Узы, крепкие и крепленые

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Семейство Симингтонов — англичане, которые становятся португальцами.

Наверное, в каждом ремесле главные свойства продукта постепенно отражаются на характере производителя. Луарские виноделы, выпускающие гастрономичные легкие вина, часто оказываются жизнерадостными бонвиванами, шампанисты — неисправимые романтики, а коньячные мастера — склонные к созерцательности молчуны. Поэтому если вы — поставщик портвейна в пятом колене, велика вероятность, что вы человек крепкий и выдержанный. Ведь крепость и выдержка — отличительные качества лучшего португальского Порто.

Семейное предприятие Симингтонов — Symington Family Estates — называют Левиафаном современной винной Португалии. Им принадлежит в совокупности почти тысяча гектаров виноградников и 23 «кинты» —винодельческиx поместья, которые производят сухое вино, мадеру и порто. У ниx четыре престижные марки портвейна: Graham’s, Warre’s, Dow’s и Cockburn’s. Последняя была приобретена Симингтонами чуть больше года назад, когда мировой кризис потребления крепких и сладких вин усугубился общим экономическим кризисом в Португалии. Покупка еще одного бренда, несмотря на его славную историю, не выглядела безупречным шагом. Но, отвечая на вопрос, зачем сильной компании вроде бы лишний актив, Руперт Симингтон сказал: «Мы делаем это из соображений собственной безопасности. Мы не занимаемся строительством империи. Но если бы кто-то другой начал делать это за нашей спиной, мы бы чувствовали себя неспокойно».

Поставщик портвейна (в традиционном английском прочтении — Port Shipper) — профессия непростая и считалась таковой с самых первых лет своего существования. Англичане начали интересоваться португальским вином, когда их страна в очередной раз воевала с Францией и любимому бордо надо было срочно найти замену. Вина долины Дору пились прекрасно, но дорог от моря к виноградникам, кроме самой реки, не было, а морской переход до Великобритании под жарким солнцем приводил вино в состояние уксуса. То, каким вином в конце концов сделался портвейн, было результатом преодоления разных и непредвиденных трудностей. И то, какими стали семьи производителей Порто — осторожными и хитрыми, упорными и приученными смотреть в будущее, было результатом их борьбы за выживание. Этнические корни в этих семьях перемешивались, политические взгляды теряли радикализм, а коммерческая интуиция обострялась.

В настоящее время сразу семь членов семьи принимают решения в бизнесе Симингтонов. Руперт в свои 48 лет руководит бизнесом и следит за финансами. «Я где-то слышал, что семейный бизнес обычно разваливается на четвертом поколении, у нас уже пятое...» — говорит он время от времени. Питер занимается техникой виноделия и считается непревзойденным дегустатором. Общительный от природы Доминик выполняет представительские функции бренд-амбассадора и координирует продажи. Чарльз тяготеет к земле и большую часть времени проводит в виноградниках. Пол отвечает за связь с важнейшим для элитного порто британским рынком... «За пять поколений мы научились быть семьей и считаться с мнением друг друга», — говорит Руперт.

Стараясь не растерять своего британского наследия и обязательно получая часть образования на исторической родине, Симингтоны признают, что все больше становятся португальской семьей. Они отмечают португальские праздники, болеют за португальские футбольные команды и иногда смотрят португальское телевидение.

«Из семьи классических британских порт-шипперов мы постепенно превращаемся в семью португальских крестьян и виноделов, — признает Руперт Симингтон. — Мы не сидим в Порто, а разъезжаем по «кинтам»… Но может быть, просто дороги в Португалии теперь стали лучше».