Новая этика в компаниях, или Как не потерять миллион долларов из-за твита

Фото Unsplash
Фото Unsplash
Forbes Life попытался разобраться, как новая этика затрагивает бизнес, и спросил у ведущих HR-специалистов о том, как избежать ошибок и действовать в условиях новой этики 

Сотрудники компаний, руководители, журналисты и просто все пользователи соцсетей чувствуют, что мы живем в мире меняющихся или уже изменившихся этических норм. У так называемой новой этики нет манифестов, лидеров, программы, но все, от топ-менеджеров до стажеров, понимают, что нормы отношений между людьми существенно изменились. В мире крупного бизнеса возникает понятие репутационного капитала, крупные инвестиционные фонды перед вложением средств проверяют, соответствует ли компания критериям новой этики, например, достаточно ли толерантен подход к выбору руководящего состава. Чтобы избежать огромных финансовых и репутационных потерь, компании в срочном порядке составляют кодексы, адаптируются к новой социальной действительности. Очевидно, что это пока скорее интуитивно ощущаемые, чем юридические нормы, с другой стороны, от них зависит не только доброе имя, но и финансовая составляющая бизнеса, при неэтичном поведении компания может утонуть в штрафах, специалист может лишиться работы и честного имени. Forbes Life попытался разобраться, как новая этика затрагивает бизнес, и спросил у ведущих HR-специалистов, как избежать ошибок и действовать в условиях новой этики.

Что такое новая этика?

Даже эксперты, когда слышат это словосочетание, просят уточнить, о чем же все-таки идет речь: о формирующейся этике удаленного общения, о гендерной этике или о нормах делового общения? Многие понимают, что ситуация меняется, компании пишут новые этические кодексы, HR-специалисты все чаще сталкиваются с влиянием норм новой этики на репутацию клиентов, от этических конфликтов пострадала репутация многих известных людей. Что же все-таки включает в себя новая этика? 

Алена Владимирская, основатель «Лаборатории карьеры Алены Владимирской»

Новая этика делится сейчас на три важные составляющие: первое — все, что связано с разнообразием, с diversity, сюда относятся вопросы, касающиеся толерантности: толерантность к полу, возрасту, к вероисповеданию. Это полная толерантность принятия того, что все мы разные. Второе — это новое понимание агрессивности и давления друг на друга. То есть переосмысление вопросов харассмента, газлайтинга и прочих вещей, пересмотр взаимоотношений между людьми. И третья составляющая новой этики — то, что очень продиктовал нам коронавирус и карантин, с ним связанный. Это все, что связано с удаленной работой и новыми цифровыми коммуникациями. 

Это три фундаментальные вещи новой этики, и о них обо всех можно говорить. Если мы говорим о первой и второй частях, сейчас большинство компаний пишут кодексы, в которых участвуют юристы, эйчары и разные специалисты. Они касаются diversity и всех вопросов, связанных с новыми видами агрессивности, будь она психологическая, сексуальная или work-агрессия. Компании стали писать кодексы не от хорошей жизни; если мы говорим о международных компаниях, то это огромные финансовые и репутационные затраты, это увольнение сотрудников и прочее, то есть корпорации понимают, что без этих кодексов жить очень сложно, потому что, если ты не показал на старте сотруднику, что для компании является приемлемым, что неприемлемым, то потом, собственно, это все поле трактовок сотрудников, и как повернется дальше ситуация, совершенно непонятно. 

Если мы говорим про удаленную работу, то возникает новая цифровая этика, которая говорит, что ты теперь на работе оказался не 7 часов, а 24 часа, то есть у тебя постоянно звонки, мессенджеры, скайпы или зумы в нерабочее время. И сейчас это очень сильно нормируется и выходит из категории лайт, то есть большинство компаний описывают, что вы можете не отвечать и, более того, вы скорее должны не отвечать в нерабочее время, видя, как выгорели за первый месяц сотрудники. Иначе говоря, вы можете поставить отбивку, отключить звук в чате или просто написать, что, коллеги, у меня закончился рабочий день. История про цифровую этику, что можно, что нельзя, как можно, — это тоже сейчас очень важная история, которую компании прописывают. Компании сейчас очень переосмысливают свои внутренние стандарты, раньше они были, что называется, дубовее, проще и понятнее, скажем, нельзя приставать к женщине на работе, даже если ты ее начальник. Но это еще очень серое поле, я знаю много крупных российских компаний, которые сейчас делают эти этики, привлекают этих юристов, эйчаров, разных специалистов, но дело идет очень тяжело. В западных компаниях это спустят и в большинстве уже спустили, это все делают главные офисы, российские мучаются сами.

Этика и агрессия

После того как движение #MeToo несколько лет назад прокатилось  каскадом по всему земному шару, громкое дело Харви Вайнштейна, закончившееся 11 марта 2020 года обвинительным приговором и лишением свободы на 23 года, привело к так называемому эффекту Вайнштейна. Поток обвинений в адрес десятков медийных лиц прорвал стену молчания. Не всегда дело доходило до суда, но множество известных людей из мира кино- и шоу-бизнеса закончили свою карьеру из-за обвинений в домогательствах. Среди них режиссер Amazon Studios Рой Прайс, совладелец онлайн-кинотеатра Screen Junkies Энди Сайнор, актеры Кевин Спейси, Стивен Сигал, Дастин Хоффман, Джеффи Тэмбор, режиссер Бретт Ратнер и многие другие известные люди. Особенно в случае влиятельных лиц жертва харассмента, как правило, не могла рассказать о преследовании — это означало конец карьеры, у многих пострадавших по делу Вайнштейна был страх, что им не поверят из-за репутации и связей продюсера. «Во многих случаях часто встречающейся дискриминации жертвы страдают молча», — констатирует Комиссия по равноправию в трудовых отношениях Equal Employment Opportunity Commission. Зачастую договоры о неразглашении, подписываемые сотрудниками, мешали раскрытию тайны и заставляли жертв молчать.

Сам термин «сексуальный харассмент» был предложен в 1975 году группой женщин из Корнелльского университета в США. Бывшая сотрудница университета была вынуждена покинуть рабочее место из-за домогательств ее начальства. Университет отказал ей в поддержке и не признал случая неприемлемого поведения со стороны сотрудника, тогда Кермита Вуд обратилась в университетский отдел по правам человека и собрала вокруг себя группу единомышленниц, получившую название Союз трудящихся женщин (Working Women United). На встречах клуба девушки разных профессий делились случаями принуждения к сексуальным контактам или унижениям по половому признаку. В том же 1975 году в The New York Times вышла статья об этом клубе, вызвавшая бурную реакцию общественности. В 1976 году был проведен опрос Redbook, показавший, что 80% респондентов сталкивались с проблемой сексуального насилия на работе. Несмотря на то, что проблема не новая, ранее она не получала такой огласки, играла свою роль культура замалчивания. По словам Times, «не менее 18 миллионов американских женщин подверглись сексуальному харассменту на работе в 1979 и 1980 годах». 

История старая, этика новая, цифровая

Почему же такие случаи всплывают на поверхность? Есть попытки составить статистику по сегодняшнему дню, но нет возможности объективно подсчитать случаи нарушения общественной морали 60, 80, 100 лет тому назад. Как показывают шокирующие данные опросов, больше половины женщин стали жертвами харассмента на рабочем месте. Многие истории произошли очень давно и уже не могут стать поводом для судебных разбирательств, но могут испортить репутацию и карьеру обвиняемого. Современные технологии дали голос каждому, даже твит никому не известной девушки или юноши сегодня может взорвать интернет и заставить уволиться человека с высокой должности в компании. Многие истории всплыли именно благодаря твитам пострадавших. Вспомним недавние истории: несколько девушек обвинили в Twitter шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова, бывшего сотрудника «Открытой России» Руслана Гафарова в харассменте на рабочем месте, оба вскоре уволились по собственному желанию. Таких случаев десятки только в медийном пространстве нашей страны.

Деловая репутация и моральное банкротство

Этика касается не только поведения между полами. В этическое отношение включаются и совсем другие аспекты, в частности, отношение к труду. К этому вектору общественного мнения относится нашумевшее дело компании Wells Fargo — одного из самого крупного банковского холдинга США. Еще в далеком 1997 году Дик Ковачевич, бывший во главе холдинга, поставил задачу перед маркетологами — продать каждому клиенту по 8 продуктов банка, обосновав эту цифру тем, что слово eight рифмуется с great. Банк стал развиваться и набирать обороты, но количество недовольных клиентов и сотрудников постепенно росло, за планом продаж строго следили, в случае его невыполнения сотруднику приходилось отчитываться перед начальством. Под таким давлением подход к клиентам становился все менее добросовестным, в Wells Fargo Code of Ethics даже появился новый термин gaming, под которым компания понимает «манипуляцию и/или ложную презентацию… с целью получить компенсацию или выполнить план продаж». Чтобы выполнить маркетинговые планы, сотрудники часто оформляли услуги на имя клиентов без согласия последних. В 2016 году было обнаружено около 2 млн оформленных без ведома клиентов кредитных карт, банк оштрафовали на $185 млн, руководство уволило около 1000 молодых сотрудников, но это не закрыло историю. Инвесторы были недовольны тем, что банк перестал быть надежным и потерял доверие в глазах клиентов, а общественность считала настоящими виновниками случившегося не младших сотрудников, а топ-менеджеров компании. «Обман — это обман. Мошенничество есть мошенничество, — комментирует ситуацию республиканский конгрессмен из Техаса Джеб Хенсарлинг, — и то, что происходило в Wells Fargo на протяжении многих лет, нельзя описать по-другому». 

Сегодня финансовый гигант теряет свою влиятельность, Vanity Fair назвал это явление «моральным банкротством». После многочисленных скандалов представители банковского холдинга понимают, что в современном прозрачном мире репутация компании важнее сиюминутных продаж, и пытаются изменить тактику.

В современном мире внимание привлекают не только случаи нарушения этических норм в общении с клиентами, но и экология труда, особенно остро этот вопрос затрагивает компании, чье производство расположено в развивающихся странах. К таким компаниям относятся в первую очередь гиганты модной индустрии, такие как H&M, которые часто используют детский труд, создают плохие условия работы при крайне низкой заработной плате. 

Этика разнообразия

Та же компания H&M оказалась в центре еще одного скандала, связанного с животрепещущей темой толерантности. Компанию Hennes & Mauritz AB обвинили в расизме из-за толстовки из детской коллекции с надписью Coolest monkey in the world, в рекламной кампании толстовка была на мальчике с афроамериканскими корнями. Эта история не просто всколыхнула общественность, но и привела к большим репутационным и финансовым потерям, акции компании подешевели на 30%. 

Подобные истории случались и с другими компаниями. В нашумевшем ролике компании Dove темнокожая девушка снимает грязную футболку и превращается с светлокожую блондинку. Пользователи видят в этой рекламе явный посыл: «Темнокожие женщины грязные». Подобный скандал произошел с компанией Nivea, выложившей фотографию с надписью «Белое — это чистота. Сохраняйте чистоту, сохраняйте яркость, не позволяйте ничему разрушить их». Эта реклама вызвала восторг только у ультраправых активистов. Кстати, эта же компания ранее была замешана в скандале после того, как выложила фотографии слишком загорелой модели. По словам активистов, неестественно темный тон кожи может привести к нездоровой моде на излишний загар. 

Отдельные компании стремятся играть на опережение и завоевывать баллы по этике в глазах потребителей, так, компания Johnson & Johnson по крайней мере временно исключила линейку с отбеливающими продуктами, хотя эта продукция пользовалась большим спросом. 

«Толерантность важнее прибыли»

Репутация, этичное отношение к клиентам обретают все больший вес в современном мире. «Толерантность важнее прибыли», — так глава инвестиционного фонда Golden Sachs Дэвид Соломон заявляет о новых требованиях банка к компаниям. Теперь если в руководстве компании нет женщин или людей нетрадиционной сексуальной ориентации, в процедуре IPO будет отказано. По словам Соломона, присутствие женщин, сексуальных и национальных меньшинств в составе руководства помогает цене акций стартапа за первый год вырасти в среднем на 44%, что существенно по сравнению со средними 13% менее толерантных компаний. Ссылок на исследования автор этой стратегии широкой общественности не предлагает, но политика инвестиций заставляет HR-специалистов срочно перестраиваться под требования меняющегося рынка.

С толерантностью был связан еще ряд скандалов, среди самых громких — инцидент в Starbucks. Несколько лет назад два афроамериканца вызвали подозрение сотрудников Starbucks тем, что не сразу сделали заказ. Они были арестованы, после этого начались массовые протесты, в итоге сеть кофеен закрыла 8000 своих заведений на полдня, чтобы провести тренинги по толерантности. Такая мера обошлась компании в $12 млн. 

Культурная апроприация и мода

Особенно от скандально-модного термина «культурная апроприация» страдает современная fashion-индустрия. Упреки в неуважении культурного наследия других стран посыпались на Рианну, снявшуюся в образе гейши, и Ким Кардашьян, выпустившую утягивающее белье под названием Kimono, чем она возмутила японцев. В Twitter даже распространился тэг #KimOhNo, после обращения японских официальных лиц бренд пришлось переименовать. Бренд Dolce & Gabbana сильно пострадал после рекламы, в которой китаянка неловко пыталась есть пиццу китайскими палочками. Стефано Габбана в ответ на критику назвал китайцев «вонючей мафией» и «пожирателями собак». После этого разразился настоящий скандал, блогеры начали сжигать вещи бренда, компания фактически лишилась китайского рынка. 

Одной из самых достойных оказалась реакция Prada на провальный дизайн брелока в виде обезьяны, который напоминает пользователям человека афроамериканского происхождения. Бренд принес извинения, перечислил крупную сумму в фонд по борьбе за расовую справедливость и решил основать специальную комиссию по консультированию дизайнеров по вопросам этики. 

Большая волна интереса к проблемам толерантности поднялась на фоне движения #BlackLivesMatter в начале лета 2020 года. Компания TikTok сделала обращение к афро-американскому сообществу, в котором заявляет, что предпринимает все шаги для того, чтобы поставить компанию на службу людям разного происхождения. Компания пригласила ряд экспертов, чтобы изучить, как толерантность и нетолерантность отражаются на ежедневном пользовательском контенте. По словам Нконде, этим исследованием они заполняют лакуны в этике толерантности сегодня.

Движение #BlackLivesMatter поддержали и компании из игровой индустрии. Например, Sony перенесла дату презентации PlayStation 5. IGN и PC тоже сдвинули сроки онлайн-презентаций; следующий сезон Modern Warfare также был перенесен. Компания Electronic Arts перевела $1 млн в Фонд правовой защиты и образования, а Humble Bundle открыла фонд помощи чернокожим разработчикам.

Экология важна

И конечно, новая этика затрагивает не только проблемы экологии социума, но и загрязнения окружающей среды. Компания Volkswagen оказалась в центре скандала в 2015 году из-за занижения уровня выбросов в лабораторных испытаниях на дизельных автомобилях. В обычных условиях концентрация вредных веществ в выбросах превышала норму в 40 раз. В 2018 году компания была оштрафована на €1 млрд. В неэтичном использовании природных ресурсов часто обвиняют гигантов модной индустрии.

Сюда же можно отнести скандалы, связанные с небрежным отношением к домашним питомцам. Даже тот факт, какой резонанс в обществе вызывали случаи неаккуратной транспортировки животных компанией «Аэрофлот», говорит о важности этого этического аспекта сегодня.

Как действовать в условиях новой этики? 

Ольга Дементьева, основатель и руководитель агентства HR4PR Executive Search

Как поддерживать этичный имидж:

За время пандемии стало нормой выходить в прямые эфиры в футболке, в камеру во время интервью теперь заглядывают дети и никого не смущают посторонние звуки во время разговора с оператором банка, удаленка позволила расслабиться и быть живыми людьми без мейка и укладки, без каблуков и галстуков, разговоры стали короче и по существу, но в зум теперь нельзя опаздывать ни на минуту!

Некоторые директора во время пандемии вышли в соцсети, чтобы оставаться открытыми и доносить нужную информацию про компанию, если раньше они считали это для себя невозможным, то сейчас поняли, что в этот пандемии важно быть открытым. Я знакома с директорами, которые записывали видеообращения и отправляли в чат ежедневно, чтобы сотрудники видели своего лидера и понимали, как он комментирует повестку, что происходит в новостях и вообще в мире.

Как не нарушить нормы новой этики в пространстве социальных сетей:

Работодатели воспринимают соцсети как публичное пространство, а если у вас в профиле указано, в какой компании вы работаете, то фактически вы представляете компанию и всё, что вы публикуете должно быть с дисклеймером, что ваше мнение не связано никак с позицией компании. Но даже это не спасает во многих ситуациях, сколько за последние годы было увольнений за пост или твит. В первую очередь, это касается постов на тему политики, не этично также публиковать оценочные высказывания про конкурентов и партнёров. Во многих компаниях уже есть политика поведения сотрудников в соцсетях, где запрещается мат. Формально уволить за пост в соцсетях нельзя по ТК, но если пост демонстрирует несоответствие ценностям, то сотрудник долго в компании не задерживается.   

Как сохранить свою репутацию в мире новой этики:

Во-первых, ни с кем из коллег не ссориться. Некоторые после конфликтов на работу полгода не могут устроиться, потому что HR с предыдущей работы и коллеги всегда расскажут про скандалиста. Репутация бывает публичной, которую можно нагуглить, но есть и слухи, намного важнее, что говорят о вас люди, ведь это и есть репутация.