Персики и кокосы: почему у русских и иностранцев разные представления о доверии и лояльности

Люк Джонс Forbes Contributor
Фото Getty Images
Британец Люк Джонс, автор книги по ведению бизнеса в России и СНГ под названием Why Russians Don’t Smile («Почему русские не улыбаются»), живет и работает в Москве с начала 1990-х годов. В новой колонке для Forbes Life он рассказал о разнице менталитетов в таких вопросах, как доверие и лояльность на рабочем месте

В 1995 году, после окончания университета, я переехал в Москву и в течение первого года преподавал английский для занимающихся бизнесом россиян, которые могли читать и писать, но которым не хватало разговорной практики. Моей задачей было разговорить их, хотя это было легче сказать, чем сделать. Типичный разговор выглядел примерно так:

— Что ж, Михаил, расскажите мне о своей работе.

— Я вице-президент.

— Чего именно?

— Компании.

— А чем занимается ваша компания?

— Бизнесом.

Когда я просил его рассказать о том, чем занимается его компания, он отвечал то же самое, но более уверенным голосом — «бизнесом», что звучало как нечто среднее между предложением и рекомендацией больше не задавать вопросов!

Я не сомневаюсь, что «бизнес» Михаила был законным, но такой была моя первая встреча с россиянами, которые старались давать как можно меньше информации в ответах на вопросы. С тех пор ситуация улучшилась, хотя и ненамного.

В западных обществах, когда вы знакомитесь с кем-то, первый вопрос, который вы задаете, —это обычно «как вас зовут?», а затем «откуда вы?».

Россияне, особенно те, кто живет в Москве, но родились в другом месте, могут быть удивлены таким неожиданным любопытством. Заметно, как они размышляют: «Зачем тебе это знать, ты что, собираешься использовать эту информацию против меня?» А затем они отвечают: «Я из России».

Нас с детства учили доверять практически всем, с первой встречи с человеком. Даже если люди кажутся немного странными, они, вероятно, все равно получат от нас кредит доверия, по крайней мере поначалу. Похоже, что в России все наоборот: доверие нужно заслужить, причем не сразу. Россияне объяснили мне, что для этого есть очень веская причина: в советский период вы не доверяли никому, кроме близкого круга друзей и родственников. Люди со стороны могли использовать излишнюю открытость против вас, а короткие, резкие ответы уберегали вас от этой ловушки. От былых привычек тяжело избавиться, и эта особенность сохраняется и по сей день: многие специалисты по подбору персонала говорили мне, что чувствуют, будто во время собеседования им приходится выуживать информацию из кандидатов.

Мне попадались резюме, в которых было указано, что человек очень недолго работал на той или иной должности, и когда я спрашивал, с чем это связано, ответ иногда звучал так: «Мой начальник сменил компанию и забрал с собой меня и моих коллег». Звучало едва ли не так, будто у этого сотрудника вообще не было выбора! Точно так же я был свидетелем того, как кандидаты оказывались по другую сторону этой ситуации: их выгоняли, поскольку новый начальник (а это почти всегда мужчина) приходил в компанию вместе со своей командой из прошлой фирмы.

В Европе и Северной Америке крайне редко случается так, что целая команда уходит в другую компанию одновременно. Чаще всего руководитель покидает прежнюю компанию, оценивает сотрудников на новом месте, а затем решает, требуются ли перемены. Да, вполне возможно, что бывших коллег пригласят присоединиться, но это не произойдет моментально или автоматически. Я пришел к выводу, что в России вы чаще на стороне человека, который вас нанял, тогда как жители Запада сохраняют преданность конкретной организации.

Если только речь идет не о маленькой семейной компании, мы редко нанимаем родственников или друзей детства. В крупной международной фирме это может выглядеть как конфликт интересов или даже фаворитизм. Западный эквивалент найма сотрудников «по рекомендации», несомненно, существует, однако проявляется менее явно. У многих компаний есть реферальные программы, когда сотрудники могут порекомендовать бывших коллег, знакомых или. возможно, даже членов семьи. Некоторые работодатели платят денежное вознаграждение, если ваш кандидат был нанят (да, это дешевле, чем привлекать кадровое агентство). Однако нет никаких гарантий, что тот, кого порекомендовали таким способом, получит какие-либо преимущества.

Популярная аналогия, которой пользуются при сравнении россиян и американцев, — это персики и кокосы. Вы знакомитесь с американцем где-то в очереди, и спустя полминуты он уже рассказывает вам всю свою жизнь. Словно персик, он мягкий и гладкий, но это просто болтовня. Стать близкими друзьями так же сложно, как и расколоть персиковую косточку.

Россияне больше похожи на кокосы: они жесткие снаружи, но как только вы разобьете скорлупу, вы заработаете друга на всю жизнь, который сделает для вас что угодно.

Россияне обвиняли меня в том, что я слишком наивен, слишком доверяю людям, которых я встретил только что. Да, несколько раз эта черта меня подводила, но на каждую неприятную встречу приходятся десятки позитивных историй. Думаю, я предпочитаю жить без советской паранойи.

Перевод Натальи Балабанцевой.

рейтинги forbes