Бумажный меценат

В молодости Шалва Бреус дружил с художниками. Став мультимиллионером, он решил популяризировать современное искусство

От большинства бизнесменов, интересующихся искусством, Шалву Бреуса отличает подчеркнутое отсутствие интереса к его коллекционированию. «Коллекция либо подразумевает некую идею, либо это тупая квадратно-гнездовая скупка всего подряд, а у меня нет ни первого, ни второго», — объясняет он в интервью Forbes. Тем не менее уже три года Бреус — издатель самого авторитетного российского издания о современном искусстве, журнала «АртХроника», а с недавних пор еще и глава попечительского совета новой премии в этой области — премии имени Кандинского.

На дверях офиса Бреуса в центре Москвы нет таблички, на стенах его кабинета — ни одной картины. Бывший заместитель губернатора Красноярского края, бывший замминистра имущественных отношений и нынешний владелец Балахнинского целлюлозно-бумажного комбината Шалва Бреус рассказывает, что два года назад купил «АртХронику», специализированное издание «для своих» — художников, галеристов, музейщиков, для того чтобы остановить его тихое умирание. «Купил чуть дороже, чем накрыть стол в ресторане людям, которые не хотели, чтобы их детище погибло, ну и взял на себя все долги и обязательства», — утверждает бизнесмен. После чего скорее из спортивного интереса, чем в расчете на коммерческую выгоду, решил попробовать сделать из журнала рентабельный проект, расширив аудиторию за счет «просвещенной буржуазии и людей, которые устали от гламура».

Зачем ему это понадобилось? «Не сказать, что он [Бреус] совсем не в теме», — комментирует галерист Евгений Митта. — Я его знаю очень давно, с перестроечных времен, он дружил с художниками из нашей компании, просто интересовался». Как бы то ни было, сейчас «АртХроника» продается в супермаркетах, собирает рекламу, а в первом полугодии этого года даже принесла прибыль — около $40 000. Размер ее не представляет практического интереса для Бреуса-бизнесмена, но Бреус-издатель доволен: «Все считали, что это проект, в котором никакой экономики быть не может». Правда, его следующий арт-проект прибыли не принесет точно.

Учреждению премии Кандинского предшествовало примечательное событие. В июне на торгах аукциона Phillips de Pury & Company в Лондоне свершилось немыслимое: картина концептуалиста Ильи Кабакова «Номер «люкс» была продана за $4 млн (по мнению участников рынка, покупатель — российский миллиардер Вячеслав Кантор). Прежде такую цену могли заплатить лишь за русских классиков первого ряда, но никак не за работу 1981 года, созданную ныне здравствующим художником.

Российский contemporary art вышел на новый ценовой уровень, а значит, обойма раскрученных галереями имен современных российских авторов скоро растратится. «Есть большая проблема в нашей стране: в США, например, пара тысяч хороших современных художников, а у нас, может быть, всего сто, из них хороших — ну, двадцать», — говорит один из лучших российских арт-дилеров, галерист Емельян Захаров. Единственной государственной премии «Инновация» для выявления новых имен в области современного искусства мало — в таких условиях любая новая национальная награда окажется востребованной.

Идею учредить премию в области современного искусства долгое время обдумывали в Deutsche Bank, обладающем крупной корпоративной коллекцией искусства. В результате банк стал партнером фонда «АртХроника» по премии Кандинского на ближайшие два года. Примерный бюджет премии в денежном выражении, по словам Бреуса, около €600 000, из которых €55 000 будет потрачено непосредственно на вознаграждение лауреатов (премия вручается ежегодно, 4 декабря, в день рождения Василия Кандинского). А большая часть бюджета пойдет на организацию трех выставок номинантов: первая пройдет в ноябре-декабре в Москве, вторая — весной будущего года в Германии, третья — летом в Нью-Йорке. Именно выставки, а не вручение денег победителям должны стать ключевым механизмом этой премии.

В идеале премия Кандинского должна быть круглогодично работающим предприятием по поиску и популяризации современного российского искусства. В шоу-бизнесе такие системы принято называть словом «раскрутка» и намертво увязывать с деньгами, которые зарабатывают организаторы. Бреус утверждает, что зарабатывать на премии не собирается. «Еще когда я приобрел журнал, я очень твердо сформулировал позицию — мы должны дистанцироваться от кипящей на арт-арене борьбы за денежные знаки», — настаивает он. Отсутствие собственной крупной коллекции, галереи или антикварного магазина Бреус считает своим конкурентным преимуществом: «Мне бы хотелось сделать масштаб шире, чем проталкивание своих эстетических критериев и привязанностей. Это слишком мелко».

«Если бы премию учредили галеристы, люди всегда предвзятые, ее бы ни за что не поддержали те люди, которые вошли в жюри и попечительский совет», — говорит Forbes Жанна Буллок, президент девелоперской компании RIGroup, коллекционер и куратор ряда арт-проектов. Жанна Буллок входит и в попечительский совет премии Кандинского, она будет заниматься организацией американской выставки. «[На Западе] интерес к современному русскому искусству просто огромный, — добавляет она. — Хочется открытия новых имен, громких, серьезных, всегда хочется побольше гениев, которые будут будоражить наши мысли и двигать нас вперед».

Тем не менее новые имена — это новые деньги, и в желающих освоить эти деньги недостатка не будет: галеристы ждут первых итогов с нетерпением. «Не знаю, какими будут результаты премии, но наверняка какими-нибудь нетривиальными», — считает владелица галереи XL Елена Селина. «Хорошо, даже если найдут одного интересного художника, уже чудесно», — объясняет Захаров. Бреус же, параллельно занятиям искусством ведущий многолетнюю войну за свой целлюлозно-бумажный комбинат с Олегом Дерипаской, выглядит немного уставшим. «Очень много времени на премию уходит, я бы хотел, чтобы организацией занимался управляющий директор. Я хочу создать детище, которое потом уйдет от меня, заживет своей жизнью», — объясняет он.