Дым отечества: как пожары сделали Россию и Австралию сестрами по несчастью

Фото Getty Images
Пожары в Австралии Фото Getty Images
Оранжевое небо над Австралией, черное — над Сибирью: почему лесные пожары стали настолько значимы для общества и как на эту ситуацию отреагировали в разных странах? И почему, когда дым рассеялся, мы тут же забыли о проблеме? Объясняет Николай Шматков, директор Лесного попечительского совета FSC России и экс-директор Лесной программы WWF

Стихийные бедствия, затрагивающие судьбы многих людей, всегда приковывают внимание, даже если происходят на другом континенте, и заставляют с замиранием сердца следить за развитием событий. Летом 2019 года глобальная общественность была взбудоражена отчаянными призывами россиян в соцсетях потушить лесные пожары в Сибири, а теперь, спустя несколько месяцев, уже россияне вместе с остальными странами сопереживают тому, как австралийцы выкладывают фото и видео спасенных из огня коал и собирают деньги для пострадавших.

Почему лесные пожары прокатились по планете? Правда ли, что это естественный процесс, даже полезный для природы? Почему со времен Чернобыля российские власти практикуют преуменьшение катастроф как единственный способ успокоить население и предотвратить панику? И как общественность на разных континентах реагирует на одну и ту же природную катастрофу? Давайте разбираться.

Лесные пожары в Сибири и в Австралии: что общего

Проблема лесных пожаров нарастает год от года — например, в России в среднем площадь лесных пожаров в последние десять лет растет почти на полмиллиона гектаров в год. В этом году лесные пожары охватили многие регионы мира: горела Бразилия, Аляска, Калифорния … Но, пожалуй, наибольший отклик у общественности вызвали пожары в Австралии и в Сибири. 

В прошлом году только по официальным данным и только в «в зонах наземного обнаружения и тушения и лесоавиационных работ» в России пройдено огнем более 10 млн га лесов, что сопоставимо с площадью, например, Греции. Леса горели в основном в отдаленных районах Сибири, тем не менее дым от пожаров достиг почти всех крупных городов региона и даже парализовал работу некоторых аэропортов.

По последним данным, пройденная пожарами площадь в Австралии составляет около 12 млн гектаров. Пожары начались в августе, а к настоящему моменту погибло уже 29 человек, огнем уничтожено почти 6000 различных строений. По площади пожары 2019 года стали крупнейшими в известной истории Австралии, по причиненному экономическому ущербу — вторыми после пожаров 2008-2009 годов, когда пройденная огнем площадь составила около 450 000 га, но число погибших было огромным — 173 человека, и огнем было уничтожено больше 3500 зданий.

И в Австралии, и в России (да почти везде в мире) только небольшая часть лесных пожаров вызывается природными факторами — молниями, особенно во время «сухих гроз», когда нет сильного дождя. Такие пожары — это нормальный, более того, необходимый фактор формирования природных экосистем: как ни парадоксально, но без них не формируются места обитания некоторых видов растений и питающихся ими животных. Но естественные пожары возникают редко — например, в Республике Коми 1 раз в 80-100 лет — и задают новый цикл обновления уникальной мини-экосистемы на сгоревшем участке. А по вине человека лесные пожары возникают в среднем каждые 20 лет, при этом лес выгорает огромными площадями — а это уже губительно для природы.

Человеческий фактор — основная причина пожаров и в России, и в Австралии. Широко известно, что в нашем климате примерно 9 из 10 лесных пожаров вызваны непотушенными кострами, брошенными окурками, поджогами сухой травы. 87% пожаров Австралии тоже происходят от рук человека. 

Более того, растущая причина лесных пожаров и в России, и в Австралии — так называемые контролируемые выжигания, когда сухую траву и подлесок выжигают сами огнеборцы,  чтобы снизить в лесах или около лесов количество сухого материала. Но нередко огонь выходит из-под контроля.

Многие специалисты и в России, и в Австралии сходятся в том, что коренная причина роста пожаров — глобальное изменение климата на фоне совершенно неадекватных ситуации государственных мер по профилактике и тушению лесных пожаров, человеческой беспечности. Фактор изменения климата будет нарастать, причем лесные пожары — один из очень значимых факторов глобального потепления наряду с сельским хозяйством, энергетикой и промышленностью.  

«Пожарная тревога» в медиа

Леса в Сибири (а также в Австралии, Калифорнии, на Аляске, в Канаде, в Амазонии и т. д. ) горят каждый год. В этих регионах они горят на гигантских площадях — в России, например, ежегодно огонь проходит от 1,5 до 13 млн га лесов, в среднем от пожаров гибнет 2,8 млн га лесов в год. 

Однако внимание медиа и общественности гибко подходит к проблеме.

Рекордным по площади погибших лесов был совсем не запомнившийся многим 2010 год, когда сгорело «всего» около 1,5 млн га (это примерно 15 территорий Москвы в пределах МКАД), а 2012 год — тогда в Сибири от пожаров погибло более 6,5 млн га. Почему все помнят 2010 год и мало кто говорит о сибирской катастрофе 2012 года? И почему этим летом все же хором заговорили о дыме в Сибири?

Все просто — в 2010 году пожары бушевали в Центральной России, на несколько недель Москву заволокло плотным дымом. Проблема лесных пожаров мгновенно стала актуальной для миллионов людей, все федеральные СМИ, редакции которых тоже оказались в том дыму, писали о катастрофических лесных пожарах. Последовали важные управленческие решения — МЧС, органы управления лесами и муниципальные власти более-менее разобрались между собой, кто отвечает за тушение различных категорий земель. Стало ясно, что власти подобной ситуации в Московском регионе больше не допустят. А в 2012 году сгорело в пять раз больше лесов, но далеко от Москвы — там, где огромные лесные пожары стали привычным явлением. Летом запах дыма — «фирменный аромат» Якутска, Иркутска, Красноярска и других больших городов Сибири.

К тому же 2012 году соцсети, в смысле их охвата и влияния на людей, были другими. А вот в прошлом году сибирские пожары буквально их всколыхнули — без преувеличения, об этом писали тысячи людей. Трудно оставаться в стороне, когда, только по официальным данным, огнем пройдено более 10 млн га лесов, длительному задымлению подверглись десятки больших и малых городов. Это был уже не запах дыма, а черная пелена, из-за которой пришлось отменять авиарейсы. На этой волне к освещению пожаров подключились СМИ.

Новую волну пристального внимания к сибирским пожарам вызвал пост Леонардо Ди Каприо, после которого многие российские звезды тоже стали высказываться о пожарах. Максим Галкин в своем резонансном видео призвал заглянуть в корень проблемы: почему мы боремся с последствиями, а не работаем с причинами?

Потом дым рассеялся, и в соцсетях сразу же забыли о пожарах, тема ушла из повестки СМИ. Похоже, что для некоторых российских звезд и компаний пожары стали, скорее, пиар-поводом: для громких заявлений о посадке деревьев в Сибири или о спасении милых лесных зверюшек. А вот получится ли сохранить молодые посадки от пожаров на следующий год и где, в каких лесах будут жить спасенные медвежата, если их дом сгорел, а в оставшихся лесах все экологические ниши заняты, — задумываются немногие. В чем причина подобного забвения? 

Постправда: конструктор для формирования общественного мнения

«Post-truth», или «постправда», по определению Оксфордского словаря английского языка, представляет собой информационный поток, который намеренно конструируется в современном обществе для создания виртуальной, отличной от действительности, реальности с целью манипулирования общественным сознанием. Добавим, что в случае лесных пожаров происходит манипуляция не только и не столько общественным сознанием, сколько сознанием лиц, принимающих решения по объемам финансирования лесного хозяйства. 

Если нужен пример того, как работает постправда в отношении проблем лесного сектора, то можно сравнить официальную статистику по площади погибших от пожаров лесов с объективной реальностью. Статистика формируется бюрократическим путем — по отчетам региональных органов управления лесами. Проверить ее в данном случае легко — погибшие от пожаров лесные насаждения хорошо видны на космических снимках. Так вот, по данным Государственного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2018 году» в стране от пожаров погибло 73 000 га, между тем, по данным РАН, основанным на космических снимках, в 2018 году погибло 4,18 млн га. Разница более чем в 50 раз. 

Поскольку управленческие решения принимаются не на основе научной информации, а на основе благостных отчетов чиновников, которые боятся расстроить свое начальство, финансирование на профилактику и борьбу с лесными пожарами практически не увеличивается. По мнению специалистов, лесное хозяйство в целом недофинансируется в десятки раз. 

Это особый, испытанный как минимум со времен Максима Горького и его Клима Самгина путь борьбы с лесными пожарами — не средствами пожаротушения в лесу, а путем самовнушения «был ли мальчик?». Как правило, информация об истинных площадях лесных пожаров в официальных отчетах либо скрывается, либо намеренно искажается. Почему при этом молчат СМИ и общественность?

Австралийцы жертвуют личные средства десяткам благотворительных и пожарных организаций

Казалось бы, вся информация о площадях лесных пожаров открыта на сайте Авиалесоохраны. Видимо, многим журналистам, не говоря уже о рядовых «диванных войск» некогда проверять цифры. Дополнительно простые манипуляции с площадями лесного фонда, когда к ним относят территории, формально являющиеся не лесом, а «древесно-кустарниковой растительностью», а также фактически не покрытые лесом, позволяет снижать — в статистике и в информационном поле — площади пожаров на миллионы гектаров. Так создается успокоительный информационный фон — чтобы не тревожить обывателей.

Реакция в Австралии 

«Последствия лесных пожаров в Австралии, усугубленных изменением климата, никогда не ощущались так остро, как сейчас, — пишут наши коллеги из FSC Австралии. — Граждане Австралии, особенно те, которые находятся в непосредственной близости от зон бедствий, находятся в состоянии паники и траура».

Тем не менее многие люди мобилизовались. Члены парламента сообщают о рекордном количестве писем, требующих принятия более активных мер в связи с изменением климата и для финансирования служб неотложной помощи. На улицах стало больше людей, выходящих на акции протеста каждую неделю.

По стране распространяется волна взаимоподдержки. Австралийцы жертвуют личные средства десяткам благотворительных и пожарных организаций. Иногда помощь приходила оттуда, откуда не ждали: популярная в Instagram модель Кейлен Уорд собрала более $700 тысяч на борьбу с лесными пожарами, продавая свои обнаженные снимки.

При этом, конечно, как и в России, нашлись желающие сделать пиар или нагреть руки на национальной беде. Обнаружились мошенники, которые собирали пожертвования якобы на похороны реальных жертв пожаров. Можно посмеяться, но один местный секс-шоп не упустил волну и выпустил тематическую игрушку, обещая вырученные средства направить на борьбу с пожарами. 

Чтобы противодействовать этому, Лесной попечительский совет Австралии собрал список основных организаций с хорошей репутацией, которые занимаются помощью пострадавшим и борьбой с пожарами.

Для начала нужно на всех высоких уровнях изменить подход к вопросу и признать, что «мальчик был»

Среди резонансных кампаний помощи пострадавшим от пожаров в Австралии — вязаные и сшитые из лоскутов сумки для осиротевших детенышей кенгуру и маленькие перчатки для обожженных лапок коал, которые присылают неравнодушные из разных стран мира. Можно порадоваться, что первая помощь оказана, но где будут жить спасенные животные, если их среда обитания разрушена огнем? Эту проблему еще предстоит решать.

Разорвать замкнутый круг

Лесные пожары в Сибири, в Австралии (а также в Калифорнии, на Аляске, и в Амазонии, которые тоже были значительными в 2019 году) — это миллионы тонн углекислого газа, поступающие в атмосферу и усиливающие парниковый эффект. На планете становится еще жарче и суше — а значит, в случае пожаров леса будут выгорать еще сильнее. Круг замыкается.

Чтобы не вселять безнадежность в читателей, стоит отметить, что все еще можно повлиять на ситуацию. Что же делать? Недостаточно показательно тушить пожары с вертолетов под камеры журналистов. Для начала нужно на всех высоких уровнях изменить подход к вопросу и признать, что «мальчик был». Имеет смысл честно говорить об этом с общественностью, содействовать развитию гражданских институтов взаимопомощи и выработке совместных решений проблем. Ведь без осознания реальных масштабов трагедии мы не получим сплоченного гражданского общества, которое приходит на помощь пострадавшим соотечественникам, а также открыто призывает власти к изменениям, к увеличению бюджетов на восстановление и грамотное управление лесами. В противном случае эпоха «постправды» не закончится: статистика будет убаюкивать слух, а реакция обычных людей ограничится бесконечными дискуссиями в соцсетях.