Проекции, нарциссы и фрустрация. Как «История игрушек 4» стала лучшим кинопсихоанализом для взрослых

Четвертую часть франшизы «История игрушек» кинокритики в один голос называют одним из самых лучших фильмов года... для взрослых. Постоянный кинообозреватель Forbes Life Татьяна Шорохова обсуждает премьеру с психологом — осторожно, по ссылке открытия и спойлеры

Первая «История игрушек» вышла в 1995 году, став первым полнометражным мультфильмом, сделанным на компьютере. Второй фильм серии определил стиль работы студии Pixar — никогда не снимать проходных фильмов (картину дважды переделывали в крайне сжатые сроки), а третий, казалось бы, поставил точку на приключениях ковбоя Вуди, космонавта Базза Лайтера и других обитателей комнаты повзрослевшего мальчика Энди. Игрушки нашли себя в обществе девочки Бонни, а студия через несколько лет придумала еще одну историю.

Учитывая, что несколько лет назад Pixar схематично поведали нам о механизме эмоций в мультфильме «Головоломка», было бы интересно посмотреть на «Историю игрушек 4» с точки зрения психологии. В этом нам поможет психолог и гештальт-терапевт Ольга Губочкина.

Динозавры и ковбои

Мастера историй студии Pixar неспроста взяли игрушки в качестве героев своего первого полного метра. Игрушки — это проводники ребенка в тот мир, где он может осваивать самостоятельную деятельность. Анимация позволяет развить фантазию и показать доходчивым образом важные жизненные уроки: дружба важна, хорошие ребята всегда побеждают, зло наказано. Pixar даже проводят для нас экскурс по разным игрушкам — персонажи регулярно вспоминают, для какого возраста они предназначены, и сильно расстраиваются, попадая в третьей части к малышам, которые буквально пробуют наших героев на зуб, рисуют ими картины и расколачивают их на части.

«Дети выбирают игрушки согласно возрастному развитию, — подтверждает психолог. — До года это игрушки, которые развивают сенсорные системы: зрительную, слуховую, позже вкусовую, обонятельную и так далее. От года до трех ребенку уже интересен функционал игрушки, ее предназначение. Игрушка должна быть максимальной копией настоящих предметов».

В диапазоне от трех до шести лет меняется ведущая деятельность ребенка, сюжетно-ролевая игра теперь для него интереснее всего. И, если на предыдущем этапе было важно, насколько игрушка похожа на предмет из реального мира, то здесь уже хорошо развито воображение, и ребенок может представлять, что эта веточка — ручка, и «писать» ею, а вот то колесо — машина, и «ехать» на нем. Именно в этот период сделанная своими руками игрушка может быть гораздо ценнее купленной.

Вуди

Четвертая часть начинается дождливым вечером девять лет назад. Лампа с пастушкой Бо Пип отправляется к новому владельцу, тогда как давно влюбленный в игрушку ковбой едва не уезжает с ней, пасуя в последнюю минуту. Вуди по праву главный герой всей франшизы. Этот персонаж проходит через настоящее взросление. От инфантильного желания оставаться любимой игрушкой и даже зловещих планов по уничтожению соперника Базза Вуди постепенно взрослеет и к финалу понимает, что иногда собственное счастье важнее долга.

Со стороны ковбой может показаться своего рода материнской и гиперопекающей фигурой. С этим психолог не согласна: «Честно говоря, мне Вуди кажется самым взрослым и самым здоровым персонажем. Он отлично ориентируется в своих потребностях, причем может их как удовлетворять, так и откладывать ради более актуальных задач; он чувствителен, эмпатичен, он ответственен, при этом умеет обращаться за помощью. Вуди осознает свои страхи, но все равно пробует новые действия; он готов признавать, что у других есть свои взгляды, не совпадающие с его, и не конфронтировать с ними. Мне бы понравилось взаимодействовать с таким человеком. Какого он при этом пола и есть ли он вообще у него, мне не очень важно».

Что же до гиперопеки, то при ней главная цель — не дать разомкнуть ребенку психологическую пуповину с родителем, считает Губочкина. Присутствие родителя в любых активностях ребенка, ограничение его возможности принимать решения, хроническое послание «ты не сможешь, не знаешь, не справишься» приводит в итоге к абортированию индивидуальности. Такой родитель, можно сказать, живет жизнь своего ребенка вместо него. Гиперопека, как правило, формируется у тревожно-мнительных родителей; у людей, испытывающих проблемы в контакте с социумом; тех, кто имел отвергающий стиль взаимодействия со своими родителями в детстве; а также с искаженными отношениями внутри континуума «страх жизни — страх смерти».

Бонни

Дочка сотрудницы детского сада становится чуть ли не главной героиней фильма. Даже Энди в свое время не выходил на первый план настолько явно. Бонни — застенчивая девочка с яркой фантазией, любовью к игрушкам и мягким характером. Она готовится к знакомству со школой, что вызывает у Бонни сильный стресс, который некоторые критики посчитали сценарной дырой: как же детский сад, в котором девочка провела столько времени?

«Практически для любого ребенка переход из детского сада в школу является стрессом, — поясняет Ольга Губочкина. — Как для любого взрослого, например, выход на новую работу. Полное изменение социального статуса, привычного круга людей, новые обязанности, другой режим, смена деятельности с игровой на учебную — все это нагрузка, которую нелегко пережить. Адаптация может занять много времени, до года, и помочь в этом первокласснику просто необходимо».

Умные люди из Pixar (а через них и Вуди) знают, что девочке здорово помогла бы игрушка. Если ребенок просит взять с собой в незнакомый мир игрушку, не отказывайте ему. Игрушка имеет символическое значение, олицетворяет собой знакомый ребенку мир, в котором он чувствует себя в безопасности. Это касается всех детей, и особенно стеснительных, застенчивых и робких. У них интеграция в новое сообщество займет еще больше времени, и на этот тревожный период пусть игрушка будет надежным другом. Единственное ограничение, которое здесь стоит ввести, — договориться с ребенком, что играть с игрушкой будет возможно только вне уроков, например, на переменке.

Джесси

Во время игры Бонни снимает с Вуди звезду шерифа и передает ковбойше Джесси. Это достаточно важный элемент для понимания того, кто вскоре будет главной в компании игрушек. Но тут интересно подумать о гендерной предрасположенности к игрушкам: мальчикам покупают машинки и ковбоев, а девочкам — кукол и единорогов (хотя в «Истории игрушек» единорог отличается крутым нравом).

Психолог считает, что многое зависит от возраста. «Примерно до трех лет, если не вмешивается агрессивная среда, ограничивающая выбор ребенка, мальчики азартно играют в условных кукол, а девочки в машинки. Дети просто отражают то, в чем они находятся. Если папа с удовольствием готовит ужин, а мама возит детей на автомобиле, то для ребенка это норма жизни, которую он просто воспроизводит в игре. В перспективе такие дети будут более адаптивными взрослыми: ведь они уже обладают представлением о многообразии ролей».

Считается, что к четырем-пяти годам ребенок идентифицируется со своим полом и ему интереснее отождествлять себя с характерными игрушками, несущими некоторую заданность, от которой зависит сюжет игры. Поэтому Энди играл с ковбоем Вуди, а Бонни назначает Джесси шерифом. В целом решающими моментами становятся обогащенная окружающая среда и контекст взаимодействия с взрослыми. «Повторюсь: ребенок находится в предлагаемых обстоятельствах. Если в твоем распоряжении ковбой, танк и ракета, придется играть в них».

Вилкинс

Сплав вилки и ложки (на английском это называется spork, от слов spoon и fork), Вилкинс — первый рукодельный герой франшизы. В первом фильме садист Сид мастерил гибриды из частей разных игрушек, но Вилкинс совсем другой: его мастерит сама Бонни из подручных средств. Возможно, потому он и обретает речь, в отличие от монстриков Сида.

Девочка моментально привязывается к Вилкинсу по одной простой причине. Вилкинс — это и есть сама Бонни. Как считает гештальт-терапевт, девочка интуитивно оказала себе психотерапевтическую помощь, прибегнув к проективной методике, которая широко используется в работе психолога. «Дети проецируют на внешние объекты (изображение в рисунке, персонажей в сказке или поделку, как в нашем случае) те чувства, переживания и свойства личности в целом, которые в данный момент не дифференцируются самим человеком. Бонни было страшно, одиноко и грустно, и Вилкинс воплощает все это в себе. С помощью Вилкинса девочка овладевает собственными страхами, проживает события своей новой жизни».

Вуди, будучи уже «взрослым человеком», отлично понимает важность Вилкинса для своей хозяйки. Впрочем, кухонный приборчик стремится туда, где «тепло, уютно и пахнет гнильцой» — в помойку! «Там тебе как будто нашептывают: все будет хорошо!» — говорит Вилкинс Вуди, оправдывая свое постоянное желание оказаться среди мусора. Он так и не осознает себя игрушкой, но прекращает попытки сбежать, понимая, что он — мусор Бонни. Кажется, у этого персонажа мощнейший экзистенциальный кризис! Психолог подтверждает: «Как я уже и говорила, Вилкинс и есть Бонни. И его движение от кошмара выдернутого из привычной среды субъекта к осознаванию себя нужным, цельным в новом мире, действительно самый настоящий экзистенциальный кризис, который переживает девочка».

Габи-Габи, Дюк, Зая и Утя

Вилкинс застревает в антикварном магазине, но Вуди с товарищами идут на помощь! Во время поисков вилочки у Вуди и Базза появятся новые знакомые. Появляется и квазиантагонист, кукла Габи-Габи, антикварная девица (в оригинале ее озвучивает звезда «Безумцев» Кристина Хендрикс) с испорченным звуковым модулем. Ей прислуживает несколько Бенсонов, кукол для чревовещателей. Жутковатые парни, они напрочь лишены голоса — но к этому мы еще вернемся.

Габи считает, что заводской дефект стоит на пути ее счастья и мешает ей найти хозяйку — девочку, которая полюбит ее и будет играть с ней. И хотя финал у нее обнадеживающий (Габи оказывается в объятиях потерявшейся девочки), при желании она может стать настоящей злодейкой в пятой серии, если студия решится на продолжение. Благо все предпосылки есть. «Габи-Габи очень похожа на нарциссическую личность. У нее не было даже шанса соприкоснуться с ощущением своей «хорошести», нужности, — считает психолог. — Она не понимает, кто она, зачем она. И это непонимание проросло внутрь личности и руководит ею. Мой прогноз, даже при условии, что она обрела хозяйку, печален. Кукла чрезвычайно крепко привязана к идее, что только с модулем она та, которая имеет право на жизнь, и как только с ним что-нибудь случится, все обрушится снова».

Куда оптимистичнее дела обстоят у лучшего каскадера Канады, гонщика Дюка Бубумса. В оригинале его озвучивает Киану Ривз, что еще раз показывает, какими провидцами оказались ребята в Pixar, ведь 2019 год стал для актера настоящим ренессансом, точнее, «киануссансом». Дюк переживает, что ему никогда не сравниться с рекламой, и страдает, что не смог оправдать надежды своего хозяина.

Если бы не прыжок в финале, быть бы Дюку и дальше рыцарем печального образа. «Канадец, скорее всего, избыл травму этим действием, ведь изначально у него была вера в себя. Его затруднение было «техническим», приобретенным вследствие некоторого события. Тут классическое гештальтистское завершение процесса обнулит его фрустрацию, и у него появится большой шанс снова стать самим собой», — считает Ольга Губочкина.

Наконец, Утя и Зая, парочка откровенно плохо сшитых мягких игрушек, висящих в тире. За ними скрываются голоса дуэта, отлично знакомого всем зрителям сериала «Ки и Пил». Киган-Майкл Ки и Джордан Пил много импровизировали во время записи, придав жизни своим героям. Учитывая, что Пил еще и снимает хорроры, неудивительно, что Заю и Утю так тянет выдумывать жутковатые варианты развития событий.

Но при этом герои сшиты друг с другом. Может, они созависимые? «Я не вижу их как созависимых, — говорит психолог. — Фокусировка созависимого человека — на том, другом. А здесь каждый из них чего-то хочет в отдельности от своего товарища. И потом в этих пушистых ребятах не наблюдаются общие характеристики созависимых людей: страх принимать самостоятельные решения, избегание любых конфликтов путем отказа от насыщения жизненно важных потребностей, контроль партнера, заниженная самооценка. Скорее, они такие гиперактивные подростки, полные самых сумасшедших идей, некоторые из которых вполне могут привести Утю и Заю к самореализации».

На фоне всех этих героев особняком стоит пастушка Бо Пип, которая кажется чуть ли не самым здоровым персонажем. Эмансипация, которая проходит за кадром, позволяет нам встретить ее уже совершенно свободной. Бо раскатывает по ярмарке на самодельном скунсе, не чурается отколотой руки и мечтает уехать вместе с парком аттракционов в путешествие по стране. Она больше не зависит от ребенка, как прежде, и не намерена пылиться в антикварном магазине. Ее свобода заразительна — Вуди в итоге находит в себе силы следовать за ней.

Внутренний голос

Голос — одна из важнейших тем франшизы. Дав персонажам возможность говорить, создатели еще и наделили их внутренним голосом, иногда буквальным. Если потянуть за кольцо Вуди, можно услышать набор фраз от «У меня змея в ботинке» до «Кто-то отравил воду в колодце». Базз точно так же обладает набором фразочек, которые «оживляют» игрушку для ребенка. «Говорящие» игрушки развивают самые разные умения у детей — от языковых и когнитивных до социальных. Первую «говорящую» куклу изобрел сам Томас Эдисон еще в конце XIX века, но она звучала настолько страшно, что пугала детей. Как бы ни раздражали вас болтающие игрушки, они прижились и совершенно точно никуда не уйдут — учитывая «Сири», «Алексу» и «Алису», поговорить с роботом любят и взрослые.

Что такое внутренний голос в «Истории игрушек 4»? «Внутренний голос» — зачастую это голоса наших родителей, которые мы слышали в детстве, — поясняет психолог. — И если они говорили нам что-то хорошее о нас, что-то разъясняющее о мире, что-то поддерживающее, то во взрослом состоянии мы будем хорошо ориентироваться в себе и в происходящем вокруг. Вуди и Баззу в этом смысле повезло, они были любимы «их» детьми, давали им много признания, и «внутренний голос» ковбоя и астронавта — это верные указатели в жизни».

В четвертой части «Истории игрушек» внутренний голос иногда используется буквально: Базз нажимает на кнопку и действует исходя из услышанного. А вот Вуди, лишаясь своего звукового модуля, наконец-то находит в себе силы отказаться от долга следовать за Бонни и решает остаться с Бо, сделаться полностью независимым. Он больше не боится быть потерянной или сломанной игрушкой, о чем говорилось в третьей и второй части соответственно. Он сам творит свою судьбу. Иными словами — взрослеет.

Ольга Губочкина называет «Историю игрушек 4» довольно точной метафорой детско-родительских отношений, где игрушки — это дети, а дети — родители. «Это сильно приближает зрителя к пережитому им в детстве, а это может быть больно, может ранить до сих пор». Так что если вам кажется, будто фильм Pixar слишком сентиментален или зануден, то стоит порыться в себе. Вполне возможно, что ваш внутренний ребенок нуждается в дополнительной заботе.

Ну, или в новой игрушке.

Новости партнеров