60% заполняемости зала равны нулю: почему частные театры просят государство о помощи

Фото предоставлено пресс-службой Музея Москвы
Борис. Спектакль Дмитрия Крымова Фото предоставлено пресс-службой Музея Москвы
Forbes Life выяснил, почему экономика частных театров такова, что им приходится просить системной финансовой поддержки у государства

Частное дело

Рядовому зрителю абсолютно все равно, в частный театр он пришел или в государственный (главное, чтоб спектакль был хороший). Но от организационно-правовой формы театра зависит очень многое. Частный театр может рассчитывать только на собственные силы, полученные субсидии или выигранные гранты, из которых покрываются расходы на помещение и на новые постановки, зарплаты и авторские права. 

Исторически частных театров в России куда меньше государственных. С подписания декрета 1919 года положено начало всеобщей театральной национализации, и до 1990-х частных театров в стране не было. Первым частным театром, открытым в перестроечной России в феврале 1990 года, стала антреприза Леонида Трушкина и Евгения Рогова «Театр Антона Чехова». 

Многие значимые достижения отечественного театрального искусства связаны именно с «частными предприятиями», такими как Московский художественный театр Станиславского и Немировича-Данченко, Камерный театр Таирова (ныне театр им. Пушкина), Опера Мамонтова, Частный оперный театр Зимина и Театр Корша, на месте которого сейчас «Театр Наций». 

В постсоветской России частные театры — заметные участники театрального процесса. Кто-то, как знаменитая «Студия Театрального искусства» Сергея Женовача, перешел под крыло государства. Кто-то, как опальный Тeатр.doc, неоднократно менял место прописки, но сохранил своего зрителя и свою актуальность после смерти основателей театра, создателей новой драмы, Михаила Угарова и Елены Греминой. Кто-то, как «Арт-партнер XXI» Леонида Робермана превратился в настоящую фабрику по производству хитов (агентству принадлежат права на «Безприданницу» и «Бориса» Дмитрия Крымова). Кто-то, как «Театр Антона Чехова», сдал обороты. Помимо художественных достижений, частный театр стал альтернативой государственной репертуарной системе. 

Министерство считает

Пять лет назад в базу «Театральной России» попали около тысячи предприятий.  Больше ста из них в Москве (такие разные коллективы, как Сообщество актеров драмы «С.А.Д.» в Аптекарском огороде, «Театральный ОсобнякЪ» на Библиотечной улице или детский «Домик Фанни Белл» в Саду им. Баумана), а еще примерно шестьдесят в Петербурге (включая получившую в безвозмездное пользование помещение на Петроградской стороне и поддержку местного Комитета по культуре «Русскую антрепризу имени Андрея Миронова», Камерный театр Малыщицкого и Театральную лабораторию Яны Туминой). По статистике, самые крупные частные театры дают в среднем до 250 спектаклей в год, а некоторые постановки не сходят со сцены по 20 лет. Как правило, это объясняется не столько популярностью, сколько нехваткой средств на производство «нового контента». 

В июне этого года Министерство культуры совместно с Союзом театральных деятелей решило составить реестр негосударственных театров страны. Эта инициатива Минкульта стала ответом на открытое письмо в адрес правительства РФ от частных организаций в сфере культуры, которое еще весной подписали представители 170 автономных некоммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей из почти тридцати субъектов Федерации. Помимо составления перечня пострадавших организаций они просили о введении налоговых и кредитных каникул, а также об единовременных субсидиях и выплатах, решение по которым до сих пор не принято.

Театральный продюсер Евгений Худяков, руководитель «Объединения частных театров для детей», считает, что реестр поможет Минкульту сориентироваться, кому из частных театров нужно помочь в первую очередь. Пока «многие организации не могут претендовать на получение денег по уже имеющимся государственным программам из-за бюрократических проблем». 

В анкете, разосланной региональными отделениями СТД, помимо обязательного указания организационно-правовой формы и технических параметров вроде общей площади и количества зрительских мест, отмененных из-за карантина спектаклей, присутствуют такие понятия, как «инклюзивный» и «экспериментальный» театр. 

Ксения Волкова, директор «Театра post», считает, что реестр поможет частным театрам выйти из тени и прояснить положение вещей: «В исследовательских попытках последних лет была не очень корректная выборка. Справочник «Театральная Россия» не издается уже несколько лет. В Петербурге с 2011 года осуществляется ежегодная грантовая поддержка негосударственных театров, благодаря чему существует феномен «бума» петербургской независимой сцены. Это программа, как и любая другая, имеет свои плюсы и минусы, сложности и так далее, но было бы здорово, если бы на федеральном уровне осуществлялась системная поддержка деятельности частных театров, ориентированная именно на их нужды, а не на нужды всех социально ориентированных некоммерческих организаций в целом».

Елена Попова, представитель одного из социально ориентированных театральных проектов, координатор общественной организации «Круг» и фестиваля особых театров «Протеатр»: «Нас удивило и порадовало, что в вопросе «вид творческой деятельности театра» можно отметить «инклюзивный», причем не исключая других видов. Интересно, как будет оцениваться значимость деятельности театров. Например, даже в сравнении с экспериментальными театрами инклюзивные реже участвуют в фестивалях, проводят меньше мероприятий в месяц. Вероятно, критерии их значимости лежат также и в другой плоскости, для которой мы не нашли параграфа в форме».

60% заполняемости зала равны нулю

В любом случае без поддержки государства (неважно, будет она выражаться в помощи с арендной платой, которую никто не отменял и которую ежемесячно выплачивает большинство частных театров, так как собственных помещений для спектаклей и складирования реквизита у них нет, или в облегчении обязательств по кредитам, взятым на производство нового спектакля) частным театрам не выжить. По мнению управляющей «Площадкой 8/3», заместителя директора Театра.doc Варвары Фуфаевой, если инициатива министерства не превратится в тыкву, маленькие и независимые театры смогут остаться на плаву. Художественный руководитель, режиссер новосибирского театра «Понедельник выходной» Сергей Дроздов, подписавший обращение в Минкульт, предлагает конкретные меры, которые помогли бы его театру, начиная от помощи в организации гастролей по региону и субсидий на конкретные проекты и заканчивая квотами на бесплатное участие артистов в творческих лабораториях и образовательных мероприятиях федерального уровня. 

Несмотря на свой независимый статус, частные театры и артисты ждут системной поддержки от государства. Создана инициативная группа по внедрению базового дохода для независимых художников. Один из ее инициаторов, артист Николай Мулаков считает, что «очевидна необходимость введения базового дохода для независимых художников, который в будущем повысит качество работы и уменьшит количество финансовых манипуляций со стороны работодателей». В Минкульт направлено письмо с просьбой рассмотреть проект ежемесячного получения не работающими в государственных структурах театральными деятелями суммы, равной одному МРОТ. 

Частные театры едины в своих оценках: без помощи извне они не смогут открыться осенью 2020 года. Не только потому, что играть в полупустых залах с разряженной рассадкой для них невыгодно (при заполняемости зала на 60% многие в лучшем случае «уходят в ноль»), но и потому, что у них нет средств на аренду, зарплаты и рекламу.