Вскрытие покажет: к юбилейной выставке Рафаэля отреставрированы фрески эпохи Возрождения

© Государственный Эрмитаж
© Государственный Эрмитаж
Благодаря участию «Фонда Эрмитажа» в США и пожертвованиям американских послов, музей смог отреставрировать фрески, до которых у него не доходили руки с 1861 года. В сюжетах с участием Венеры на выставке «Линии Рафаэля. 1520-2020» открылись эротические подробности

Эрмитаж присоединился к юбилейному сомну выставок в честь Рафаэля (в 2020 году исполнилось 500 лет со дня смерти художника, за давностью лет дата перешла в разряд праздничных инфоповодов). Эрмитаж направил усилия на исследование влияния Рафаэля на искусство во все времена, вплоть до нашей современности, и на все национальные художественные школы, в том числе и российскую. Мудрое решение в ситуации, когда музейные обмены приостановлены или стали редкостью. Например, обещанное сокровище выставки — «Мадонна с младенцем» («Прекрасная садовница») — так и не доехало из парижского Лувра в Санкт-Петербург. А лондонское королевское собрание не стало отправлять в Эрмитаж рисунки Рафаэля.

© Государственный Эрмитаж
© Государственный Эрмитаж / © Государственный Эрмитаж

Фрески, непохожие на фрески

Фресками мастерской Рафаэля Эрмитаж владеет с 1861 года, с момента как их купил для музея Александр II. Однако, зареставрированные до полного преображения, фрески много лет воспринимались скорее как живопись XIX века, чем фрески эпохи Возрождения.

Фрески, украшавшие лоджию виллы Стати-Маттеи на Палатинском холме в Риме, созданы художниками мастерской Рафаэля в 1520 году под руководством его любимого ученика и наследника Джулио Романо.

В основе сюжетов — композиции Рафаэля, созданные ранее. Их главные герои — Венера и Амур, а центральная тема — любовь во всех ее проявлениях. На выставке рядом с фресками — подготовительные рисунки и фрагменты картонов к ним из собрания Британского музея и венской Альбертины.

В 1849 году веке виллу на Палантинском холме купил англичанин Роберт Смит. Здание разобрали, чтобы не мешала археологическим раскопкам, а фрески были сняты со стен и проданы маркизу Джанпьетро Кампана. В 1861 году античную часть коллекции римского маркиза купил Александр II для Императорского Эрмитажа. Возможно, император видел росписи на стенах палатинской лоджии во время своего заграничного путешествия в Европу в 1836-1838 годах, будучи наследником престола.

© Государственный Эрмитаж
© Государственный Эрмитаж / © Государственный Эрмитаж

Венеру раздевают, Адонису дают руку, у Амура отбирают стрелу

Поиски исторической сути фресок привели к череде сенсационных открытий. Первой в 2014 году в реставрацию отправился «Пейзаж с фавном и нимфами». За фавна заплатила компания Coca-Cola, спонсор музея на протяжении уже 30 лет.

В процессе расчистки позднейших наслоений проявились светлый авторский колорит, композиционное построение, мягкая живописная манера, скрывавшаяся под слоями красок нового времени. Положительные результаты работы послужили отправной точкой для осуществления реставрации всего комплекса палатинских фресок.

Затем настал черед трех фресок из истории богини Венеры по сюжетам «Метаморфоз» Овидия: «Венера и Адонис», «Пан и Сиринга», «Венера и Амур на дельфинах».

Прообраз комплекса фресок — небольшие композиции на стенах стуфетты (ванной комнаты) кардинала Бибиены в Ватикане, исполненные в 1516 году Рафаэлем и его помощниками, Джулио Романо, ближайшим и любимым учеником, Джанфранческо Пенни, Джованни да Удине, декоратором и виртуозным имитатором античных росписей.

Главная премьера — восемь монументальных фресок школы Рафаэля из собрания Эрмитажа, которые впервые предстанут публике после начатой в 2015 году реставрации, открывшей подлинную авторскую живопись.
Главная премьера — восемь монументальных фресок школы Рафаэля из собрания Эрмитажа, которые впервые предстанут публике после начатой в 2015 году реставрации, открывшей подлинную авторскую живопись. / © Государственный Эрмитаж

— В процессе реставрации стало ясно, что до поновления фрески в XIX веке у Амура не было стрелы, — рассказывает художник- реставратор Лаборатории научной реставрации монументальной живописи Государственного Эрмитажа, Артем Степанов, — У реставраторов, искусствоведов и хранителей встал вопрос: что теперь делать с этой стрелой? Вооруженный Амур выглядит совершенно по-другому, чем Амур, у которого в луке нет стрелы. Этот вопрос еще будет обсуждаться. Думаю, мы придем к выводу и получим уникальное изображение, которое не имеет аналогов своего времени.

На фреске «Венера и Адонис» реставраторы обнаружили, рука Адониса, положенная под грудь Венеры была записана видимо из цензурно-эстетических соображений. Вместе с эротическим сюжетом под слоем позднейших записей скрывалась хорошо сохранившаяся живопись: листва на деревьях, трава и цветы на поземе. Оказалось, что при реставрациях фигура Адониса претерпела ни одно изменение, руки и ноги приняли новое направление, фигура стала массивнее, а стопы заметно больше.

Фреска известная как «Пан и Серинга» про безответную любовь Пана к нимфе, превратившейся в тростник, из которого он вырезал флейту, в процессе реставрации стала походить на иллюстрацию мифа о Венере.  

Детективное расследование проводят реставраторы, изучая живописный слой фрески «Венера, завязывающая сандалию». В результате раскрытия фреска превратилась в «Венеру, достающую занозу». В процессе расчистки выяснилось, что у Венера босая, а сандалия пририсована к одной ноге позднее.

Все восемь фресок, как отреставрированные, те, что в процессе реставрации и те, до которых пока не дошли руки, участвуют в экспозиции: по примеру европейских музеев, в частности, MSK в Генте, где реставрация алтаря ван Эйков из церкви Святого Бавона шла в музейном зале за стеклянной стеной, впервые в истории Эрмитажа зрители  могут наблюдать за работой специалистов.

Реставрация вовсю идет, но уже претендует стать главным событием года. Проект вошел в лонг-лист премии The Artnewspaper Russia.