Есть ли жизнь после вакцины: чего ждать от появления прививки от COVID-19

Фото Bing Guan / Bloomberg via Getty Images
Фото Bing Guan / Bloomberg via Getty Images
Коронавирус и почти четыре месяца самоизоляции изменили нас и наши привычки — маски, санитайзеры, удаленка и социальная дистанция стали новой нормой. Сможет ли вакцина вернуть «нормальную жизнь» обществу? Отвечают врач, биолог, психолог, социолог и HR-специалист

В мире, согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), разрабатывается более 200 вакцин, шесть из которых перешли на заключительную, третью, стадию клинических испытаний. ВОЗ ожидает, что эффективное средство против коронавируса смогут направлять для иммунизации населения по всему миру уже к середине 2021 года. При этом в России в начале августа уже началось производство вакцины «Спутник V», разработанной Национальным исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. Директор центра Александр Гинцбург заявил, что массовая вакцинация россиян может начаться в декабре-январе. 

Пока мы не знаем, когда именно у нас появится действительно эффективная вакцина, но уже сейчас можно попробовать спрогнозировать, как изменится наша жизнь после вакцинации — дома, на работе и в городских пространствах.

COVID-19 останется с нами (но станет менее опасным)

Противовирусные вакцины в принципе получаются с трудом из-за определенной специфики иммунного ответа и изменчивости вируса, говорит главный внештатный специалист-пульмонолог Министерства здравоохранения РФ по ЦФО Андрей Малявин. «Есть опыт совершенно потрясающих вакцин, например, вакцина против черной оспы — она позволила полностью избавиться от болезни. Но в случае с быстро мутирующими вирусами сложнее. Скажем, вакцина против гриппа не всегда эффективна, именно потому что вирус постоянно меняется и мы не попадаем в генотип».

По мнению Малявина, с коронавирусной инфекцией ситуация такая же, поэтому ждать панацеи не стоит. Скорее всего, положительный эффект будет, и смертность начнет снижаться, но вакцина, где бы она ни была произведена, не поможет окончательно избавиться от нового коронавируса. 

«Пока со стороны всех государств ускоренные клинические исследования — это в какой-то мере жест отчаяния, продиктованный сложной эпидемиологической обстановкой, но нельзя не принимать во внимание определенную коммерческую и политическую выгоду. В конечном счете через несколько лет, я думаю, будет надежная вакцина, и она вполне может быть российской», — говорит специалист.

Молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко считает, что если вакцины-лидеры, которые успешно прошли две стадии клинических испытаний и перешли на третью, — несколько китайских, так называемая оксфордская и несколько американских — докажут свою эффективность, то ряд препаратов могут запустить в производство уже в середине следующего года. Российскую вакцину «Спутник V», разработанную в НИЦ Гамалеи, хотя она зарегистрирована одной из первых (фактически второй, после китайской), Якутенко не включает в список лидеров, так как в НИЦ пропустили третью стадию исследований (разработчики планируют провести ее параллельно с вакцинацией медицинских сотрудников). «Вполне вероятно, это нормальная вакцина — но этого никто не знает, потому что не были пройдены все необходимые в этих случаях этапы клинических исследований, и это вызывает тревогу», — говорит Якутенко.

Из-за ускоренных темпов разработки эффективность и долгосрочные последствия всех вакцин вызывают вопросы. Для того чтобы их оценить, и нужна третья стадия клинических исследований. На этом этапе необходимо, чтобы «люди, которые получили вакцину, могли встретиться с вирусом», говорит Якутенко. «Поэтому сразу несколько компаний проводят третью фазу испытаний в Бразилии, так как там очень много вируса и, соответственно, высокая вероятность каждый день «познакомиться» с ним на улице. Может оказаться, что вакцинная защита работает только определенный период времени, скажем, год, а дальше надо перепрививать. Но это по определению можно увидеть только через год, когда все эти вакцины будут запущены в производство», — объясняет она.

Не все захотят делать прививки

Владимир Путин рассказал, что вакцину «Спутник V» испытала на себе одна из его дочерей, препарат якобы эффективен и безопасен. Тем не менее 52% российских медиков не доверяют отечественному изобретению. 

Вакцинация, считает Алексей Малявин, должна быть исключительно добровольной, однако существует опасность, что для некоторых категорий она может стать добровольно-принудительной. Вполне можно представить ситуацию, когда учителю, если он не сделал прививку, запретят преподавать, или врачу — принимать пациентов. «Есть довольно агрессивное сообщество антипрививочников, и оно, вероятно, активизируется. Есть, напротив, люди, которые сами пожелают первыми испытать действие вакцины. Как только несколько миллионов привьется, посмотрим, но всеобщего спасения только от вакцины ожидать не следует», — уверен Малявин.

По мнению социолога центра социального проектирования «Платформа» Алексея Фирсова, люди на самом деле не ждут, что заветная прививка избавит их от всех проблем, связанных с эпидемией. «Есть устойчивая база антипрививочников, не более 10%. Однако людей, которые настроены против вакцинации от ковида, значительно больше, в мае их доля была на уровне 25%, и она может вырасти по мере уменьшения напряженности», — говорит Фирсов. Такой рост, считает он, связан со стереотипом о низкой изученности ситуации, ожиданием повышенных рисков от вакцинации, а также возрастающим недоверием к официальной информации.

«Модели поведения, которые будут исходить от верхних уровней, например от Минздрава, столкнутся с уже сформированным скепсисом. Не уверен, что Путин даже примером своих детей эту ситуацию вытащит. Люди будут думать, что одно дело элита, другое массовая вакцинация, где никаких гарантий нет», — считает Фирсов. 

Маски и антисептики начнут терять популярность — но постепенно

Даже если вакцина окажется эффективной, первое время в общественных местах все равно придется носить маски и соблюдать социальную дистанцию, считает Ирина Якутенко: «Сразу не удастся выпустить много доз [вакцины], но по мере того, как все больше людей будут получать защиту, правила станут ослабляться, потому что вирусу будет все сложнее находить новых носителей, даже если стадный иммунитет не появится».

Она объясняет, что вирус ковида кластерный, то есть распространяется среди определенных групп людей. Достаточно привить тех, кто больше других рискует заразить и заразиться — врачей, полицейских, продавцов, учителей, — и уровень инфицирования в обществе резко упадет. 

Социолог Алексей Фирсов считает, что успокоит людей даже не сама вакцина, а усталость бояться. Человек способен сидеть в условном бомбоубежище до определенного момента, дальше психика не выдерживает, адаптируется к новой ситуации и вытесняет источник страха на периферию сознания. «Мы уже в мае видели, насколько людям потребовалось разжатие пружины, связанной с локдауном. Даже если вторая волна окажется масштабной, большинство не будет готово к таким же серьезным ограничениям, как в первом случае, так как исчерпали и материальный, и психологический ресурс».

Впрочем, соблюдение мер индивидуальной защиты, считает Якутенко, будет зависеть не только от эпидемиологической ситуации, но и от культурных традиций. «Я думаю, в Европе, учитывая любовь европейцев к личной свободе, все сойдет на нет, если опять не вылезет какая-нибудь инфекция. А в Азии, где люди ходили в масках и до пандемии коронавируса, полагаю, продолжат это делать, потому что спокойнее масочку поносить, чем потом лечиться от очередной неприятной заразы», — рассуждает она.

Вакцина может стать новым источником неопределенности

Психологические последствия стихийных бедствий проявляются через шесть месяцев после их окончания, говорят специалисты. Ожидается, что последствия пандемии для психологического здоровья людей и социальные изменения в целом также будут отложенными и проявятся, когда мир окончательно выйдет из кризиса — тогда, когда работающая вакцина уже будет доступна массам.

По мнению заместителя директора Психологического института РАО Натальи Кисельниковой, у людей, которые действительно попали в жесткие условия изоляции, лишились работы, бизнеса, со временем может развиться синдром посттравматического стрессового расстройства. Семейные психологи прогнозировали в условиях изоляции всплеск домашнего насилия. Статистика показывает, что эти прогнозы оправдались. Возможен рост числа разводов, так как все конфликты, которые раньше сглаживались нечастым взаимодействием друг с другом, на карантине обострились. Власти Китая уже заявили об увеличении числа разводов. Так, в городе Дачжоу, провинция Сычуань, развестись после снятия карантина захотели 300 пар.

«В психологическом плане, понятно, будут долгосрочные отложенные эффекты, связанные с тревогой, с неопределенностью и с чувством незащищенности. Оказалось, может появиться такой фактор извне, которым трудно управлять, но который радикально меняет условия жизни, работы и взаимодействия людей. Думаю, этот эффект будет сохраняться еще какое-то время. Насколько он будет устойчивым, во многом будет зависеть от повторяемости этих событий и от того, появится ли у людей ощущение, что они могут взять природу под контроль», — считает Кисельникова. 

Действительно проверенная, доказавшая эффективность вакцина сможет успокоить людей, в этом смысле COVID-19 ничем не отличается от любой другой серьезной болезни. Однако если сделают ее поспешно, а информации о ней будет мало, это может только добавить проблем. Наталья Кисельникова говорит: «В общей картине любая дополнительная неопределенность порождает больше тревоги. Людям надо принимать решение, делать прививку или нет, а на что ориентироваться, непонятно. Это все работает на те же механизмы, когда в карантине люди не могли до конца принять решение, насколько сильно им надо самоизолироваться. То есть, скорее всего, наличие вакцины сейчас станет еще одним источником неопределенности».

Мы продолжим работать удаленно

Еще одна сфера, которую уже изменила пандемия коронавируса, — рынок труда. Мир поделился на отрасли, которые упали (туризм, непродуктовый ретейл, развлечения), и отрасли, которые растут (продуктовый ретейл, интернет). Кроме того, затяжная самоизоляция сделала естественным то, что давно хотели, но боялись ввести — удаленную работу. «Это практически уравняло возможности жителей Москвы и жителей других городов для получения вакансий, но при этом удаленная работа объективно снизила зарплату, потому что зачем платить обычному бухгалтеру в Москве 80 000, если можно взять такого же в моей родной Вологде за 40 000», — говорит HR-специалист, основательница проектов Pruffi и «Антирабство» Алена Владимирская. 

Создание вакцины, даже самой эффективной, в этом смысле не сильно повлияет на работодателей. За это время, считает Владимирская, компании поняли, с кем можно работать удаленно, и предпочтут и дальше экономить на аренде офиса и прочих расходах, связанных с его содержанием. 

Социолог Алексей Фирсов также считает, что пандемия изменит офисную культуру, но не настолько радикально: «Переосмысляется практика офисов. Офис будет носить гибридный характер, станет не местом постоянного присутствия, а узлом взаимодействия, потому что личный контакт для человека по-прежнему важен». 

Фирсов также прогнозирует, что в обществе изменится отношение к жизни в больших городах, что напрямую связано с трендом на удаленную работу. По словам эксперта, люди осознали, что «повышенная концентрация человеческого ресурса» содержит повышенный эпидемиологический риск. И хотя большие мегаполисы по-прежнему останутся привлекательными, действительно возможен отток людей на малые территории или более частая практика двойного жилья.