Европе нужен Фаберже и агитационный фарфор: итоги русских торгов Christie's

Руководители русского департамента аукционного дома Christie's на примерах недавних осенних торгов объяснили Forbes Life, что происходит на рынке русского искусства в контексте мирового арт-рынка

Департамент русского искусства Christie’s потирает руки от удовольствия: осенние торги прошли не в пример удачнее весенне-летних. £8 436 375 vs £3 323 000. 

Еще год назад, осенью 2019 года, юбилейные, посвященные 50-летию русского департамента,  торги собрали £12 млн, а «Дама за маникюром. Портрет мадемуазель Жирмо» Николая Фешина ушла с молотка с мировым рекордом — за £2 291 250. Конечно, по сравнению со сборами  2014 года, когда на торгах была установлена вереница мировых рекордов — один лишь «Портрет Марии Цейтлин» Валентина Серова  продан за £9 266 500, а число лотов с эстимейтом, превышающим £1 млн, исчислялось десятками, — юбилейные рекорды выглядели довольно бледно, как мир прыгунов с шестом после ухода Сергея Бубки. В июне 2014 года русские торги собрали £23 964 700. А дальше — санкции, падение цен на нефть, слабый рубль — и русский арт-рынок скукожился, как писала в декабре 2015 года Financial times

За прошедшие пять лет весенние и осенние аукционы русского искусства Christie’s собирали в среднем около £7 млн. £3 млн весенних торгов, которые состоялись в середине лета и прошли в онлайн, — результат того, что пик пандемии пришелся на самый важный этап подготовки к торгам, на сбор работ и формирование каталога. 

£8 млн, заработанных на русском искусстве в этом ноябре на Live-аукционе, прошедшем в пустом зале без зрителей, с участием в интернете и по телефону, — цифра невеликая в сравнении с историческими рекордными торгами. Но по-своему совершенно замечательная: топ-лоты проданы в 4-5 раз дороже эстимейта и близки к рекордам за последние 10 лет. А суммарный результат весенних и осенних торгов 2020 года превысил показатели 2015 и 2016 годов.

Алексей Тизенгаузен,  глава международного департамента русского искусства Christie’s, говорит, что карантин пошел на пользу рынку русского искусства. «Нам хватило времени на то, чтобы основательно и вдумчиво подготовиться к торгам. Круг любителей русского искусства расширился. Появились новые покупатели, вовсе не обязательно русские или с русскими корнями. В торгах участвовало больше 200 зарегистрированных клиентов. На примере нашего весенне-летнего онлайн-аукциона мы поняли, что тем, кто занимается русским искусством, важна обстановка, церемониал аукциона, внешние эффекты, присущие торгам на Кинг-стрит.  Удары молотка, шутки аукциониста, усиление напряжения, атмосфера борьбы, телефонный звонок слева, телефонный звонок справа. Поэтому мы завязали с онлайном и быстро вернулись в режим живого аукциона».