Здоровые инвестиции. Как усилия частного бизнеса меняют российскую медицину

Фото Getty Images
Факт: большинство россиян недовольны системой здравоохранения в стране. Как показывают соцопросы, недовольство вызывает невысокий уровень профессионализма врачей, недостаток специалистов, недоступность медицинской помощи для населения и отсутствие современного оборудования. Проблемы пытаются решить бизнесмены, вкладываясь в коммерческие проекты в медицине или жертвуя на благотворительность. Forbes Life ознакомился с самыми инновационными частными проектами

В последние 20 лет в России появилось большое количество частных клиник и лабораторий, которые работают по западным стандартам качества. Выручка одного из самых успешных медицинских проектов — сети частных клиник «Медси» владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова в 2017 году составила 11,7 млрд рублей. Иногда бизнесмены создают медицинскую инфраструктуру, когда сами сталкиваются с ее отсутствием. Так основатель USM Holdings Алишер Усманов, после того как у него случилось отслоение сетчатки глаза, построил офтальмологические клиники в Москве и Мюнхене. Forbes Life рассмотрел частные проекты, созданные за последние 10 лет в области медицины и здравоохранения, которые меняют пространство вокруг, делая его более технологичным и комфортным. И здоровым, конечно.

Уральский лечебно-реабилитационный центр Владислава Тетюхина

В 2012 году ученый и бизнесмен Владислав Тетюхин продал акции титановой корпорации «ВСМПО-Ависма» и на полученные деньги — 3,3 млрд рублей — начал строить больницу в Нижнем Тагиле. Еще 1,2 млрд рублей добавило правительство Свердловской области. Уральский лечебно-реабилитационный центр заработал через два года. К моменту его открытия шесть с половиной тысяч жителей области ждали операций по эндопротезированию суставов. «Мы привыкли делать титан для авиации, а в медицине у нас провал», — говорил Тетюхин в интервью Forbes в 2015 году. Очередь на операцию не двигалась годами, люди умирали, не дождавшись медицинской помощи. Так что области центр был необходим.

«Окупаемость инвестиций не интересовала Владислава Валентиновича, — говорит директор центра Алексей Щелкунов. — Задача проекта — помочь людям, с которыми Тетюхин работал много лет на титановом производстве. Из титана делают конструкции, которые устанавливаются в организм человека. Люди достойны того, чтобы получать медицинскую помощь в современных условиях».

В начале 2019 года, незадолго до смерти Тетюхина (он умер в апреле на 87-м году жизни), региональный Минздрав «по непонятным причинам», как говорит директор, сократил количество квот на 1000, тем самым поставил центр под угрозу закрытия. «Ощущение, что нас уничтожают», — говорил Тетюхин. Впрочем, после встречи мецената с губернатором области госпиталю вернули квоты и дали госконтракт более чем на 200 млн рублей.

За помощью в Уральский центр обращаются пациенты со всей России. 98% операций делается бесплатно по ОМС. По словам директора центра Щелкунова, Свердловская область опустилась на пятое место по уровню инвалидизации населения, а Нижний Тагил, моногород, получил 450 новых рабочих мест.

Дело мецената Тетюхина продолжают его сыновья Дмитрий и Илья и команда их единомышленников. Сейчас решается задача, как достроить то, на что не хватает денег «титановых инвесторов»: реабилитационный комплекс, новый стационар и кабинет спортивной медицины.

Senior Group. Дома престарелых

Предприниматель Алексей Сиднев создал самую крупную в России сеть частных домов для престарелых Senior Group с выручкой 700 млн рублей в год. Идея бизнеса пришла Сидневу еще во времена его американского студенчества. В 1999 году ученик бизнес-школы обратил внимание на структуру компании Marriott: «Самая прибыльная часть бизнеса, о которой не принято говорить публично, увидеть ее можно только в отчетности компании, — дома престарелых».

Почти десять лет спустя Сиднев решил создать собственный бизнес на домах престарелых. В тот момент бизнесмен успешно работал в Лондоне и готовился стать единственным русским партнером консалтинговой компании Booz. Внезапно Сиднев вернулся в Россию и открыл свой стартап. В 2007 году поступок многим казался неоднозначным. При встрече с Сидневым знакомые едва ли не крутили пальцем у виска.

«Компания Senior Group существует уже 12 лет. Мы открыли шесть пансионов экономкласса в Подмосковье и два гериатрических центра премиум-класса в Жуковке и Малаховке. У нас своя патронажная служба. Компания растет на 40% в год», — говорит Сиднев.

Пансионы Senior Group — это социальные медицинские учреждения для пациентов от 70 лет и старше, маломобильных, паллиативных, для тех, кто страдает деменцией и нуждается в реабилитации. Стоимость размещения в сутки от 4500 рублей до 8000 рублей. До трети всех пациентов — малоимущие пенсионеры с государственной субсидией, отдающие за проживание три четверти пенсии. «Конечно, у нас есть шикарные одноместные сьюты за большие деньги, — объясняет бизнесмен. — Но и те, кто живет у нас бесплатно, получают базовую помощь по международному стандарту».

Начиная проект, Сиднев выяснил, что в России почти не готовят специалистов по болезням возраста: врачей-гериатров, гериатрических медсестер и сиделок. Тогда Senior Group открыла академию, где сама начала обучать сиделок и повышать квалификацию медсестер и врачей. Сейчас медицинский персонал компании проводит курсы по гериатрии в колледжах Москвы и области. Недавно запустили новый проект — сервис по подбору сиделок. Количество клиентов удваивается каждый месяц. Средний чек — примерно 1900 рублей в день.

Алексей Сиднев говорит, что за годы работы компании удалось изменить отношение к домам престарелых: «Когда мы начинали, во всей стране было около 300 мест в негосударственных учреждениях для пожилых людей. А сейчас, наверное, 30 000. То есть в 100 раз больше семей выбирают частные дома престарелых для своих близких».

Лаборатория UNIM. Новые технологии диагностики

«Трагедия, когда молодой женщине ставят ошибочный диагноз «рак тела матки» и она к тридцати годам становится бесплодной. Виной этому несовершенство диагностики. Зачем тогда нужны эти технологические революции, если не применять их в медицине?» — задает риторический вопрос инженер Алексей Ремез. В 2014 году Ремез запустил стартап Unim, лабораторию, которая занимается биопсией. Традиционно этот вид диагностики — аналоговый. То есть доктор каждый день смотрит на стекла в микроскоп и на основе своих знаний и опыта принимает решение, болеет ли пациент раком. В лаборатории Ремеза весь объем данных цифруется, а стекла смотрят два-три, иногда и 15 специалистов с помощью инструментов, созданных на базе искусственного интеллекта. Так снижается вероятность ошибки. Кроме того, оцифрованные анализы можно отправлять в лабораторию в любой точке мира. Unim сотрудничает с диагностическими центрами в Норвегии, Италии, США.

В 2014 году Алексей Ремез и его партнер Николай Кроман вложили в стартап 1,5 млн рублей личных средств. Позже пришли инвесторы: Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), вице-президент «Ростелекома» Алексей Басов, компания MedMe и фонд «Сколково». Общая сумма инвестиций в Unim составляет около 80 млн рублей.

Сейчас выручка Unim — 15 млн рублей в месяц. В месяц лаборатория обрабатывает анализы четырех тысяч пациентов. Unim включен в систему ОМС. Лаборатория продает свои разработки другим медицинским центрам. «Наша работа не технологическая революция. Это технологическая эволюция. Надеюсь, в скором времени в России откроются другие лаборатории, которые будут работать по тем же стандартам, что и Unim», — говорит Алексей Ремез.

«Моторика». Киборги вместо инвалидов

Еще один резидент «Сколково» — компания по производству высокотехнологичных протезов рук «Моторика». Компанию основали в 2013 году петербургские инженеры Илья Чех и Василий Хлебников. Они обратили внимание, что в области протезирования в России технологический провал. Например, детям ставят протезы, разработанные по технологиям 1970-х годов. Сначала Чех и Хлебников открыли бизнес на собственные средства. Первый протез сделали для пятилетней Ксюши. Над проектом Илья работал дома по вечерам, а Василий печатал детали на своем 3D-принтере. Через два года у стартапа появились первые инвесторы. Две дочерние компании «Роснано» выкупили 55% акций за 3 млн рублей, а «Моторика» наняла команду разработчиков. Еще через год компания переехала в Сколково.

«Моторика» Чеха и Хлебникова изменила культуру протезирования в России. Их клиенты не похожи на людей с инвалидностью, они скорее киборги с дополнительными возможностями. Обладатели бионических протезов играют в шахматы, прыгают со скакалкой и даже расплачиваются с помощью протезов с PayPass-чипом в магазине и метро. Илья Чех объясняет социальную миссию компании: «Мы не просто хотим избавиться от понятия «инвалид». Мы работаем на следующий виток технологической эволюции человека, когда вместо лечения и трансплантации органов будем заниматься модификацией своего тела. Вся наша деятельность — это один большой акт социальной ответственности».

Школа «Абсолют». Помощь детям с ограниченными возможностями

По закону каждая средняя школа в России должна создать условия для инклюзии. Но в государственных школах по-прежнему не хватает тьюторов, медперсонала, не все учителя умеют работать в инклюзивном классе. Часто дети с особенностями развития остаются дома или идут в коррекционные школы.

Школа «Абсолют» — это частное инклюзивное бесплатное образовательное учреждение, проект фонда «Абсолют-помощь», созданного в 2002 году акционером группы компаний «Абсолют» Александром Светаковым. Школа принимает детей с ограниченными возможностями здоровья и детей из приемных семей. «Абсолют» ставит своей задачей создать максимально качественные условия для развития всех детей. В школе и учат и лечат, детей консультируют психологи, с ними работают логопеды и физиотерапевты. На строительство школы фонд потратил более 800 млн рублей. Ежегодный бюджет — 130 млн рублей.

Сейчас в школе «Абсолют» 132 ученика, и число желающих учиться растет каждый год. Руководитель программ и внешних коммуникаций фонда «Абсолют-помощь» Марина Рицик объясняет: «Мы не дублируем государство. Но в тех случаях, когда государство не предоставляет такой услуги, мы покупаем своим подопечным технические средства реабилитации».

«Альфа-эндо». Лечение детей с эндокринными заболеваниями

В 2014 году «Альфа-Групп» запустила проект помощи детям с эндокринными заболеваниями «Альфа-Эндо». Первый заместитель председателя совета директоров Альфа-банка, бывший вице-премьер Олег Сысуев вспоминает: «Мы проконсультировались со специалистами, руководителями нашего здравоохранения, членами правительства и выбрали тему детской эндокринологии как одну из самых сложных. Еще на этапе создания проекта решили, что в чистом виде научные исследования мы поддерживать не будем, нам важен конкретный результат в здравоохранении для детей».

Основное направление программы — диагностика. «Альфа-Эндо» оплачивает важные, но дорогие исследования, которые не финансирует государство. Например, вкладывается в развитие телемедицины, чтобы помочь детям с сахарным диабетом первого типа. Таким больным необходим постоянный контроль врача, а это не всегда возможно из-за нехватки специалистов или трудностей с перевозкой ребенка. Пациенту дома ставят инсулиновую помпу, специальная программа скачивает данные об уровне глюкозы и передает их врачу. Чтобы пользоваться этой программой, от родителей требуется только компьютер и интернет. Так улучшается контроль за состоянием ребенка, снижается риск таких осложнений, как поражение нервной системы, почек, глаз и сосудов конечностей.

За пять лет действия программы «Альфа-Групп» инвестировала в развитие эндокринологии около 500 млн рублей. Помимо бюджета банка, «Альфа-Эндо» привлекает дополнительные средства: получает государственные гранты, сотрудничает с бизнесом, организует совместные проекты с другими фондами, в первую очередь с фондом «Линия жизни», — всего более 20 млн рублей ежегодно.

Олег Сысуев говорит: «В благотворительности, как и в бизнесе, важны системные проекты, благодаря которым происходят глубокие изменения в социальной сфере. Можно бесконечно долго оказывать адресную помощь, но гораздо эффективнее поддерживать создание инфраструктуры, тем самым помогая сотням и тысячам».



Новости партнеров