Как видят мир пилоты и что такое современный театр. Книжные новинки

Денис Песков Forbes Contributor
Земля из кабины пилота, дома Москвы и Петербурга, болиды «Формулы-1» и немного о театре. Обзор книжных новинок от Forbes

Марк Ванхунакер

В полете. Мир глазами пилота (Синдбад, 2019)

Если вам не хватает 24 часов в сутки, идите в пилоты. Если летать на Запад, то за год набежит немалый выигрыш. Кроме того, сейчас удовольствие сесть в самолете у окна стоит дополнительных денег, а у летчика всегда лучший обзор в лайнере. Да и вообще мир глазами пилота выглядит несколько иначе.

Сверху Земля размечена по-другому, чем в атласах, и на воздушной карте мира до сих пор можно обнаружить неизведанные территории. Так, нет маршрутов над Гималаями и есть необитаемый остров между Россией и Норвегией. Необитаемый — значит там нет радиомаяков. В полетах над гигантскими пустыми просторами пилотам случается заскучать, и тогда они, как автомобилисты, могут помигать посадочными огнями встречному самолету и получить ответ. На оживленных трассах уже не до подмигиваний. Москву, например, надо облетать строго по часовой стрелке.

Названия маяков представляют собой отдельную тему для веселья. Над Россией пилотов заставляют хихикать Максимкин Яр и Новый Васюган, но это всего лишь топонимы. В Новом Свете остроумие зашкаливает. О близости Мексики и ее кулинарных традициях напоминают по-испански точки ТЕКЛА, СРВЗА, КАРНЕ и КЕЗО — «текила», «пиво», «мясо» и «сыр». Бостон демонстрирует все, чем богат. История — ПЛГРМ (там высадились основатели-«пилигримы»), кухня — ЧАУДР с ЛОБСТ («чаудер» и «лобстер»), а ССОКС — отсылка к бейсболу. Есть и точка НИМОЙ — актер Леонард Нимой (Спок из «Звездного пути») родом из Бостона.

Реальные карты, случается, становятся заметными с воздуха, особенно ночью. Так, всегда отчетливо подсвечена длинная граница Индии и Пакистана, а Бельгия настолько ярка, что видна даже из космоса. Иногда, впрочем, и никаких карт не нужно, чтобы понять, над чем вы в данный момент проноситесь: в Индии аромат сжигаемого коровьего навоза, оказывается, достигает не только богов.

Однако не все, что на земле производит впечатление, так же хорошо в вышине — самые роскошные фейерверки из кабины выглядят не больше пятицентовой монетки на дне бассейна (топ-10 лучших видов на Землю приводит в своей книге «Говорит командир корабля» другой пилот, почитайте). Случается капитану заняться чем-то и помимо управления судном и разглядывания небес c землей: если ребенок рождается в самолете, он обязан зафиксировать время рождения по Гринвичу и приблизительные координаты относительно поверхности.

The Village. «Москва, где мы живём» (Эксмо, 2018)

The Village. «Петербург, где мы живём» (Эксмо, 2019)

Собирающимся летом посетить столицы посвящается. Городской журнал The Village облек в бумагу серию своих публикаций о знаковых зданиях Москвы и Петербурга, особо интересных эксклюзивными фотографиями и рассказами тех, кто живет и работает в этих городах. Действительно, хотя почти все отобранные объекты выделяются необычной архитектурой, об их богатом внутреннем мире выпадает узнать немногим москвичам и петербуржцам. Более того, среди непосвященных о них гуляет немало чудных городских легенд. Теперь же сами жильцы объяснят, что завидовать живущему в новоарбатской «книжке» нечего, а офис в доме от Ле Корбюзье похож на «террариум, который еще и хорошо подогревается». Кроме того, самое длинное здание Питера не «дом-колбаса», а «дом-змея».

Эдриан Ньюи

Как построить машину. Автобиография величайшего конструктора «Формулы-1» (Бомбора, 2019)

Следить за полетом мысли гения не менее захватывающе, чем наблюдать изготовленный им шедевр. С этим согласится любой читавший дневники да Винчи. Эдриан Ньюи — самый успешный создатель болидов «Формулы-1» последних лет тридцати: 154 победы и 11 Кубков конструкторов. Практически каждый год ему приходилось придумывать способы обходить очередные ограничения, налагаемые организаторами соревнований на автомобили, и каждый раз его решения оказывались лучшими. Ошибаются ли гении? Да. Да так, что могут погубить других гениев. Именно на машине Ньюи разбился Волшебник Айртон Сенна. И здесь, пожалуй, в первый раз мы сможем прочитать о той трагедии со слов непосредственного участника событий.

Виктор Вилисов

Нас всех тошнит: как театр стал современным, а мы этого не заметили (АСТ, 2019)

У нас те, кто более-менее в курсе, связывают все, что знают о современном театре, с обнаженкой, матом на сцене, феминизмом, гомосексуализмом, провокацией ради эпатажа и эпатажем ради провокации да интерпретациями классики. Увы, в мировых масштабах это уже прошлогодний снег. Современный театр освободился от гнета литературы, он больше не занимается иллюстрацией букв на сцене. Театральные фестивали, ввозящие спектакли из-за рубежа, — единственный способ увидеть в РФ хороший современный театр, рождающийся лишь в нескольких европейских государствах (в США с этим тоже беда). Другой вариант — читать Вилисова и параллельно смотреть видеозаписи спектаклей, о которых идет речь.

Новости партнеров