«Нет смысла разделять влияние генетики и среды на человека»: Карл Циммер — о том, как связаны неандертальцы и коронавирус

Фото carlzimmer
Фото carlzimmer
В прошедшие выходные автор бестселлера «Она смеется, как мать. Могущество и причуды наследственности» Карл Циммер выступил на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction 2020, где рассказал о том, как гены неандертальцев связаны с коронавирусом и почему интеллект человека не может определяться исключительно наследственностью. С разрешения издательства «Альпина non-fiction» Forbes Life публикует отрывок из лекции

Карл Циммер — научно-популярный писатель, журналист и известный блогер, автор книг «Паразиты. Тайный мир», «Линия прибоя» и мирового бестселлера «Она смеется, как мать. Могущество и причуды наследственности». Циммер — постоянный участник научно-популярных программ и изданий Discovery, National Geographic, Natural History, Nature и Science, лауреат премии Эверетта Кларка в области научной журналистики и премии для СМИ Американского института биологии. 

 

DR
DR / DR

О неандертальцах и коронавирусе

В большинстве случаев мы не знаем, что именно делают гены. Есть отдельные случаи, когда мы это точно знаем, но все равно не понимаем, в чем разница между [одинаковым] человеческим геном и геном другого животного или нашего предка, — это все еще загадка. Возможно, если мы ее разгадаем, у нас будут новые лекарства от болезней. Я был поражен, когда увидел новые данные о генах неандертальцев, которые появилась во время пандемии (в журнале Nature опубликовали исследование, согласно которому гены, которые связаны с осложнениями при коронавирусе, встречаются у людей и у неандертальцев. — Forbes Life).

Одна из главных загадок коронавируса — в том, что у большинства людей отсутствуют его симптомы. У них либо совсем нет симптомов, либо они очень мягкие. Порядка 20% людей, которые им заражаются, нуждаются в медицинской помощи. А есть определенный процент людей, которые просто умирают и им никак не помочь. Пока нет никакого гарантированного лечения, невозможно просто взять и избавиться от этой болезни. Ученые стараются понять, почему кто-то легко переносит болезнь, а кто-то нет. Они смотрят на факторы риска. Есть различные факторы, которые связаны с заболеваниями по расе, полу, вредным привычкам, возрасту, массе тела и так далее.

Интересно, что обнаружилась связь с неандертальцами. Ученые посмотрели на ДНК человека и попытались понять, есть ли  варианты генов, которые можно найти у людей, тяжело переносящих эту болезнь. Они обнаружили один вариант ДНК в третьей хромосоме. В нем есть несколько генов, которые объясняют, почему именно у этих людей риск развития осложнений в три раза выше, чем у человека, у которого нет данного варианта. Такую же вариацию ДНК имел неандертальский человек.  Я задался вопросом: почему у неандертальцев есть вариант генов третьей хромосомы, который будет осложнять определенные болезни? Возможно, у них развились какие-то элементы иммунной системы, когда они жили, например, в Азии, и гены мутировали и перешли в другую сторону, чтобы противостоять другим болезням. Это не просто насущный интерес, а серьезная проблема. 

От чего на самом деле зависит рост

Здесь важно понять, что обычно нет какого-то отдельного гена, который бы отвечал за что-то конкретное. Гена, который бы полностью влиял на нас в сложном контексте нашего существования, опыта, культуры. В своей книге я использую простой пример — рост. Здесь вроде бы нет ничего сложного — просто берете линейку и измеряете рост человека. Но почему кто-то очень высокий, а кто-то совсем низкий?  Постепенно, глядя на статистику о росте, ученые сделали вывод, что рост — это то, что люди наследуют. У высоких родителей обычно высокие дети, и наоборот, у невысоких родителей достаточно невысокие дети. То есть разницу в росте у разных людей можно объяснить через гены. Проблема в том, что только за последние лет 15 мы поняли, какие это гены.

В книге «Она смеется, как мать. Могущество и причуды наследственности» я написал о Джоэле Хиршхорне — он педиатр-эндокринолог, который работает с детьми с гормональными отклонениями. Например, он работает с детьми, которые очень, очень невысокие. Джоэль рассказал, что иногда родители приводят к нему своих [здоровых] невысоких детей и хотят, чтобы они стали повыше. Он объясняет им, что ребенок в полном порядке, его рост никак не связан с гормональными отклонениями и не оказывает негативного воздействия на здоровье. А родители спрашивают, почему же тогда ребенок такой невысокий. И Джоэль неловко молчит, глядя на не очень высоких родителей, а потом рассказывал им про гены. Раньше никто не знал, что это за гены, и Джоэль Хиршхорн понял, что их нужно найти. Что же он сделал?

Работая с большим количеством других ученых, он посмотрел на различные истории болезни большого количества пациентов, связывая это с информацией о ДНК. В итоге в 2007 году, после многих лет поиска, после обследования более 5000 различных историй болезней, наконец-то был найден тот самый генетический вариант, отвечающий за рост. Но до сих пор непонятно, почему именно он влияет на рост человека. Более того, с каждым годом по мере повышения выборки [участников исследований] обнаруживается все больше и больше вариантов ДНК, влияющих на рост человека. На 2020 год мы знаем, что 9900 генетических вариантов так или иначе влияют на рост человека. И пока никто не может сказать, как все эти варианты работают в связке и сообща влияют на наш рост, а ведь это такой простой параметр. Теперь подумайте, что у человека есть несколько триллионов клеток, эти клетки делятся весьма координированным образом, потом в какой-то момент перестают делиться. Процесс этой остановки — очень комплексный и пока непонятный. И привязывать рост человека или его интеллекта к одному гену — это подход довольно абсурдный. 

Что важнее — среда или гены

Мы можем говорить о том, что какой-то параметр в человеке является наследственным, но это не значит, что гены — единственное, что влияет на нашу наследственность. Вернемся к росту. В 1896 году средний рост женщин в Канаде и на островах Барбадос отличался на пять сантиметров — разница немаленькая. Значит, наверное, у девушек в Канаде есть какой-то ген, который делает их на пять сантиметров выше, чем на Барбадосе. Но ученые отслеживают рост людей на протяжении нескольких десятилетий. За последние 100 лет люди по всему миру стали гораздо выше по сравнению с 1896 годом. По данным 2006 года, женщины на Барбадосе стали даже выше, чем канадки. То есть на рост повлияло что-то кроме наследственности, а именно среда.  Например, дети теперь как-то иначе питаются, пьют более чистую воду, получают более качественное здравоохранение. Все эти параметры помогают перенаправлять энергию от борьбы с заболеваниями и стрессом к росту. Мы наследуем не только гены, но еще и социальную среду, общественный уклад. 

В вопросе о том, что же больше влияет на человека — гены или среда, я не думаю, что можно как-то обозначить приоритет. Здесь нужно понимать, о чем именно идет речь. Если мы говорим о группе крови, то на этот параметр среда вообще никак не влияет. Гены полностью определяют группу крови, ее нельзя определить, опираясь на условия своей жизни и жизни предков. Но если вы хотите поговорить о личностных чертах, о том, что мы описываем как характер и мировоззрение, то эта история гораздо более сложная. И даже в этих отношениях влияние генов и среды настолько переплетено, что взвешивать их отдельно на разных чашах весов практически бессмысленно.

Казалось бы, IQ — это такая вещь, которую можно унаследовать, но есть очень много факторов среды, которые влияют на развитие человеческого интеллекта. Например, объем свинца, появляющийся в организме человека в результате загрязнения окружающей среды. Тот, у кого большое содержание свинца или меди в организме, может страдать от интеллектуальной недостаточности. Как вы понимаете, влияние генов и среды связано друг с другом. Некоторые скажут, что важна только среда. Но даже если у ваших родителей очень много книжек в доме, которые вы с детства читаете, это не значит, что у вас будет самый высокий уровень IQ. Более того, среда, которую выстраивают ваши родители, тоже находится под влиянием генов. Я все-таки не разделял бы среду и гены как факторы, влияющие на человека. В этом нет смысла, это неинтересно, и вы таким образом можете упустить уникальную комплексность этого взаимодействия, в котором и есть вся суть.

Полную запись лекции можно посмотреть на канале non/fiction в YouTube