«Звездные войны: Скайуокер. Восход»: как закончилась история из далекой-далекой галактики

В прокат вышла девятая часть начавшейся больше сорока лет назад космической саги «Звездные войны». Кинообозреватель Дмитрий Барченков рассказывает, во что превратилась франшиза под руководством продюсера и режиссера Джей Джей Абрамса. В трех словах – все очень неоднозначно

Тот, кто хотя бы по одному разу посмотрел несколько эпизодов «Звездных войн», определенно сможет воспроизвести две вещи: написанную Джоном Уильямсом открывающую музыкальную тему (а вместе с ней и «Имперский марш», наверное) и выплывающий на фоне космических просторов и этой самой темы текст — что же «давным-давно в далекой-далекой галактике…» происходило. Девятый эпизод тоже начинается с подобного описания событий, оставшихся за кадром, но на этот раз «задетых» в трейлере: главное зло первых двух трилогий, император Палпатин, оказывается, все годы был жив и готовил новый «ответный удар». Сюжет фильма будет в основном концентрироваться вокруг попытки наконец-то одолеть уже, кажется, бессмертного Дарта Сидиуса.

В 2013-м, то есть за два года до старта новой трилогии, компания Disney утверждает на пост не столько режиссера, сколько ментора и своеобразного реноватора Джей Джей Абрамса. Тот вовсю занимался обновлением не менее значимого для поп-культуры космического проекта — «Стартрек». Именно Абрамсу предстояло выбрать курс и лукасовского межгалактического корабля, учитывая интересы целевой аудитории Disney, то есть детей и подростков. Видимо, чтобы порадовать и их, и старых фанатов, режиссер пустился в трогательный путь по местам боевой славы.

Вся нынешняя трилогия в некотором роде напоминает поминки. Мало того, что седьмой эпизод пытался опираться на каркас самого первого (то есть четвертого), а восьмой заимствовал что-то из шестого, каждая серия так или иначе воспевала, а потом и хоронила одного из героев оригинальной саги. Сначала от руки своего сына Бена (Адам Драйвер) пал Хан Соло (Харрисон Форд), затем в вечности и силе растворился и Люк Скайуокер (Марк Хэмилл). После сообщения о смерти актрисы Кэрри Фишер aka принцессы Леи будущая отправка на покой и ее персонажа (как раз в девятой серии) сомнений не вызывала.

Но, будучи истым изобретателем абсурда, бывший шоураннер телепроекта «Остаться в живых» Абрамс не мог не преподнести чего-то неожиданного. Так, для постановки предыдущего эпизода «Последние джедаи» он позвал режиссера-постмодерниста Райана Джонсона. Прославившийся своим переосмыслением неонуара «Кирпич», где местом преступных заговоров парадоксально становилась школа, недавно, например, представил вывернутый наизнанку классический детектив «Достать ножи». Джонсон попробовал посмеяться и над «Звездными войнами»: непобедимые герои наконец-то стали давать слабину и походить на реальных людей, а визуальные образы в открытую высмеивали возведенный фанатами чуть ли не до идеала художественный мир франшизы. В YouTube до сих пор бродит та яркая сцена, где спускавшийся на зрителя корабль «Первого ордена» оказывался обычным утюгом. Умные критики (и то не все) джонсоновский метод облюбовали, а вот поклонники «Саги о Скайуокерах» в иронию «не въехали» — зрительский рейтинг «Последних джедаев» на сайте Rotten Tomatoes составляет лишь 43%.

Кадр из фильма «Звездные войны: Скайуокер. Восход»

Здравый смысл, кричащий о неудачном выборе, диктовал вернувшемуся в режиссерское кресло на девятый эпизод Абрамсу очередной виток по ностальгической дорожке. Тут-то старина Джей Джей и решил отыграться — вспомнил абсурдные драматургические приемы из «Остаться в живых» и хорошенько ударил ими неподготовленного защитника устоев джедайской вселенной. Помимо алогичного возвращения Палпатина, «Восход» удивляет еще энное количество раз: одни персонажи неожиданно и безосновательно становятся шпионами, другие оказываются родственниками, а третьи кардинально меняют некоторые свои позиции и создают взрывающие мозг союзы. Причем постановщик будто бы специально пытается засунуть в голову зрителя мысль, что альтернатив у его сценарных решений быть не может.

Такая игра местами выглядит сверхнеуместной, «гиперглупой» и «мегараздражающей», если не видеть в ней внутреннего течения. С одной стороны, это течение, как зеркало, любопытно переворачивает сюжетный ход трилогии нулевых — теперь не из светлой стороны силы рождается темная, а…

А с другой — «лостовщина» (в оригинале сериал «Остаться в живых» называется Lost». — Forbes Life) срабатывает на план и вновь обращает «Звездные войны» к молодому зрителю — во всем сомневающемуся, пытающемуся оторваться от диктуемой родом (или семьей) судьбы и по-настоящему ценящему дружбу, а не любовь. Ведь если абрамсовская галактика может позволить простой мусорщице стать джедаем, контрабандисту — руководителем сопротивления, а штурмовику взбунтоваться против системы, и всем вместе потом радостно обниматься в общем экстазе, то и «зумер» из современного мегаполиса поймет, что перед ним куда больше дверей, чем он представлял всю свою пока еще недолгую жизнь.

Ждущему же особую речь магистра Йоды или звук дыхания Дарта Вейдера сердцу, которому будто и нет места в такой «далекой-далекой галактике», можно лишь посоветовать остаться в прошлом вселенной — для него Disney предусмотрительно выпускали в кино «Изгой-один…» и «Соло…», а на домашних экранах — путешествующего с маленьким Йодой на руках «Мандалорца». Показательно, что все они так или иначе хронологически оторваны от завершившейся трилогии.

Новости партнеров