Потерянное сокровище: как москвичи спасают Симонов монастырь

Фото DR
Симонов монастырь Фото DR
В реестре утраченных в 2019 году исторических зданий Москвы построек Симонова монастыря нет только по счастливой случайности: не успели окончательно обвалиться. Вид у монастыря плачевный. Но инициативная группа «Друзья Симонова» взялась спасти монастырь силами москвичей. Первый благотворительный концерт «Друзей Симонова» прошел на этой неделе.

Собственно, Симонова монастыря в Москве нет с января 1930 года. Его взорвали, чтобы построить цеха заводов «Динамо» и ЗИЛ. От самого богатого, крупного монастыря Москвы остались три мощные башни XVII века, фрагмент монастырской стены, храм Тихвинской иконы Божией Матери и хозяйственные постройки XVI и XVII веков. 

В городском фольклоре до начала XX века Симонов был связан с Бедной Лизой. Писатель Карамзин в своей сентиментальной новелле утопил Лизу в монастырском пруду Симонова. После революции литературные аллюзии потеряли смысл. В 1923 году монастырь закрыли. А в 1930-м взорвали. Какой там пруд, на воздух взлетели две трети 500-летней архитектуры, среди них — Успенский собор, по масштабу и значимости не уступавший храму Христа Спасителя, и колокольня Константина Тона, что была выше колокольни Ивана Великого в Кремле. 

Часть древних монастырских ценностей оказалась в Оружейной палате Кремля, а четыре иконы — в Третьяковской галерее. 

К 1937 году на месте Успенского собора был построен ДК ЗИЛ, первый дворец культуры Москвы, образец архитектуры конструктивизма братьев Весниных. Сейчас ДК ЗИЛ отделяет от Симонова монастыря лишь условная металлическая ограда. Но если ДК ЗИЛ успешно адаптировался в постсоветской истории, став современным мультикультурным центром, то Симонов монастырь выглядит как выпавшая из времени архитектурная руина. 

Две подруги, деловые женщины Татьяна Шевченко и Валентина Семанова-Левко решили помочь вернуть городу архитектурные сокровища Симонова монастыря и вписать исторический памятник в современный культурный контекст и с этой целью создали общество «Друзья Симонова». 

При всей безрадостности картины, которая открывается в Симонове на первый взгляд, это вовсе не заброшенный памятник.  

Монастырь, точнее, то, что от него осталось, — действующий храм Тихвинской иконы Божией Матери. В храме трудятся два священнослужителя – настоятель иерей Евгений Морозов и иерей Валентин Терехов, проходят службы, работает воскресная школа.

Как и другие церкви в России, Симонов находится на самоокупаемости и платит по счетам наравне с другими организациями, безо всяких льгот. Время от времени монастырь получает пожертвования состоятельных прихожан и меценатов и пытается в прямом смысле слова заткнуть дыры. Например, заплатить за отопление всех помещений или нанять рабочих для уборки территории: у двух священников, которые ведут службы и преподают в воскресной школе, охватить 14 500 кв. м территории монастыря не хватает ни сил, ни времени. 

В 1992 года впервые в Москве именно в Симонове прошла служба одновременно голосом и жестами, то есть с сурдопереводом, а церковь, говоря современным языком, стала инклюзивной. В Симонов приезжают слабослышащие и глухие паломники со всей России, в воскресной школе учится несколько слабослышащих детей. В этой непростой работе монастырю нужна профессиональная помощь. 

Татьяна Шевченко и Валентина Семанова-Левко
Татьяна Шевченко и Валентина Семанова-Левко / DR

Для начала Татьяна Шевченко и Валентина Семанова-Левко собрали вокруг себя группу энтузиастов, подключили дружеские и родственные связи. Так как Семанова-Левко, внучка оперной звезды Большого театра Валентины Левко, выросла в музыкальной среде, то первым делом «Друзья Симонова» провели 16 декабря благотворительный концерт. Билеты неожиданно были распроданы еще за две недели до мероприятия. В бывшем кухонном зале, пристроенном в XIX веке к трапезному храму, случился аншлаг.    

В пользу «Друзей Симонова» выступали народный артист РФ Константин Райкин, пианистка, лауреат премии «Триумф» Полина Осетинская и один из ведущих кларнетистов страны Игорь Федоров. Все артисты участвовали в концерте безвозмездно.

Константин Райкин
Константин Райкин / DR

Следующим событием в Симонове запланированы гуляния на Масленицу во внутреннем дворе монастыря. В летнее время здесь же планируются благотворительные музыкальные концерты под открытым небом. Серия концертов задумана как благотворительный фестиваль.

«Друзья Симонова» подчеркивают, что их инициатива не только православная, но прежде всего гражданская, историческая, московская. «Буквально каждый камень в современном Симонове связан с тем или иным историческим событием или исторической личностью в истории Древней Руси и Российской империи», — говорит Валентина Семанова-Левко. 

Игорь Федоров, Константин Райкин и Полина Осетинская
Игорь Федоров, Константин Райкин и Полина Осетинская / DR

Основание Симонова монастыря напрямую связано с именем святого Сергия Радонежского – Симонов Успенский мужской монастырь в 1370-х годах основал его племянник Феодор. Монахи Симонова выступали как воины-защитники Москвы, начиная со времен правления князя Дмитрия Донского, именно отсюда на Куликовскую битву уходили монахи Пересвет и Ослябя. В XVI веке в монастыре жили богослов Максим Грек, в XVII веке старший брат Петра Великого, Федор Алексеевич. В XIX веке в усыпальнице храма был похоронен генерал-фельдмаршал Валентин Мусин-Пушкин. Его прямые наследники прилетели на концерт «Друзья Симонова», купив билеты, как только узнали о событии. В монастырь на похороны молодого поэта Дмитрия Веневитинова приезжал Александр Пушкин. Симонов описывал в своих воспоминаниях Михаил Лермонтов. Монастырский пейзаж за три года до его уничтожения успел написать Аполлинарий Васнецов.

Нынешний настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери Патриаршего подворья Симонова монастыря иерей Евгений Морозов говорит, что биография Симонова в лицах пока изучена мало, эта работа тоже ждет специалистов. Но прежде всего в Симоновом ждут реставраторов. 

Сохранившаяся архитектура монастыря осталась нетронутой с XIX века, с тех времен, когда монастырь активно действовал, расширялся и перестраивался. Больше ста лет постройки никто не укреплял. Башни, великолепные образцы шатровой архитектуры работы Федора Коня (по другой версии — зодчего Константинова) и крепостная стена — в полуразрушенном состоянии. Храм и трапезная, построенные известным московским зодчим Осипом Старцевым, также нуждаются в серьезной реставрации, а постройки XVII века внесены в Красную книгу Архнадзора. 

Тихвинскую церковь, названную в архивных документах Новой трапезной, прихожане много лет пытаются реставрировать своими силами. Никакой другой реставрации или серьезной консервации архитектурных памятников в постсоветское время в Симоновом монастыре не проводилось. 

Инициатива «Друзей Симонова» — первая попытка москвичей не только привлечь внимание  к архитектурному памятнику, вновь сделать Симонов монастырь центром культурной и религиозной Москвы, но и объединить церковное и светское на территории действующего храма, — задача, которая еще ни разу не была решена в постсоветском пространстве.