«Та еще парочка» — самое смешное и неполиткорректное американское кино последних лет

Юлия Шампорова Forbes Contributor
DR
На этой неделе на российские экраны выходит, пожалуй, самая смешная комедия этого лета «Та еще парочка», где гендерные отношения перевернуты с ног на голову и даже признание в любви не обходится без упоминания об Усаме бен Ладене.

Романтическая комедия наоборот

История, которая, казалось бы, основана на старом как мир сценарном приеме встречи бывших возлюбленных, оказалась вовсе не тем, чем кажется.

Жанр романтической комедии и политические шутки с трудом должны бы сочетаться вместе, но здесь их союзу помогает профессия влюбленных: она — госсекретарь США и кандидат на пост президента страны в исполнении блистательной лауреатки «Оскара» Шарлиз Терон, он — бескомпромиссный журналист, который скорее пожертвует работой, чем позволит большому капиталу диктовать ему редакционную политику, — отличная актерская работа Сета Рогена, канадского актера, который в Америке прославился ролями скромных тихонь-интеллектуалов.

Узнаваемые камео сексуального премьер-министра Канады (лауреат «Золотого глобуса» и звезда сериала «Большая маленькая ложь» Александр Скарсгард) или глуповатого президента Америки, который хочет уйти с поста, чтобы делать карьеру киноактера (лауреат «Эмми» Боб Оденкерк), позволяют зрителю почувствовать себя в своей тарелке и вполне адресно воспринимать политические шутки и иронию фильма.

Кажется, что сюжет развивается по традиционной схеме: на банкете, посвященном защите животных, встречаются очаровательная Шарлотта Филд, которая посвящает всю свою жизнь работе, и Фред Фларски, полноватый журналист в смешной куртке, который 25 лет назад безответно был влюблен в нее. Фред становится спичрайтером будущего президента, и с этого момента, казалось бы, герои обречены жить по законам романтической комедии.

Только с самого начала фильм работает по схеме-перевертышу, где в роли Золушки дебютирует Фларски: мужчина выступает в «традиционной» женской роли, сопровождая свою сильную спутницу жизни по политическим турам, поддерживая ее в сложные периоды жизни, обеспечивая тыл и работу с журналистами.

Фред шутит: «Ты хочешь, чтобы я был твоей Мэрилин Монро? Или нет, лучше Леди Бёрд, на ней все же в конце концов женились» (Леди Бёрд — Клаудия Джонсон, первая леди США с 1963 по 1969 год, супруга Линдона Джонсона — прим. ред.). И это, по сути, лейтмотив всего фильма. И нет, Шарлотта не бросит карьеру из-за большой любви, это устаревшая уловка сценаристов.

Новая политкорректность

В политкорректной Америке «Та еще парочка» — довольно смелое высказывание: шутки про нацистов, евреев, политиков, бизнесменов, феминисток и значимые события мировой истории чередуются с лирической линией героев, в которой много хорошей узнаваемой музыки, а также отсылок к мировым кинохитам. Например, «Титанику»: герои танцуют на кухне, спрятавшись ото всех на званом рауте в Аргентине, а камера снимает их сквозь характерное окно-иллюминатор.

Кстати, когда герои прибывают в Аргентину, первое, что вспоминает Фред, — «убийцы дедушки и бабушки осели здесь» (речь о нацистах — прим. ред.), далее по ходу приема он, признаваясь в своих чувствах, пишет на другой стороне салфетки: «И кстати, я нашел Гитлера», показывая на мужчину с характерными усами. Тема евреев и нацистов не раз затрагивается в истории: фильм начинается с того, что Фред тайно проникает на собрание американских националистов, которые принуждают его сделать татуировку в виде свастики, а затем раскрывают его личность, после чего Фред вынужден бежать, выпрыгнув в окно. Татуировка эта, кстати, претерпевает немало забавных изменений по ходу фильма, превращаясь то в забавного человечка с ножками, то в знак отличия — хороший показатель того, как можно высмеять даже самое страшное явление.

Новая политика

Отдельная тема в фильме посвящена вопросу феминизма и восприятию женщины в «традиционно» мужском мире политики в Америке, не самой отсталой в этом смысле стране. В начале карьеры Шарлотты ведущие позволяют себе откровенно хамские, сексистские шутки по поводу женщины-кандидата в президенты, оценивая не ее программу, а отдельные части тела. В конце фильма разговор трех ведущих меняется кардинально, а один из них получает чашкой в лоб за сексистскую шутку о войне «красной и белой розы» и ПМС.

Когда Фред предлагает Шарлотте вставить соленую шутку в ее речь о защите планеты, она говорит, что не может себе этого позволить, как и очень многого другого, что вполне приемлемо для мужчин-политиков, ведь если она будет излишне эмоциональна, ее назовут истеричкой, если жестка — еще хуже, Фред стоит с открытым ртом и не может понять, как в таких условиях можно вообще что-либо говорить? Добро пожаловать в мир женщин, дорогой Фред!

Если признание Фреда не обходится без Гитлера, то ответ Шарлотты — без бен Ладена: в одной из самых трогательных сцен фильма, говоря о своей любви, будущий президент рассуждает «мне никогда не было так страшно, а ведь я однажды была в одном лифте с Усамой бен Ладеном, только я и он…».

Новые отношения

Романтическая комедия при этом как-то умудряется сохранять хрупкую границу и не переходить в область жесткой сатиры. Создатели фильма в интервью прокатчикам признаются, что политический мир стал для них забавным фоном, который острее помог подчеркнуть любовную линию персонажей, обеспечивая картину большим количеством комедийных моментов, не жертвуя эмоциональной составляющей.

«Это как в «Красотке», только она — Ричард Гир, а ты — Джулия Робертс», — объясняет Лэнс, лучший друг Фреда, описывая отношения героев картины, и, по сути, это очень точная характеристика фильма. С одной стороны, здесь так правдоподобно расставлены юмористические, политические и общечеловеческие акценты, что история кажется очень реалистичной, а с другой — она не менее сказочна, чем роман бизнесмена и девушки с пониженной социальной ответственностью из всем известной истории.

Сказка о Золушке, который наконец-то нашел свою принцессу, обильно приправленная хорошим неполиткорректным юмором и сатирой на современное общество, уже на экранах российских кинотеатров.

Новости партнеров