03.10.2007 00:00

Собственники на грани нервного срыва

Вадим Волков Forbes Contributor
Порой диктатура может даже сотворить чудо

«Проблема 2008» вызывает беспокойство, опасения, чувство неопределенности. Если бы сегодня социологи попробовали выяснить, какие группы населения испытывают наибольшее беспокойство в связи с предстоящими выборами верховной власти, то результат получился бы такой. Тревогой охвачены предприниматели, собственники активов. Чем больше собственность, тем больше беспокойство по поводу смены власти. И наоборот: равнодушны или спокойны те, кто не владеет экономическими активами и кому, соответственно, нечего терять.

Болезненность, с которой происходит смена первого лица, характерна прежде всего для авторитарных режимов. Диктатура может сотворить экономическое чудо на коротком промежутке времени. Когда в руках правящей группы сосредотачиваются капитальные ресурсы, будь то иностранная помощь или поступления от экспорта, когда эта группа лично гарантирует права собственности и доходы узкому кругу владельцев основных активов, те же в свою очередь выполняют ее указания, воруют в меру, не выводят капиталы, а инвестируют в приоритетные проекты, то эффект «взаимных заложников» может обернуться экономическим ростом. Такая модель сработала в Южной Корее в 1960–1970 годы во время военной диктатуры Пак Чон Хи.

В периоды авторитарной стабильности мало кто задумывается о демократии. Гарантии соблюдаются, деньги инвестируются, бедных объективно становится меньше. Доступ к капитальным ресурсам и деловым возможностям определяется личными договоренностями, а достигнуть их можно, поскольку идея экономического рывка овладела элитами. На промежуточном этапе такая система, быть может, даже дешевле и эффективнее, чем демократия. Но потом с неизбежностью наступает момент смены правителя — добровольно ли, насильственно ли, по здоровью ли, и он внушает такой страх, что системных последствий не избежать. С уходом первого лица, на котором замыкались гарантии, которое страхом или авторитетом поддерживало баланс заинтересованных групп, пересмотр договоренностей и прав неизбежен, а это останавливает рост или отбрасывает страну назад. Подобную болезнь уже много лет не может преодолеть Аргентина, например.

Известно, что поведение собственника определяется степенью защищенности его прав. Если горизонт ожиданий короткий и нет гарантий на длительную перспективу, то появляется стремление выжать как можно больше выгоды сейчас, не делая долгосрочных вложений, потому что плоды могут достаться кому-то другому. Это относится и к человеческому капиталу, к инвестициям в собственное образование и квалификацию. Продуктивные инвестиции вообще возможны только на длинных дистанциях, когда есть предсказуемость, а собственники экономических или интеллектуальных активов имеют гарантии прав на отдачу от этих инвестиций.

Можно предположить, что если политическая власть представляет интересы экономически активного большинства и подотчетна этому большинству, то вероятность резких перераспределительных действий или непродуктивных изъятий снижается. Демократия — это некоторая совокупность правил и процедур, которая на деле обеспечивает стабильность прав собственности экономически активной части населения. Экономический смысл демократии ярче всего проявляется в момент смены власти: он не вызывает шока, поскольку не создает угрозу передела собственности.

На протяжении семи лет устойчивого экономического роста спрос на демократию в России был невысок. Бизнес научился договариваться и получать нужные возможности и гарантии: система работала, эксцессов было немного. Отсюда массовое желание третьего срока: если Путин останется, останутся и личные гарантии, договоренности, сохранится существующий баланс сил, перераспределения можно будет избежать. А его объявленный уход создает неопределенность и предчувствие борьбы. Для системы, слабо приспособленной к демократической смене власти, игра в нее опасна. Остается надеяться на чудо, но надо и извлечь урок. В том, что за семь лет не были созданы эффективные демократические институты, страхующие собственников от неопределенности при смене власти, есть «заслуга» и самих собственников, и гражданского общества, занятого потреблением. Поэтому, если кто-то ощущает острое беспокойство по поводу грядущих выборов, то это на самом деле запоздалая тоска по работающей демократии.

Новости партнеров