«Мертвые» бабушки и вирус нечестности. Как усталость заставляет нас всех обманывать

Почему мы ошибаемся, когда устаем Почему мы ошибаемся, когда устаем Фото Getty Images
Когда ваша сила воли изнашивается донельзя, вам гораздо сложнее бороться с возникающими желаниями. А это, в свою очередь, может привести к бесчестности. Forbes Life публикует отрывок из книги Дэна Ариели «Честно о нечестности: Почему мы лжем всем и особенно себе», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер»

На протяжении многих лет преподавательской деятельности я неоднократно замечал, что к концу семестра у моих студентов чаще умирают родственники. Особенно много смертей приходится на неделю, предшествующую выпускным экзаменам и сдаче дипломных работ. В ходе обычного семестра ко мне, как правило, подходит около 10% студентов с просьбой перенести срок сдачи работ в связи со смертью родственников (чаще всего бабушек). Разумеется, я всегда расстраиваюсь из-за таких новостей и готов пойти навстречу студентам, дав им больше времени на подготовку. Однако мне не дает покоя вопрос: какой небывалой опасности подвергаются их родственники в последние недели перед выпускными экзаменами?

Обложка книги

Этот загадочный феномен отмечали многие преподаватели, и, боюсь, мы были вынуждены заподозрить наличие причинно- следственной связи между экзаменами и внезапными смертями старушек. Более того, одному бесстрашному исследователю удалось ее доказать. Собирая соответствующие данные в течение нескольких лет, Майк Адамс (преподаватель биологии в Университете Восточного Коннектикута) выяснил: вероятность смерти любимых бабушек его студентов в 10 раз выше в середине семестра и в 19 раз — перед экзаменами в конце учебного года. К тому же бабушки не самых прилежных студентов подвержены еще большему риску — двоечникам утрата грозит в 50 раз чаще, чем отличникам.

В научном труде, посвященном этой печальной взаимосвязи, Адамс предположил, что описанное явление связано с внутрисемейными факторами. Иными словами, бабушки студентов настолько беспокоятся о своих внуках, что переживаниями во время сессии буквально убивают себя. Это могло бы объяснить, почему показатели смертности возрастают в тех случаях, когда академическое будущее студента оказывается под угрозой. Применительно к государственной политике результаты исследования Адамса приводят нас к следующему заключению: за здоровьем бабушек — особенно бабушек неуспевающих студентов — нужно внимательно наблюдать в течение нескольких недель перед выпускными экзаменами и во время сессии, чтобы специалисты могли вовремя выявить недуг. Другая рекомендация состоит в том, что внуки (особенно те, кто не слишком утруждает себя учебой) должны скрывать от бабушек даты экзаменов и свои оценки.

Хотя столь трагические события действительно могут быть связаны с внутрисемейными факторами, «эпидемию», которая буквально выкашивает ряды бабушек два раза в год, можно объяснить и другими причинами. Возможно, угроза жизни милых старушек действительно существует, но более вероятно, что проблема кроется в недостаточном прилежании студентов и их стремлении любой ценой выкроить еще немного времени на подготовку. Если я прав, возникает еще один вопрос: чем объяснить подверженность студентов «бабушкиному мору» (о котором свидетельствуют многочисленные электронные письма, которые они пишут своим преподавателям) именно в конце семестра?

Вероятно, ближе к концу семестра студенты оказываются настолько истощены месяцами учебы, что отчасти теряют представление о нормах морали — вплоть до демонстрации неуважения к жизни своих бабушек. Если такое простое действие, как запоминание нескольких цифр, заставляет людей выбирать вредный для здоровья шоколадный торт вместо полезных фруктов, несложно представить, как могут повлиять несколько месяцев изучения различных учебных предметов на желание студентов хоть немного облегчить себе жизнь (это не означает, что их можно простить за всех придуманных «мертвых» бабушек и за обман преподавателей).

Обращаюсь ко всем бабушкам мира: берегите себя во время выпускных экзаменов ваших внуков.

Красный, зеленый, синий

Мы выяснили, что истощение снижает нашу способность мыслить рационально, а вместе с ней и готовность действовать в соответствии с нормами морали.

Впрочем, в реальной жизни мы можем делать выбор и избегать ситуаций, которые могут подтолкнуть нас к аморальному поведению. Если мы способны хотя бы отчасти осознать свою предрасположенность к обману в состоянии истощения эго, то можем избежать искушения, принимая во внимание такое свойство своей натуры (применительно к диете это может выражаться в том, что мы не пойдем в магазин, когда голодны).

В рамках нашего следующего эксперимента его участникам был предоставлен выбор: оказаться в ситуации, вынуждающей их к обману, или избежать ее. Как и прежде, мы разделили их на две группы (одна действовала в «неизматывающих условиях», вторая испытывала умственную нагрузку). Правда, на этот раз мы «истощали» наших подопытных другим способом, носящим название «тест Струпа».

Каждому из участников вручили таблицу, состоявшую из пяти колонок и 15 рядов (итого 75 ячеек). В каждой ячейке было указано название цвета: красный, зеленый, синий. Названия были набраны шрифтом этих же цветов в произвольном порядке. Получив свой экземпляр таблицы, участник должен был назвать — вслух, громко — цвет каждого слова. Инструкции были очень простыми: «Если слово написано чернилами красного цвета, нужно сказать «красный», вне зависимости от того, какое слово вы видите. Если слово написано зелеными буквами, вы должны сказать «зеленый» и т. д. Делайте это так быстро, как можете. Если вы допустили ошибку, попробуйте еще раз — до тех пор, пока не назовете слово правильно».

Участники, работавшие в более легких условиях, получили таблицы, в которых название каждого цвета (например, зеленого) было напечатано буквами того же цвета (зеленого). Участникам, мозг которых подвергался дополнительной нагрузке, дали другие таблицы: цвет текста в них не совпадал с названием цвета (например, слово «синий» было напечатано зеленым цветом, и участник должен был произнести «зеленый»).

Чтение слов из таблиц первого типа (условие «без истощения») занимало около 60 секунд, участникам второй группы (условие «с истощением») понадобилось примерно в три-четыре раза больше усилий и времени.

Есть некая ирония в том, что работать с таблицей второго типа (где название цвета и цвет шрифта не совпадают) тем сложнее, чем выше способность испытуемого к чтению. Мозг много читающего человека распознает значение каждого слова очень быстро, что приводит почти к автоматической реакции: произносится прочитанное слово (а нужно назвать цвет букв, из которых оно состоит). Участник видит написанное зеленым цветом слово «красный» и хочет сказать «красный»! Но у него другое задание, поэтому он вынужден с некоторым усилием подавить свой первый порыв и назвать цвет чернил. По мере выполнении задания возникает умственное истощение — результат постоянного подавления автоматической реакции и усилий, прилагаемых для поиска осознанных (и правильных) ответов.

Пройдя — удачно или не очень — тест Струпа, участники получили возможность попробовать свои силы в другом испытании. Им нужно было ответить на вопросы, связанные с историей Университета штата Флорида. Например, такие: «Когда был основан университет?» или «Сколько раз в период с 1993 по 2001 год футбольная команда университета участвовала в национальном первенстве?». Всего в тесте было 50 вопросов, для каждого были даны четыре варианта ответа. Вознаграждение зависело от результатов. Участникам эксперимента сообщили, что по завершении работы над тестом они получат специальный бланк, в котором нужно указать выбранные ими варианты ответов (на бланке были нарисованы кружки с номерами ответов, по четыре кружка на каждый вопрос; участники должны были закрасить кружок с правильным, по их мнению, ответом). После этого рабочий лист — с перечнем вопросов — нужно было уничтожить, а наблюдателю отдать только бланк.

Представьте, что вы студент, имеющий возможность смошенничать. Вы только что завершили работу над тестом Струпа (неважно, в каких условиях: «с истощением» или без) и перешли к следующему заданию. В течение нескольких последних минут вы отвечали на вопросы; отпущенное время почти на исходе. Вы идете к наблюдателю, чтобы взять бланк, в который нужно перенести правильные ответы.

«Прошу прощения, — лицо женщины-экспериментатора выражает искреннее огорчение. — У меня почти закончились бланки. Остался только один чистый и один, на котором уже были указаны правильные ответы». Она пыталась стереть карандашные пометки, сделанные другим участником, но их все-таки немного видно. Расстроенная своим промахом, она говорит: «Поскольку вы первый из двух оставшихся участников, можете выбирать. Возьмете чистый бланк или с пометками?»

Разумеется, вы понимаете: если взять уже использованный кем-то бланк, обмануть наблюдателя будет проще. Вы возьмете его? Возможно, решение взять бланк с пометками объясняется вашим альтруизмом: вы просто хотите помочь женщине- экспериментатору, чтобы она меньше переживала из-за своей ошибки. Возможно, вы действительно хотите смошенничать. Есть и другой вариант: вы предполагаете, что использование бланка с ранее сделанными пометками может подтолкнуть вас к обману, и отказываетесь от него, желая остаться честной, открытой и высокоморальной личностью. Как бы то ни было, вы берете один из двух оставшихся бланков, отмечаете в нем свои варианты ответов, уничтожаете оригинал, отдаете бланк и получаете свои деньги.

Удалось ли участникам, находившимся в условиях умственного истощения, уберечься от искушения или они отправились прямиком по дороге обмана? Как оказалось, они значительно чаще выбирали бланк, который позволил бы им смошенничать. Истощив свои моральные силы, они оказались под двойным ударом: чаще выбирали бланк с уже сделанными пометками и (как видно из предыдущего эксперимента) чаще мошенничали, когда им предоставлялась такая возможность. Когда мы объединили результаты двух тестов, оказалось, что участникам, действовавшим в условиях умственного истощения, мы заплатили на 197% больше, чем второй группе.

Истощение в повседневной жизни

Представьте, что вы сидите на белково-овощной диете. Вечером, немного проголодавшись, вы заходите в продуктовый магазин и чувствуете запах свежеиспеченного хлеба. Вы видите продающиеся со скидкой ананасы; вы их любите, но не можете себе позволить из-за диеты. Вы катите тележку к мясному отделу, чтобы купить цыпленка на ужин. По пути видите пирожки с крабами, но в них слишком много углеводов, поэтому вы снова проходите мимо. Выбираете латук и помидоры для салата; усилием воли заставляете себя не смотреть на чесночно-сырные гренки. Расплачиваясь за покупки, вы испытываете радость от того, что смогли противостоять искушению. Покинув полный соблазнов магазин, вы направляетесь к машине и вдруг видите симпатичную юную девушку-промоутера, которая предлагает вам попробовать шоколадный кекс, разумеется, бесплатно.

Вы уже много узнали об умственном истощении, а потому с легкостью предскажете, что произойдет дальше. Героические попытки не поддаться искушению истощили ваши моральные силы, и вы, скорее всего, сдадитесь и откусите кусочек. Почувствовав, как шоколад тает во рту, услаждая вкусовые рецепторы, давно не испытывавшие такого удовольствия, вы не сможете просто взять и уйти. Вам до смерти захочется еще. Поэтому вы накупите столько пирожных, что их хватило бы на семью из восьми человек, и съедите половину еще по пути домой.

***

А теперь подумайте о больших торговых центрах. Допустим, вам нужна новая пара обуви. Вы идете от одного магазина к другому через необъятные искушающие витринами просторы и встречаете на своем пути самые разные вещи, которыми хотите обладать, но в которых не очень-то нуждаетесь. Тут и новый гриль, о котором вы давно мечтали, и зимнее пальто, и золотое ожерелье или часы — их можно надеть на новогоднюю вечеринку, ведь вы наверняка на нее пойдете. Каждый соблазнительный товар, который вы видите на витрине, но не покупаете, — это подавленный импульс. Он медленно, но верно истощает ваши волевые резервы и увеличивает вероятность того, что чуть позже вы все-таки поддадитесь искушению.

Подобного рода страдания испытывают все: мы люди, а потому подвержены соблазнам. Принимая трудные решения в течение дня (а большинство наших решений куда сложнее, чем выбор правильного слова в упражнениях с таблицами с названиями цветов), мы раз за разом оказываемся в обстоятельствах, схожих с перетягиванием каната между сиюминутным желанием и благоразумием. Когда дело касается самых важных решений (связанных со здоровьем, семейной жизнью и т.д.), мы оказываемся под градом еще более серьезных противоречий. По иронии судьбы самые простые попытки сдерживать свои импульсивные порывы, которые мы совершаем ежедневно, ослабляют способность к самоконтролю и делают нас более восприимчивыми к искушениям.

***

Теперь, когда вы узнали много нового об эффектах умственного истощения, как вам повысить свою сопротивляемость многочисленным искушениям? Один из методов предложил мой друг Дэн Сильверман, экономист из Мичиганского университета: он буквально каждый день сталкивался с невероятно опасными искушениями.

Мы с Дэном вместе работали в Институте перспективных исследований в Принстоне. Это прекрасное место для ученых- везунчиков, которые время от времени позволяют себе нечто большее, чем напряженные размышления, например прогулку в парке или хороший обед. Первую половину дня мы посвящали изучению жизни, науки, искусства, после чего наслаждались изысканными яствами, например утиной грудкой с гарниром из кукурузного пюре и грибных шляпок в глазури. За горячим обязательно следовал чудесный десерт: мороженое, крем-брюле, чизкейк или шоколадный торт с малиновым кремом. Все это было настоящей пыткой, особенно для несчастного Дэна, обожавшего сладости. Будучи толковым здравомыслящим экономистом, испытывающим проблемы с избытком холестерина и очень любившим десерты, он понимал, что есть их каждый день крайне неразумно.

Поразмыслив, Дэн пришел к следующему выводу: любой рациональный человек, сталкиваясь с искушением, время от времени должен ему поддаваться. Почему? Действуя таким образом, мы спасаем себя от чрезмерного умственного истощения, сохраняя силы для борьбы с любыми другими искушениями, которые ждут нас в будущем. Поэтому для Дэна, человека осторожного и прекрасно осведомленного о предстоящих искушениях, каждый съеденный десерт был иллюстрацией к выражению carpe diem*. Разумеется, как настоящий ученый, Дэн написал об этом научную работу (в соавторстве с Эмре Озденореном и Стивом Салантом).

***

Если говорить серьезно, эксперименты с умственным истощением дают основания для следующего предположения: в целом мы вполне способны понять, что в течение дня подвергаемся постоянным искушениям и что наша устойчивость к ним ослабевает со временем и по мере того, как накапливается сопротивление. Если мы действительно хотим сбросить вес, нужно избавиться от искушения: выкинуть из холодильника все сладкое, соленое, жирное, все полуфабрикаты и употреблять в пищу свежие продукты. Это нужно сделать не только потому, что мы знаем: копченая курица и пирожные для нас вредны. Это нужно сделать и по другой причине: чем чаще за день мы подвергаемся искушениям одного рода (например, открывая буфет или холодильник), тем сложнее противостоять и другим искушениям.

Понимание сути умственного истощения означает также, что задачи, требующие максимальной степени самоконтроля (например, особенно сложные или нудные рабочие дела), нужно решать в самом начале дня, когда мы еще не слишком истощены. Разумеется, следовать этому совету непросто: вокруг нас слишком много соблазнов (бары, онлайн-магазины, Facebook, YouTube, компьютерные игры), особенно опасных именно потому, что оказывают на нас как искушающее, так и истощающее воздействие.

Естественно, мы не можем избежать влияния всех факторов, угрожающих нашей способности к самоконтролю. Так есть ли надежда? Вот что я предлагаю: как только вы поняли, что стоите перед искушением и не можете ему противиться, лучшей стратегией будет отойти в сторону, не поддаться зову желания, не приближаться, чтобы не оказаться на крючке. Следовать этому совету непросто, но такова реальность: проще избежать искушения, чем бороться с ним, когда оно уже овладело нами. И даже если мы не преуспели, всегда можно попытаться развить свою способность к борьбе, например досчитать до ста, спеть песню или составить план и следовать ему. Любое из этих действий помогает создать собственный арсенал хитростей, позволяющих преодолевать искушения и бороться с ними в будущем.

***
В завершение должен отметить: порой умственное истощение может оказаться полезным. Время от времени мы чувствуем, что слишком сильно контролируем ситуацию, сталкиваемся с очень большим числом ограничений, недостаточно свободны, чтобы следовать импульсам. Возможно, порой нам нужно перестать быть ответственными взрослыми людьми и немного расслабиться. Вот вам подсказка: в следующий раз, когда захотите пустить все на самотек и поддаться своей натуре, попытайтесь для начала истощить моральные силы: напишите длинное автобиографическое эссе, не используя при этом буквы «а» и «н»; сходите в магазин, примерьте понравившееся, но ничего не покупайте. А когда почувствуете всю тяжесть умственного истощения, сами придумайте себе искушение и поддайтесь ему. Но не пользуйтесь этим трюком слишком часто.

***
А если вам нужно более научное оправдание, позволяющее время от времени давать слабину, воспользуйтесь теорией рационального потворства своим желаниям, разработанной Дэном Сильверманом.

Новости партнеров