Научиться извиняться и не заводить служебные романы. Как вести себя в офисе в эпоху «новой этики»

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Фраза «Машенька, документик не видела?» может быть как простой доброжелательностью, так и проявлением харассмента на рабочем месте. Forbes Life поговорил с экспертами о том, как отличить одно от другого и какие правила новой корпоративной этики выучить, чтобы не нарушать ничьи границы на рабочем месте

Что такое харассмент на работе

Харассмент в широком смысле — это ситуация, когда один человек намеренно делает некомфортно другому. Харассмент или домогательства на рабочем месте не ограничиваются сексуальным преследованием, как принято считать, а включают в себя также дискриминацию по гендерному, расовому, религиозному принципу, по ориентации, возрасту и даже состоянию здоровья. Это могут быть слова или сообщения, насмешки или слухи за спиной, жесты или действия, направленные на то, чтобы вывести из себя, унизить, оскорбить, запугать другого, либо создать враждебную или оскорбительную рабочую среду.

В продвинутых в этом смысле странах представления о дискриминации приобретают все более конкретные формы. Например, суд во Флориде постановил, что шутки в адрес полных сотрудников, связанные с их весом и внешностью, нарушают права американцев с ограниченными возможностями. В 35 штатах Америки действуют законы, запрещающие дискриминацию работников, у которых в прошлом есть опыт арестов и обвинительных приговоров, не говоря уже дискриминации по сексуальной ориентации, семейному положению и цвету кожи сотрудников. 

Почему дискриминации чаще подвергаются женщины

В последние годы отношение к харассменту вообще и дискриминации на рабочем месте в частности сильно изменилось. Связано это прежде всего с женским протестным движением #metoo, начавшимся в США в 2017 году. Тысячи женщин решились рассказать о сексуальных преследованиях, в том числе на работе. С тех пор количество домогательств — по крайней мере в Америке — сильно сократилось. Согласно данным Harvard Business Review, за два года процент женщин, заявляющих о нежелательном сексуальном внимании, снизился с 66% до 25%. Зато вырос уровень враждебности по отношению к женщинам — с 76% в 2016 году до 92% в 2018 году.

Страдать от дискриминации в офисе могут и мужчины, особенно сейчас, когда женщины все чаще занимают руководящие должности. Тем не менее сегодня статистически дискриминации на работе чаще подвергаются женщины. «Насильственное поведение, которое ориентировано на применение власти, может исходить как от мужчин, так и от женщин. Но поскольку у мужчин чаще есть эта власть, и соответственно больше женщин находятся в зависимом положении, диспропорция исторически очевидная», — говорит юрист, директор центра по работе с проблемой домашнего насилия «Насилию.нет» Анна Ривина. 

Как обстоят дела в России

По словам заместителя директора департамента рекрутмента кадровой компании UNITY Ольги Исаевой, в России в большинстве случаев вопросы харассмента все еще не регулируются регламентами и остаются ответственностью исключительно самого человека, в то время как в американских компаниях сотрудников учат, как себя вести в случаях, если они стали и жертвой, и свидетелем харассмента. «По крайней мере эти темы стало обсуждать легче, чем еще 10 лет назад, когда компании меньше задавались подобными вопросами. Сейчас многие уделяют внимание развитию корпоративной культуры. Компании понимают, что для хорошего сотрудника, для профессионала имеет значение, насколько работодателю важна этика», — говорит Исаева.

При этом эксперты сервиса по поиску высокооплачиваемой работы SuperJob считают, что оснований называть харассмент глобальной бедой общероссийского масштаба нет. Согласно их исследованию, с дискриминацией в разной форме лично сталкивались только 5% представителей экономически активного населения (причем в 2011 году их было 12%), а корпоративные нормы, связанные с харассментом, действуют лишь в 7% компаний. Среди них не только организации, где имели место подобные прецеденты, но и компании, где наличие таких норм обусловлено политикой вышестоящей организации, например, крупной мировой корпорации. «Кроме того, нужно понимать, что у нас достаточно большое количество сфер деятельности даже чисто «технически» не может быть затронуто этим явлением: почти на 100% мужские или женские коллективы до сих пор встречаются, например, в сфере дошкольного воспитания, финансов, строительства, промышленности, транспорта», — говорит директор исследовательского центра SuperJob Наталья Голованова. 

Но отсутствие жалоб на харассмент может быть связано не с высоким уровнем корпоративной этики в российских компаниях, а напротив, говорить о том, насколько глубоко проблема въелась в офисную культуру.

От культуры чести к культуре достоинства 

Новая этика связана с переходом от культуры чести к культуре достоинства, говорит преподаватель Института групповой и системной психологии и психотерапии Мария Травкина. 

Культура чести подразумевает жесткую иерархию и защиту своего места в ней. В отношениях между полами это выражается в том, что мужчина главный, он охотится, а женщина — добыча. 

«Когда женщина работает в компании, которая эту культуру производит на внутреннем уровне, разумеется, она получит харассмент и много неприятных штук, и не только она. Любой ниже подчиненный мужчина будет на себе переживать разный харассмент, необязательно сексуальный. Если вышестоящий не будет показывать своего статуса, своей маскулинности, то его в этой парадигме не поймут», — говорит Травкина.

Культура достоинства подразумевает равенство и уважение каждого. Это мир, в котором студент или студентка могут возразить статусному профессору, а молодому сотруднику необязательно дослужиться, прежде чем начать высказывать свое мнение. На уровне корпораций это проявляется в переходе от организаций семейного типа, где есть босс, его замы и дальше по цепочке, к бирюзовым организациям. Так называют «компании будущего», в которых отсутствует вертикаль власти, вместо менеджеров — коучи, вместо рабочего графика — самоорганизация, а для достижения общей цели важен каждый сотрудник. 

В России, по словам Травкиной, этот переход дается особенно трудно из-за культурных и географических особенностей. У нас есть регионы, которые до сих пор живут в культуре чести, где в силу репутации, договоренностей и личных связей верят больше, чем в силу закона. Но есть и регионы, чаще большие города, которые стремятся к культуре достоинства, и здесь новая корпоративная этика приживается вполне успешно. Травкина объясняет: «Если взять банальную ситуацию, когда кто-нибудь кого-нибудь хлопнул по интимному месту, в культуре чести, особенно если это случилось по отношению к женщине, она обязана посчитать себя польщенной. В противном случае ей обязательно много раз скажут, что она не права. В культуре достоинства все будут возмущены вместе с ней, потому что все равны, а таким жестом кто-то показывает свое превосходство».

Чего не стоит делать в офисе

Новая корпоративная этика предполагает, что:

  • человека недопустимо трогать без его разрешения;
  • нельзя вторгаться в его личное пространство, будь то кабинет, куда начальник раньше мог позволить зайти без стука, или попытки разузнать подробности личной жизни;
  • нельзя переходить на личности, например, давая обратную связь о качестве выполненной задачи, переключаться на оценку внешности или поведения сотрудника;
  • организации должно быть все равно, какой ориентации сотрудник, с кем он живет, сколько у него детей и, если речь идет о женщине, когда она собирается уходить в декрет, потому что это может быть расценено как репродуктивное насилие и давление;
  • не стоит подчеркивать пол сотрудника: если женщина пришла работать переводчиком, не нужно комментировать размер ее груди;
  • обращаясь к сотруднику, лучше избегать уменьшительно-ласкательных суффиксов;
  • а также не использовать сленговую, обсценную лексику и жаргонизмы и в целом оставаться в рамках бизнес-задач, чтобы не оскорблять другого и не компрометировать себя.

Как бороться с харассментом — топ-менеджерам и сотрудникам

Чтобы не допустить харассмента по отношению к коллеге или подчиненному, Марина Травкина предлагает любое действие экстраполировать во что-то большее, мысленно довести до логического завершения, тогда во фразе «Машенька, документик не видела?» проявляется грань между простой доброжелательностью и домогательством.

Каждому сотруднику, считает Травкина, будь то топ-менеджер или сторожил, нужно поверить, что все люди в компании равны: «Может быть, эта самая «Машенька» действительно моложе всех, может, она начинающий работник и меньше знает, но она такой же человек, как вы, и по отношению к ней не нужно делать ничего такого, чего бы вы не хотели, чтобы сделали по отношению к вам».

Людям консервативным, которым сейчас нужно перестраиваться, Марина советует просто научиться извиняться. «В случае, когда тебе предъявляют претензии, культура чести предполагает, что ты должен этого человека задавить. То есть мощная самооборона раскатывает того, кто обиделся. В культуре достоинства достаточно просто признать свою ошибку и извиниться».

Кроме того, Марина считает, что современная корпоративная этика полностью исключает служебные романы. В некоторых американских компаниях запрещены любые отношения между сотрудниками, в других вето наложено только на отношения руководителя с сотрудником, а коллеги могут встречаться, но обязательно должны сообщать о своем статусе пары HR-отделу. В России противники романов на работе все еще могут услышать упрек: «Вы хотите запретить любовь, прекрасное высокое чувство». При этом исследования показывают, что служебные отношения вредят рабочему процессу. 

«Когда речь идет о двух клерках — это одна ситуация, но когда встречаются начальник и подчиненный, если что-то пойдет не так, одному придется потерять либо работу, либо репутацию, либо возможность обратиться за помощью. То есть всегда кто-то страдает», — говорит Травкина. 

Отдельно стоит упомянуть различные гендерные поздравления, особенно на 8 марта — «Вы — украшение коллектива, желаем, чтобы вы всегда радовали наш глаз», — у все большего числа женщин они вызывают в лучшем случае насмешку.

«Если вы хотите сказать женщинам, что они украшение коллектива, пусть это будет не первым и не единственным качеством, — объясняет Травкина. — Потому что это профессионалы, которые работают, вероятно, у них есть достижения, и начать стоит с того, что они действительно делают для компании. То есть перестать видеть в женщине украшение, перестать видеть в молодом сотруднике любого пола кого-то, кто должен еще что-то совершить, прежде чем рот открывать. Посмотреть на них с интересом и любопытством».