Лучшие друзья девушек и инвестбанкиров: стоит ли вкладывать деньги в предметы роскоши в кризис

Фото DR
Фото DR
На сайтах мировых аукционных домов, ювелирных, часовых и модных домов — небывалая активность. Разбирают все, от украшений с бриллиантами до брендированных шампуней. Forbes Life выяснил, как могут работать такие инвестиции

Точного ответа, как пандемия скажется на мировой экономике, пока нет ни у кого. Но отдельные отрасли склонны рассматривать ситуацию скорее как набор возможностей, а не угроз. Относится ли к ним luxury-индустрия? Стоит ли прямо сейчас вкладываться в драгоценности, или винтажные часы? Forbes Life узнал мнение экспертов.

Со сдержанным оптимизмом ситуацию в целом описывает Жеральд Отье, управляющий партнер инвестиционного банка-бутика Investae в Москве,  автор книги «Из ряда вон! — как зарабатывать на альтернативных инвестициях» (2019 год): «Сегодня у инвесторов есть два варианта вложения активов: чтобы защитить их от рецессии, либо чтобы извлечь выгоду из перемен, которые неизбежно коснутся нашего образа жизни. Во время кризиса продолжают приносить доход вложения в золото. Надежными остались и инвестиции в частный долг. Отдельные активы  даже выиграли от кризиса. Например, хедж-фонды, которые уже заработали более 30% с начала года».

Согласно Bain and Company, объем международного рынка luxury товаров и услуг по итогам 2019 года составил €1,3 трлн, демонстрируя рост на 4%. С начала апреля этого года швейцарская бизнес-школа IMD уже несколько раз проводила вебинары среди исследователей-экономистов и представителей luxury-индустрии. Согласно опросу участвовавших в вебинаре управляющих крупных брендов, оказалось, что состояние на рынке характеризуется смесью тревоги и сдержанного оптимизма: 10% респондентов считают, что кризис крайне негативно скажется на отрасли, 24% отказываются делать какие-либо прогнозы, в то время как две трети опрошенных считают, что их ждут перемены к лучшему.

Определенный подъем можно видеть на рынке уникальных и винтажных часов. Александр Готби, глава часового департамента аукционного дома Phillips замечает: «Если раньше коллекционирование часов было уделом лишь тех, кем движет страсть, то сегодня мы видим, как растет число людей, которые рассматривают покупку редких и винтажных часов как инвестицию. В особенности это касается крупных брендов, таких как Patek Philippe, Rolex и Vacheron Constantin. При этом за последние годы существенно вырос спрос и на часы независимых производителей, таких как  FP Journe, Philippe Dufour, Kari Voutilainen и Urwerk».

У крупных брендов с многолетней историей шансов выйти из кризиса посвежевшими и обновленными гораздо больше, чем у начинающих стартаперов. Это подтверждает Рауль Кадакия, глава международного ювелирного департамента Christie’s: «Сегодня мы видим, что люди стремятся приобретать знаковые украшения, включая культовые изделия Cartier, Van Cleef & Arpels и других брендов. Ситуация, в которой мы все оказались, привела к тому, что коллекционеры все чаще готовы покупать онлайн более дорогие лоты. Эта же тенденция в последние два месяца наблюдается и применительно к формату частных продаж. Их оборот по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 50%».

Наиболее явным следствием карантина стал бум онлайн-продаж. Например, на онлайн-торгах Christie’s доля новых покупателей равна 41%. Число новых пользователей на сайте Cartier увеличилось на 30%.

Жеральд Отье: «Это происходит по нескольким причинам. Огромное количество людей вынуждены неделями оставаться дома. Значит, они больше времени проводят онлайн,  тратят в интернете теперь тоже больше. Это скорее касается узнаваемых брендов, нежели неизвестных. Продавец в ювелирном бутике может уговорить вас купить украшение менее раскрученного производителя. Когда вы покупаете из дома, когда на ваш выбор никто не может повлиять, вы выбираете бренды, которые у вас на слуху».

Рауль Кадакия: «Мы расширяем возможности наших viewing rooms, где теперь доступны фотографии более высокого качества. Сейчас еще есть разница в ценовом диапазоне работ, выставляемых на онлайн-торги и продаваемых в частном порядке, но она скоро исчезнет. Например, лотом ближайшего ювелирного онлайн-аукциона станет кольцо с бриллиантом весом 28 карат, цвета категории D (чистота VVS1, тип IIА), оцененное в $1-2 млн. Мне кажется, в будущем онлайн-формат будет играть все возрастающую роль в жизни арт-рынка. Живые торги со временем станут исключительными событиями, а лоты для них будут отбираться еще более тщательно». 

Наращивание онлайн-присутствия имеет как свои плюсы, так и свои минусы. Большинство аукционных домов вынуждены на время отказаться от привычного формата предаукционных выставок, которые существенно подогревают интерес к будущим лотам и служат важным маркетинговым инструментом.

Александр Готби: «Для потенциального покупателя сложно придумать какую-то замену возможности подержать в руках часы, которые его интересуют. Но при этом мы проводим выставки, где демонстрируются фотографии и видеоклипы. Мы также устраиваем закрытые показы при помощи Zoom и ищем другие альтернативы. Следует отметить, что часы, которые лучше всего продаются на живых аукционах, существенно отличаются от тех, которые пользуются спросом онлайн и в ходе частных продаж. В условиях, когда живые аукционы проводить невозможно, два остальных формата демонстрируют уверенные результаты. Это говорит о том, то коллекционеры продолжают интересоваться редкими и качественными экземплярами».

Отношение к предметам роскоши и к искусству как к объекту инвестиций у представителей всех аукционных домов примерно одинаковое. Чаще всего они любят повторять как мантру слова о том, что покупать нужно сердцем, а инвестиции — это дело десятое, они могут либо окупиться, либо нет. 

Рауль Кадакия: «Как и в случае с любыми другими инвестициями, вложения в драгоценности могут окупиться, но необязательно. Необходимо понимать, что выгоднее всего исходить из долгосрочной перспективы. Если речь идет о вещах из золота или платины, об определенных драгоценных камнях, то вложения в них довольно безопасны».

Александр Готби: «Инвестиции основаны на рациональном подходе, они совершаются, исходя из экономической выгоды, а коллекционирование часов — это страсть. Реальной необходимости в них сегодня нет практически ни у кого. Покупатели в основном руководствуются эмоциями, а рост в цене отдельных экземпляров — это лишь приятное дополнение».

Хотя ситуация меняется, но как и до пандемии на пике золото и топовые бренды. Онлайн-присутствие повсеместно укрепляется, но хорошо это или плохо — непонятно. Китайцы, первыми вышедшие из карантина, уже вовсю ходят по магазинам, но их покупательские привычки существенно изменились. Что и как изменится в остальном мире, эксперты предсказать не берутся.

Жеральд Отье: «Сейчас люди чувствуют себя как львы в клетках, так что в ближайшие недели нас ждет всплеск покупательской активности. Я верю, что как только экономика вновь откроется, мы увидим V-образное восстановление. При этом мы должны быть готовы к кардинальным переменам, которые коснутся наших привычек и моделей управления бизнесом. Как сказал Томази ди Лампедуза: «Чтобы все осталось по-прежнему, все должно измениться».