие».

Новобранцы не рассказали, что все они являются членами КПГ. До какой степени Гульд был осведомлен об их политических взглядах, остается неясным. Он, безусловно, знал, что его набор орудий труда состоит из леваков, но, разумеется, об их тайной работе на Москву не догадывался. Линднер впоследствии голословно предполагал, будто Гульд сочувствовал коммунистам: «В нем угадывается наш американский товарищ», — писал он. Но Гульд не был коммунистом. Его не интересовали политические взгляды новобранцев. Этим «свободным немцам» явно хватало решимости и связей в профсоюзах, чтобы разыграть расписанные для них роли, а большего Джо Гульду не требовалось.

 

Подготовка к миссии началась незамедлительно. На аэродроме Рингуэй рядом с Манчестером немцы прошли интенсивный курс парашютной подготовки. В секретной разведшколе в Райслипе им придумали фальшивые имена, характеры, легенды и подвергли суровым физическим тренировкам; они научились стрелять и беззвучно убивать противника ножом. Каждому новобранцу предстояло высадиться как можно ближе к своим родным городам, чтобы они могли лучше слиться с местным населением. Гражданская одежда, конфискованная у вновь прибывших немецких беженцев, хранилась на складе, расположенном на Брук-стрит; здесь участники миссии выбрали себе костюмы для предстоящего выступления. «Общий знаменатель состоял в том, чтобы все вещи: костюмы, рубашки, галстуки, шляпы, пряжки ремней, запонки, булавки для галстуков, шнурки для ботинок — были произведены в Германии». Один-единственный британский ярлык грозил им гибелью. Произведенные в Германии чемоданы, сигареты, бритвы, зубная паста и очки были приобретены в нейтральной Швейцарии и отправлены в Лондон с дипломатической почтой Госдепартамента. Эксперт УСС по подделкам Боб Уорк, выпускник Чикагского института искусств, справил им немецкие паспорта, визы и удостоверяющие личность документы так, что их невозможно было отличить от настоящих. Все участники операции уже давно не были в Германии, поэтому их незаметно внедрили в лагеря для немецких военнопленных, чтобы они разузнали об условиях жизни в стране и почувствовали, что значит вновь оказаться среди соотечественников. Полученные сведения настораживали: большинство немецких военнопленных упорно верили, что Гитлер в конце концов одержит триумф, хотя некоторые высказывали мнение, что к уничтожению евреев стоило приступить лишь после победы — из-за геноцида «евреи из США и Англии вышли на фронт против нас». Обучение в Райслипе проходило по строгому расписанию: «Школа тактики — по понедельникам, взаимодействие с патрулями СС — по средам, курс картографии — по пятницам…»

Самой важной частью подготовки было освоение последнего американского технического достижения в области связи — ручной переносной рации, работавшей на прием и отправку сообщений, благодаря которой появилась возможность связи «земля — воздух». Предвестник мобильных телефонов, этот аппарат был спроектирован в электронных лабораториях RCA в Нью-Йорке, а доработан и произведен для УСС Де Виттом Р. Годдардом и капитаном-лейтенантом Стивеном Х. Симпсоном. Приспособление в дальнейшем станет известно как уоки-токи, но в момент изобретения эту беспрецедентную вещицу знали под более громоздким и замысловатым названием — «система Джоан — Элинор». «Джоан» называли ручной передатчик, которым пользовался агент на земле, длиной в шесть дюймов и весом три фунта, с выдвижной антенной; «Элинор», более увесистый приемопередатчик, располагался на борту самолета, пролетающего над агентом в заранее установленное время. Жену Годдарда звали Элинор, а Джоан — майор Женской вспомогательной службы — была подругой Симпсона. Система Джоан — Элинор (Дж — Э) работала на частотах выше 250 МГц, намного выше диапазона, который могли засечь немцы. Этот прототип высокочастотной рации позволял передавать информацию прямым текстом длительностью до двадцати минут, что снимало необходимость применения азбуки Морзе, шифрования и сложного курса обучения, который проходила Урсула. Слова находившегося на земле разведчика принимались и записывались на проволочный магнитофон оператором, находившимся в специальном, снабженном кислородом отсеке фюзеляжа переоборудованного высокоскоростного бомбардировщика «Де Хэвилленд Москито», летавшего на недоступной для немецкой артиллерии высоте свыше 25 тысяч футов. Офицер разведки на борту пролетавшего аппарата мог напрямую связываться с находившимся на земле агентом. Как система связи в тылу врага, «Джоан — Элинор» не имела себе равных: незаметная для врага, простая в использовании, она хранилась в такой тайне, что была рассекречена лишь в 1976 году. На тренировочном полигоне в Райслипе немецкие добровольцы учились пользоваться «Джоан», а экипажи 25-й бомбардировочной группы, базировавшейся на аэродроме королевских ВВС Уоттон, проходили инструктаж по применению «Элинор» — в рамках операций под кодовым названием «Красный чулок». Для связи от Джоан к Элинор использовался позывной код «Хайнц», от Элинор к Джоан — «Вик». Специальные зашифрованные цифровые сообщения на Би-би-си должны были служить для внедренных в Германию агентов сигналом, когда выходить на связь, а также когда и где ожидать сбросагруза: сигналом о передаче шифрованной информации, касавшейся миссий «Орудие», было появление в радиоэфире «Шепота весны», популярного фортепианного произведения норвежского композитора Кристиана Синдинга.

22 ноября Симпсон провел первое оперативное испытание системы, записав передачи агента УСС Бобби, находясь при этом на высоте 30 000 футов над оккупированной нацистами Голландией.

Вашингтон был доволен ходом миссии. Как и Москва.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+