«Я пытаюсь поймать за хвост безрассудство молодости»: Уилл Смит о новом фильме «Гемини» и лучшем времени своей жизни

Денис Виленкин Forbes Contributor
Уилл Смит Уилл Смит Фото Mustafa Yalcin / Anadolu Agency / Getty Images
10 октября в российский прокат выходит фантастический боевик «Гемини» от режиссера Энга Ли, двукратного обладателя премии «Оскар». Обе главные роли в фильме исполнил Уилл Смит, которому в день интервью для Forbes Life исполнился 51 год 

По сюжету за опытным и успешным киллером Генри Броганом начинает вести охоту еще, казалось бы, более опытный и успешный убийца, предугадывающий каждое действие своей цели. Но вскоре Генри обнаруживает, что преследует его он же сам, только на тридцать лет моложе. Для этого трюка студия WETA, потрудившаяся над «Властелином колец» и «Аватаром», разработала специальную технологию, позволяющую с нуля создать в кадре буквально живого человека. Который к тому же выглядит совсем как настоящий, поскольку сам фильм снят со скоростью 120 кадров в секунду. Для художественного кино это всего лишь второй случай в истории. К первому, кстати, тоже приложил руку Энг Ли. Мы поговорили с исполнителем главной роли Уиллом Смитом о том, каково это — увидеть себя таким молодым вновь.


Уилл, что для вас в столь технологически прорывном фильме было самым удивительным?

Первое, что я вам скажу, я работал в фильме без грима! Мне просто не позволяли его наносить, поскольку каждый миллиметр грима и каждую пору видит камера, благодаря нашему формату съемки 120 кадров в секунду. Когда я уже сам посмотрел финальную версию «Гемини», это было очень красиво. Ты настолько погружаешься в происходящее, что просто не отличаешь его от реальности. Я вам совершенно точно говорю, этот киноязык нигде и никем не был использован до нас. По-настоящему долгие кадры без монтажных склеек, максимально приближающие нас к тому, как тот или иной эпизод выглядел бы в жизни. К примеру, в сложнейшей сцене дуэли на мотоциклах кадры длятся аж по 60 секунд.

Вы сыграли в фильме двух героев, киллера в пятьдесят и киллера в двадцать. А кто вам сейчас ближе, опытный Генри или молодой Джуниор?

Сейчас я понимаю, что проживаю самое лучшее время в своей жизни, и нет ни дня, чтобы я захотел вернуться в годы своей молодости. То, что я чувствую сейчас в себе, — это комфорт и покой, а то, что вижу вокруг себя, — мир и красота. Насколько в двадцать лет мне было весело сниматься в фильмах и путешествовать по миру, настолько это эмоционально меня и разрушало. Что касается разницы, молодым я был более наивным в том, как распределял свои силы. В двадцать три у меня не было и мысли подумать, о чем я вообще мечтаю и чем хочу в жизни заниматься. И эта наивность перерастала в такое безрассудство, которое на самом деле в последние годы я пытаюсь ухватить за хвост. Это чувство свободы, удержаться за присущую мне в молодости безбашенность. Вот на прошлый день рождения я прыгал из вертолета, занимаясь банджи-джампингом над Гранд-каньоном. И только так можно остаться на плаву, только если ты переступаешь черту, исследуешь себя, словно тебе и сейчас двадцать.

Кадр из фильма «Гемини»

А вообще не страшно смотреть на себя такого молодого? Как в песне Forever young, использованной в трейлере вашего фильма.

Да, определенно страшно! Благодаря технологиям, в «Гемини» мы добились того, что моего героя Джуниора не просто омолодили. Это на сто процентов цифровой человек. И конечно, самое важное, чего мы добились в существовании Джуниора, за ним ты начинаешь видеть и 23-летнего актера, который его играет, и начинаешь и в это верить. У него не мое тело, не мое лицо, а только мой голос. Поэтому, если технологии шагнут дальше, а они без сомнения шагнут, нас может ждать и Уилл Смит, играющий Марлона Брандо! Ведь открываются многочисленные художественные возможности, если и вовсе не бесконечные.

Вы продолжаете сниматься в огромном количестве экшенов, «Отряд самоубийц», «Яркость», теперь вот «Гемини». А внутри для вас что-то меняется?

Ну, мне тут сегодня стукнул 51 год, поэтому все свои недавние экшен-фильмы я буквально коленями прочувствовал. Но тем не менее это мой сознательный выбор — сниматься в этих сверхфизических ролях, пусть и даются они уже и не так просто, как когда-то. Однако, опять же, с помощью технологий и молодой версии меня мы можем добиться удивительных результатов. А вообще, конечно, я просто принял решение повеселиться.

Уилл Смит в фильме «Отряд самоубийц»

Если бы у вас была возможность сказать что-то себе тому, двадцатилетнему, что бы это было? Может, дали бы совет?

Думаю, что я попросил бы совета. Поскольку когда Энг Ли сказал мне, что я буду играть две версии самого себя, сложнее всего было в своей памяти проделать путешествие и достичь мыслей того Уилла. Энг стал показывать мне мои роли в моих же фильмах, отмечая моменты игры. И говорил, «это мне нравится», «и это нравится», «а вот так ужасно, никогда так не делай» (смеется). И я действительно смотрел на некоторые эпизоды и не мог даже догадаться, почему я сделал выбор сыграть именно так, именно так произнести эту реплику. Мной действительно управляло такое неподдельное самосознание, чувство, что я все делаю правильно. Но на самом деле, спектр того, что я был готов сделать, был очень маленьким. И сейчас я все чаще оглядываюсь на безрассудного молодого Уилла Смита, чтобы выбраться из этой приятной зоны комфорта под названием «успех в мире кино».