«Онлайн-аукцион — это покер»: как мировые аукционные дома Christie’s, Sotheby’s и Phillips ведут торги во время карантина

EPA / TASS
Работа Бэнкси «Девочка с воздушным шаром», проданная 5 октября 2018 года на Sotheby’s, самоуничтожилась с третьим ударом молотка аукциониста EPA / TASS
Традиционная русская неделя торгов в Лондоне в этом году не состоится. Аукционы отменили и перенесли все «живые» весенние торги, предложив вместо этого новые форматы в онлайн. Forbes Life спросил руководителей департаментов Christie’s, Sotheby’s и Phillips, как это работает, как они доставляют лоты покупателям и когда выставят на продажу голубые фишки

В новом, карантинном мире вместо артистичного аукциониста с молотком, нагнетающего саспенс в схватке биддеров, выступает онлайн-платформа, а сессия торгов растягивается на две-три недели. Уровень традиционных вечерних торгов, где за минуты устанавливались мировые рекорды, например, когда «Спаситель мира» Леонардо да Винчи ушел за $450 млн за 20 минут торгов на Christie’s, а «Лежащая обнаженная» Амедео Модильяни за $157 млн была продана на Sotheby’s буквально за две минуты, похоже, остался в прошлом. 

Что происходит с торгами, как пройдет весенняя сессия?

Дерк Болл, президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке:

— Мы проводим онлайн-торги уже почти 10 лет, с 2011 года. За это время наша интернет-платформа доказала, что заслуживает доверия. В 2019 году 64% клиентов по всему миру покупали или делали ставки онлайн. Выручка в интернете составила $270 млн — это результат онлайн-торгов, а также оставленных в интернете заочных ставок и продаж через систему Christie’s LIVE. Благодаря этим каналам продаж к нам пришло 60% новых покупателей. Лидером по привлечению клиентов являются онлайн-торги, их доля равна 41%.

«Природные изваяния» Гоготт из Фонтенбло  /  Энди Уорхол «Тюльпаны Парк-авеню», 1982 год
«Природные изваяния» Гоготт из Фонтенбло / Энди Уорхол «Тюльпаны Парк-авеню», 1982 год

 

Ирина Степанова, генеральный директор Sotheby’s Россия:

— Коронавирус очень быстро изменил мир и затронул все бизнесы на планете. Арт-рынок не стал исключением. Sotheby’s, как и весь аукционный мир, вынужден тоже перестраиваться. 

Все важные аукционы марта и апреля перенесены на июнь и июль, в это же время растет количество онлайн-торгов. 

Онлайн-торги Sotheby’s начал развивать еще три года назад. Сначала у нас было всего 9 аукционов в год (в недорогих сегментах, рисунки, тиражная графика, предметы дизайна, молодое современное искусство). В прошлом году мы провели уже 100 онлайн-торгов: вино, ювелирное искусство, часы, рисунки старых мастеров, импрессионисты, редкие предметы дизайна. 

Только марте этого года прошло 16 онлайн-аукционов (они принесли $26 млн), а в апреле их уже 30. Мы видим колоссальный интерес к этому формату, особенно среди коллекционеров новой волны. 

Недавний ювелирный и часовой онлайн-аукционы прошли очень успешно: 97% и 86,5% лотов продано. Аукцион тиражных работ Бэнкси продан на 96%.

Константин Маковский, «Портрет Марии Алексеевны Маковской»  /  Иван Айвазовский, «Корабль в штормовой день»
Константин Маковский, «Портрет Марии Алексеевны Маковской» / Иван Айвазовский, «Корабль в штормовой день»

 

Светлана Марич, заместитель главы аукционного дома Phillips:

— Наш офис в Гонконге уже открыт. Мы надеемся в июне провести аукцион дизайна в лондонском офисе. Самые большие торги аукционного дома Phillips весной (аукцион современного искусства), которые обычно проходят в Нью-Йорке в мае, мы перенесли на 24-25 июня. Лондонский аукцион современного искусства в июне мы отменили, скорее всего лоты лондонских торгов переедут в Нью-Йорк. 

Phillips активно адаптируется к новым условиям. Мы запустили серию онлайн-аукционов, некоторые из них уже прошли, некоторые идут сейчас. Каждый длится примерно неделю. В основном это сочетание работ классиков современного искусства и молодых, начинающих авторов. Также мы часто добавляем предметы дизайна на торги. Отдельные торги предметов дизайна пройдут в июне. Мы надеемся, что это будет уже офлайн-аукцион, но мы не планируем отказываться от онлайн-торгов, потому что онлайн-формат привлекает совершенно новую аудиторию. Около 30% участников аукционов — те, кто впервые принял участие в наших торгах.

Первые два аукциона, на которых продавались предметы дизайна и современное искусство, прошли очень успешно. На торгах Current mood, которые продолжались с 15 по 23 апреля, общая сумма продаж равна 93% оценочной стоимости торгов. Более трети лотов ушли по ценам выше верхнего уровня эстимейта. На торгах Desktop продано лотов на 94% оценочной стоимости всех лотов аукциона. 

Andy Warhol, «Flowers», 1970  /  NICOLAS PARTY b. 1980  Dinner for 24 Animals (Gazelle)
Andy Warhol, «Flowers», 1970 / NICOLAS PARTY b. 1980 Dinner for 24 Animals (Gazelle)

 

Появились ли новые форматы?

Дерк Болл, президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке:

— Мы стараемся сделать нашу онлайн-платформу более удобной и интересной. Один из первых шагов в этом направлении — усовершенствованный формат viewing room. Эта и другие инициативы позволяют нам соответствовать запросам существующих клиентов и привлекать новых. Они, в свою очередь, доверяют нам, покупая и продавая на онлайн-торгах, а также проявляя интерес к нашему разнообразному информационному контенту. Сегодня любой этап сделки от оценки будущего лота до его доставки после приобретения может быть осуществлен онлайн.

В сегодняшних условиях наша цифровая платформа является важным каналом взаимодействия с клиентами. У нас и до этого было много онлайн-инструментов, обеспечивающих непрерывность бизнеса в условиях удаленной работы. Они позволяют нам привлекать новые работы и расширять возможности онлайн-предпросмотра. У нас 1,5 млн пользователей в Instagram, миллиард активных пользователей в WeChat и разнообразный цифровой контент, который продолжает ежедневно привлекать новых коллекционеров. Ситуация сейчас неопределенная и тревожная, но я уверен, что она вызовет позитивные изменения и всплеск креатива. Мы стараемся делать акцент на положительных моментах и новых возможностях. Для нас это шанс переориентировать наш бизнес и ускорить внедрение инноваций. Эта ситуация затронула все арт-сообщество, и мы должны работать сообща, поддерживать друг друга, чтобы совместными усилиями сформировать обновленную модель арт-рынка.

Ирина Степанова, генеральный директор Sotheby’s Россия

— В нынешней ситуации онлайн-торги являются, пожалуй, единственным перспективным каналом развития бизнеса, и мы много инвестируем в новые технологии. 

Естественно, у нас был план онлайн-торгов на этот год, но сейчас мы его стремительно адаптируем, увеличивая число аукционов и переводя живые торги на онлайн-платформу. Мы внимательно изучаем и анализируем активность посещения нашего сайта: 75 000 посетителей побывали на sothebys.com с начала года, и большая половина из них — в марте. Также мы активно развиваем социальные сети: в 2019 году суммарное количество просмотров наших публикаций достигло 3,2 млн человек.

С этим мы связываем успех недавних онлайн-торгов современного искусства Африки ($2,9 млн), часов ($2,5 млн) и ювелирного искусства (£3 млн), фотографии ($3 млн), предметов дизайна ($4 млн).

В связи с тем, что ювелирные и часовые онлайн-аукционы приобретают небывалую популярность, они теперь будут проводиться каждую неделю.

В мае впервые пройдет онлайн-аукцион «Искусство импрессионистов и модернистов» в Нью-Йорке. Цены на предстоящем онлайн-аукционе уже приближаются к ценам на живых аукционах. 

Русские торги тоже состоятся онлайн с 26 мая по 2 июня. У нас хороший опыт проведения онлайн-торгов нонконформистов в Нью-Йорке два года подряд: более 80% лотов этих торгов было продано. Это вселяет надежду на успех и июньских русских онлайн-торгов. Коллекция у нас собрана замечательная: живопись и прикладное искусство. Часть лотов мы продадим онлайн в июне, а часть — в ноябре на очных торгах в Лондоне.

Еще одним важным каналом продажи искусства становится онлайн-платформа частных продаж, которая стартовала в Sotheby’s 28 марта этого года. Более 50 частных сделок в разных категориях уже состоялись с начала года.

Светлана Марич, заместитель главы аукционного дома Phillips:

— Наши онлайн-аукционы — это специально подготовленные куратором торги, часто в их организации принимают участие художники, которые часто создают работы специально для аукциона по просьбе куратора. В результате онлайн-торги проходят интересно и динамично. Судя по отзывам наших клиентов, онлайн-аукционы — это отдельная, особая форма продаж.

Как будет организована доставка?

Дерк Болл, президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке:

— Скорее всего доставка будет занимать больше времени, так как доступных способов транспортировки стало меньше. При этом часть покупателей сейчас сами не готовы принимать доставку. В ходе любой транспортировки у нас предусмотрены 24-часовые остановки в каждом пункте. Это помогает обеспечить безопасность. Еще одним вариантом является доставка со склада на склад.

Ирина Степанова, генеральный директор Sotheby’s Россия:

— Работы начнут доставляться, как только заработают склады и грузовые перевозчики. Конечно, все немного усложнится и замедлится, но логистика доставки неизбежно адаптируется через какое-то время.

Я думаю, возрастет количество разных логистических сервисов, поскольку часто невозможно будет предварительно посмотреть работу или проверить ее состояние.

Что происходит с ценами на онлайн-торгах? Приберегает ли аукцион топ-лоты на лучшие времена?

Дерк Болл, президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке:

— Буквально на днях закончились онлайн-торги, посвященные ювелирным украшениям: с молотка ушли 99% всех лотов, а 81% был продан с превышением верхней планки оценочной стоимости. В сумме торги принесли $1 352 125. В них принимали участие коллекционеры из 31 страны, 38,5% из них — это новые клиенты. Участниками недавних винных торгов, которые также проходили онлайн, стало беспрецедентно большое число клиентов из 118 стран мира, демонстрируя рост уникальных посетителей на 20%.

Ирина Степанова, генеральный директор Sotheby’s Россия:

— Как я уже сказала, цены на онлайн-торгах начнут расти, поскольку все больше и больше более дорогих работ будет продаваться через онлайн-платформу. По сути, онлайн-торги станут аналогом живых аукционов, такими же разнообразными по количеству категорий и цен. 

Светлана Марич, заместитель главы аукционного дома Phillips:

— Большая часть лотов довольно доступна по цене. Но, например, работа Эди Мартинеса ушла за £125 000, что для онлайн-торгов — прекрасный результат.


Как удержать саспенс, напряжение битвы биддеров при переходе в онлайн?

Дерк Болл, президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке:

— Мир изменился, три четверти наших клиентов готовы покупать онлайн, самостоятельно взвешивая все доводы «за» и «против». Онлайн-торги и живые аукционы — это два разных формата, но можно вообразить себе и третий, когда аукционист проводит торги в пустом зале, где отсутствует публика. В каждом из них есть своя интрига и напряжение. 

Ирина Степанова, генеральный директор Sotheby’s Россия:

— Действительно, нам всем будет не хватать живости и эмоционального напряжения аукционов. Онлайн вы не видите лиц участников, шумный зал аукциона, артистичного аукциониста и сотрудников на телефонах. 

Но, и в онлайн-формате есть свои моменты напряжения: как правило, первые 6 дней торгов почти ничего не происходит, и только в последний день, а особенно в последний час, начинают делаться ставки и напряжение возрастает колоссально. Это похоже на игру в покер, когда умение владеть собой и не выдавать своих намерений приводит к успеху. 

 

Как сохранить приватность онлайн?

Дерк Болл, президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке:

— Мы не пользуемся услугами третьих сторон. Все онлайн-продажи осуществляются на нашей собственной платформе. Поэтому уровень приватности и безопасности данных (включая соблюдение протоколов GDPR) онлайн-торгов никак не отличается от живых аукционов.

Ирина Степанова, генеральный директор Sotheby’s Россия:

— Мы вступаем в новую эру на рынке искусства — эру новой транспарентности. Никогда прежде рынок искусства не был так прозрачен и широко открыт огромному числу участников. Сейчас идет перестройка всей индустрии, и когда мы вернемся к нормальной жизни, онлайн-платформы никуда не исчезнут, их не станет меньше. 

Онлайн-торги станут привычными и будут дополнять и соседствовать с живыми аукционами.