Протянуть лапу помощи. Как приюты для бездомных животных переживают последствия карантина

Фото EPA / TASS
Фото EPA / TASS
Forbes Life пообщался с представителями семи московских организаций помощи бездомным кошкам и собакам, чтобы узнать, с какими трудностями они столкнулись во время самоизоляции и как изменится их работа, когда жизнь вернется в прежнее русло

Екатерина Панова, директор благотворительного фонда помощи бездомным животным «РЭЙ»

Во время карантина мы приложили все усилия, чтобы ни одна из программ нашего фонда не прекратила свою работу: мы продолжили лечить и стерилизовать бездомных и приютских животных, наше социальное зоотакси «РэйМобиль» помогало волонтерам с перевозкой подопечных в ветеринарные клиники, а приюты регулярно получали необходимые корма и лекарства.

К сожалению, в это время ощутимо уменьшились объемы помощи от населения, но нас поддержали наши партнеры. Например, в мае компания MARS передала 24 тонны корма для кошек и собак, которые мы распределили между четырьмя приютами, где проживает 3200 бездомных животных. Те программы, которые не могли продолжать работу из-за введения режима самоизоляции, мы перевели в онлайн формат: например, наши уроки программы «Лапа дружбы», посвященные гуманному отношению к животным, и бесплатные образовательные лекции для владельцев собак и кошек.

Одной из главных проблем, с которой мы столкнулись, была помощь бездомным животным в поисках хозяев в условиях самоизоляции. Чтобы решить ее, мы запустили онлайн-сервис для общения с котами из приютов «Виртуальный хозяин». Он позволяет узнать историю каждого животного, сделать пожертвование или подарить подарок, а также понаблюдать за питомцем в режиме реального времени. Сервис продолжит свою работу и после снятия карантина: с его помощью люди могут безопасно познакомиться с подопечными приютов, задать все интересующие вопросы их кураторам и принять взвешенное и осознанное решение завести себе питомца.

Сегодня благодаря виртуальной дружбе несколько котов, принимающих участие в проекте, ждут первой реальной встречи с потенциальными хозяевами. А также мы смогли собрать значительную сумму на лечение животных и получить материальную помощь в виде корма, лакомств и игрушек от пользователей.

Режим самоизоляции помог нам увидеть новые возможности, которые раньше мы не использовали. Так, виртуальные уроки «Лапы дружбы» позволили значительно расширить географию: наши занятия посетили ученики из других стран и из разных городов России. Именно поэтому мы планируем сохранить этот формат обучения вместе с обычными занятиями в школах.

Как помочь?

Владимир Кузин, основатель сети котокафе «Котики и люди»

Наша сеть состоит из приютов открытого типа. Это значит, что кошки живут у нас не в клетках, а в самом гостевом пространстве и могут свободно общаться с посетителями кафе. В отличие от других организаций подобного типа, мы всегда зарабатывали на свою жизнь самостоятельно: пожертвования никогда не играли для нас значимой роли. Собственного заработка вполне хватало на все нужды, связанные с работой.

Когда только начался карантин, с нами случилось невероятное: люди сами стали выходить на связь с нами и предлагать помощь. Нам не потребовалось никого просить об этом, желающие помочь первыми проявили инициативу: привозили корм, наполнители, присылали деньги. Мы не ожидали такого внимания к нам: за то время, что мы не работали, с 16-го марта по 23-июня, нам удалось собрать где-то 400 тысяч рублей и 150 килограмм корма. Именно это нам помогло продержаться целых четыре месяца: полученные средства пошли на зарплаты нашим сотрудникам, питание для кошек. Мне кажется, будь мы обычным кафе, даже культовым, такого внимания к нам не было бы. Но у нас есть кошки, а благодаря им — огромное число их счастливых историй: люди понимали, что наше заведение важно, ведь оно помогает брошенным животным найти новый дом и любящего хозяина. Более того, у тех, кто хотел помочь нам, было осознание, что мы работаем максимально гуманно: мы не держим кошек в клетках, лечим их, у них есть полная свобода передвижения, они могут сами решать, с кем и когда общаться, с кем — нет. 

Перед началом карантина было страшно: ходили слухи, что город закроется, повсюду будет Росгвардия. Мы готовились к худшему и заранее стали собирать все нужные для работы удостоверения и справки. Более того, понимая все риски, я сам был готов ночевать в наших кафе, чтобы кормить кошек. Тогда же нам пришла в голову идея предложить людям забрать понравившегося питомца из приюта к себе домой на время самоизоляции. Это был успех: большая часть кошек, а всего в наших кафе их больше сотни, обрела временную семью, которая спустя несколько недель стала постоянной. Позднее похожую «акцию» провели и другие приюты. Практика выдачи кошек во временные семьи и поиск для них нового дома показала нам, что люди в целом понимают, что домашнее животное — это ответственность, к которой нужно быть готовым.

Что касается мер безопасности в нашем кафе, то они всегда были достаточно высокими. В первую очередь это обусловлено заботой о кошках: у них не самый крепкий иммунитет, и они легко заболевают. Кроме того, кошки очень эмоционально лабильны: они могут заболеть даже от переживаний. Чтобы обезопасить их, у нас введены строгие правила: каждый гость обязательно дезинфицирует руки, снимает обувь и использует бахилы. В наших кафе всегда есть озонаторы и дебактеризаторы, мы регулярно проводим кварцевание помещения. Для нас все эти моменты обязательны. После пандемии мы вряд ли будем что-то кардинально менять: мы продолжим следить за соблюдением мер безопасности, чтобы придерживаться нашего стандарта здоровья кошек и гостей кафе. 

Как помочь?

Дарья Семина, со-организатор выставок фонда «Счастье даром», старший волонтер муниципального приюта «Красная сосна»

Наш приют был создан в 2009 году. За прошедшие 11 лет у нас жили собаки самых разных видов и размеров, которые искали свой дом — для многих из них нам удалось найти любящих и заботливых хозяев. Наша деятельность в целом напоминает замкнутый круг, ведь на место пристроенных питомцев приходят новые, те, кому нужна наша помощь и кто нуждается в новом хозяине. До самоизоляции мы всегда имели доступ к нашим собакам, но с введением карантинных мер условия нашей работы изменились. 

Так, во время карантина у нас не было доступа к собакам, из-за чего процесс их социализации был приостановлен. О них стало сложнее заботиться из-за этого, были проблемы с выгулом. Кроме того, из-за полного запрета доступа в приют резко уменьшилось число людей, готовых забрать их к себе домой. Мало кто был готов выбирать собаку по фотографии на сайте и сразу же оформлять договор, к тому же было небезопасно отдавать животное тому, кого мы никогда не видели. Во время карантина мы сосредоточились на рекламе наших собак в интернете: появились желающие забрать питомца после карантина и открытия приюта, чтобы сначала можно было познакомиться с будущим другом, а уже потом вывозить домой. 

Из-за того, что во время карантина домой уехало меньше собак, чем мы планировали, в приюте становится тесно, ведь новых питомцев к нам продолжают привозить. Мы уже увеличили норму: в вольере вместо четырех собак теперь живут шесть. Есть надежда, что в скором времени разрешат массовые мероприятия — участие в них, например в благотворительных выставках, могло бы решить проблему «перенаселения». В сентябре мы также надеемся провести собственную выставку #СчастьеДаром, где, как мы надеемся, многие собаки найдут своих новых хозяев. 

Как помочь? 

Линда Арсланова, глава фонда Vet City Adoption

Как только были введены карантинные меры, мы сразу же ощутили напряжение в обществе — люди  моментально переключились на свои собственные заботы, всех нас сковал страх перед неизвестностью. Это спровоцировало резкое сокращение пожертвований: мы не знали, как в таких условиях, например, мы будем закупать корма для наших собак и кошек. Проблема нехватки финансов стала особенно актуальна во время карантина, и сейчас мы бросили все силы на то, чтобы собрать деньги на наше существование.

Вторая проблема, с которой мы столкнулись, —это организация людей. У нас 50 человек в штате: они, естественно, ездили на работу в фонд, работали весь день, потом возвращались домой. Мы боялись не только жестких ограничений и карантина, но и того, что наши сотрудники могут заболеть: животных у нас 1600, кто же будет о них тогда заботиться? Чтобы такого не случилось, мы стали думать о безопасности: купили еще больше дезламп, масок, перчаток, других защитных средств, а также попросили людей, если у них есть возможность, работать вахтовым методом. Из 50 человек лишь 25 смогли согласиться на такое, и они остались жить у нас в приюте, чтобы заботиться о кошках и собаках. Мы были вынуждены это сделать, потому что не хотели, чтобы люди каждый день ездили домой и подвергались риску заражения.

Благотворительность во время карантина резко сошла на нет, потому что у людей во время пандемии заметно поменялись приоритеты. Каждый человек в этот момент сконцентрировался на тех проблемах, которые могут коснуться его лично. Для нас это тоже было стрессом, особенно на фоне непонимания ситуации: сколько это будет длиться, что будет дальше? Но был и позитивный момент: поскольку мы работали все время и не останавливали процесс, ведь мы и сотрудники ветеринарной клиники, мы видели, что многие люди взяли животных, потому что у них наконец-то появилось время заняться новым другом, питомцем, посвятить ему свои силы. Самой большой радостью для нас за это время было видеть, как наши подопечные находят новый дом. 

Во время пандемии мы помогали и людям: многие были на карантине, и мы предложили онлайн-услуги, а также мобильную службу. Так, мы выезжали и помогали людям обследовать и госпитализировать их животных, если хозяева находятся на карантине. Разумеется, мы соблюдали всю технику безопасности, потому что в нашей клинике все это проработано до мельчайших деталей. 

Как помочь?

Оксана Дубинина, руководитель программы «ПовоДОГ» фонда поддержки социальных инноваций «Вольное Дело»

Основанный Олегом Дерипаской фонд «Вольное Дело» открыл приюты для собак в четырех городах — Сочи, Наро-Фоминске, Красноярске и Абакане. Еще один находится под совместным управлением в Иркутске. Во время карантина каждый из них объединила одна большая проблема — низкое число пристройств собак в семьи. Очевидно, что финансовые и личностные кризисы, с которыми столкнулись люди во время самоизоляции, всего провоцируют беспокойство о будущем. На фоне таких переживаний редко кто решается взять собаку в свой дом.

На фоне запрета на посещение приютов у собак возник серьезный дефицит общения с людьми. Волонтеры — огромная часть жизни наших собак: они привыкают и ждут тех, кто приезжает регулярно. За время самоизоляции мы все соскучились по людям, и наши питомцы — не исключение.

Приюты «ПовоДОГ» работают по международным стандартам содержания и благополучия собак: у нас есть программы адаптации и подготовки, которые не получалось полноценно реализовать, потому что, например, нельзя было выезжать с собаками в город. В Красноярске наши собаки активно занимаются кинологическими видами спорта, участвуют и побеждают в городских и региональных соревнованиях, но из-за карантина они так и не состоялись. В Абакане сорвались массовые мероприятия с нашим участием. Мы также планировали показательные выступления по трюковой дрессировке на городских фестивалях, но их тоже отменили. Тем не менее карантин во многих регионах постепенно ослабляют, и мы с огромным энтузиазмом восстанавливаем полноценную работу приютов и ждем волонтеров с распростертыми объятиями. А особенно человеческого общения ждут наши собаки! 

Обидно, что из-за пандемии нам пришлось отложить на три месяца запуск первой в России программы бесплатной выездной стерилизации и вакцинации домашних животных, которая была сделана с целью гуманного уменьшения численности бездомных собак и кошек, а также для про профилактики зооантропонозных заболеваний, в том числе бешенства, в регионах нашего присутствия. Известно, что большая часть ныне бездомных животных — это домашние питомцы, которые были оставлены людьми на улице, а также собаки и кошки на «самовыгуле», который процветает в регионах. Для решения и профилактики этой проблемы мы и запускаем наши выездные операционные, в которых и будут проводиться вакцинация и стерилизация. Старт намечен на 1 июля в Абакане, затем к нему подключиться и Краснодар.

Мы делаем максимум, чтобы о нас знали и помнили, чтобы люди понимали, что если захочешь взять собаку из приюта, нужно идти в «ПовоДОГ». Сейчас трудно всем, потому что существует огромное количество прекрасных животных в поисках семьи по всей стране, высокая «конкуренция». В любое время у нас в приютах соблюдаются высокие стандарты содержания и подготовки собак к жизни в семье и социуме, так же мы консультационно сопровождаем семьи по вопросам коррекции нежелательного поведения и ветеринарного обслуживания.  

Скоро откроем приюты для посещения волонтеров, с соблюдением всех санитарных норм, которых требует новая реальность. Так же планируем переформатировать образовательную часть нашей программы для населения и сделать ее в формате онлайн, чтобы как можно больше людей, принявших в семью собак из приюта или с улицы, знали как правильно содержать собак и как эффективно заниматься их дрессировкой. Таким образом, мы хотим снизить риски возвратов собак в приюты. Мы рады любому пристройству животного из любого приюта, потому что главная цель работы таких организаций — это устроить собаку в подходящую семью для обоюдного улучшения качества жизни. 

Как помочь?

Антон Есеновский, председатель совета волонтеров в муниципальном приюте «Дубовая роща»

Собак в приюте выводят на прогулку на территории дважды в день, и то не всех: существуют исключения. Поэтому большим счастьем для хвоста считается именно прогулка с волонтером в парке. Но в карантин такой возможности уже не было, и за это время собаки сильно одичали. Те, кого до этого пытались социализировать, откатились на прежний уровень. После снятия карантина приходится начинать с нуля, завоевывать доверие собаки и так далее.  

Вместе с тем во время карантина удалось даже пристроить несколько собак. В каких-то случаях сработала реклама в соцсетях, в других – память о прошлых посещениях приюта у будущих хозяев. Люди, которые приходили к нам, просто не смогли оставаться в стороне, зная, что пес, с которым они подолгу гуляли в парке, сейчас томится сутками в душной клетке.  

Вышел приют из карантина тоже не сразу, долго сопротивлялся, даже после официального разрешения: в какие-то дни мы все равно не имели доступа к собакам. Но были и «победы» – руководству удалось выбить себе еще один выходной день в неделю (до карантина приют был закрыт для посещений только по понедельникам, теперь еще и пятницу захватили). 

Восстанавливать работу в приюте вообще никак не пришлось. Собаки были так рады, что, похоже, сделали вид, что ничего не случилось. Некоторые, конечно, обижались, но недолго – вид и запах свежей травы в парке растопит сердце любого хвоста.

Волонтеры вернулись к своей «работе».  По выходным снова приходит много людей, все гуляют в парке, приносят еду, вычесывают зимнюю шерсть. 

Для того чтобы помочь приюту, вы можете связаться с Антоном лично по телефону: +7-915-258-77-97 

Белоусенко Мария, руководитель Общественной организации защиты животных «РусДог», создатель Центра социализации животных «РусДог Хаус»

Во время самоизоляции наша благотворительная организация столкнулась с естественным снижением уровня посещаемости нашего Центра волонтерами. Как результат, мы зафиксировали заметный откат в работе по социализации животных. С последствиями этого мы только начинаем работать. С некоторыми животными предстоит пройти долгий путь по возвращению доверия к людям. Это острая проблема, так как от нее напрямую зависит показатель пристройства наших бездомных подопечных в их будущие семьи.

Во время карантина мы, неожиданно для нас самих, столкнулись с увеличением количества «усыновлений» уже социализированных собак и кошек. Кроме того, сразу после снятия карантинных мер люди стали обращаться к нам с предложениями оказать посильную физическую помощь — некоторые даже приезжали группами по несколько человек. Потребность в адресной работе была очень актуальна в этот промежуток времени. В целом же, пандемия и время самоизоляции стали для всех настоящим «черным лебедем», и мы не исключение.

На фоне пока только начинающейся финансовой депрессии нам еще предстоит столкнуться с проблемой недостатка благотворительных пожертвований, которые необходимы как для обеспечения жизни конкретных животных, так и строительства нашего второго Центра. Сейчас мы учимся новым инструментам работы в сфере НКО, делаем упор на творческие коллаборации с лидерами мнений, а также меняем акценты при ведении диалога с нашей аудиторией. Так, например, мы берем курс на образование взрослой аудитории, так как сейчас мы наблюдаем высокий запрос на ответственность как социальный компонент. В нем заинтересованы не только представители бизнеса, но и частные лица, с ним не связанные. 

Как помочь?