Финансовый пузырь или светлое будущее: есть ли коммерческий потенциал у NFT-искусства

Beeple
Everydays: The First 5000 Days Beeple
Основательница школы Masters Полина Бондарева объясняет, почему продажа картины Beeple за $69 млн — одноразовый рекорд NFT-искусства, а не устойчивая рыночная тенденция

2021 год на арт-рынке начался с бума NFT-искусства — цифровых работ, уникальность которых подтверждается токенами на блокчейн-платформе. Появилось несколько крупных площадок, позволяющих выпускать собственные работы (Nifty Gateway, OpenSea, SuperRare) — сейчас их торговые обороты исчисляются миллионами долларов в месяц. В процесс включились звезды шоу-бизнеса разной величины: от Клэр Буше (Grimes) и Надежды Толоконниковой (Pussy Riot) до основателя Twitter Джека Дорси и блогера Ильи Варламова. Первые торги NFT-искусством прошли на аукционе Christie's, следующий на очереди — Sotheby's. На российских площадках тоже проходят торги — в апреле этого года на благотворительном аукционе фонда «Образ жизни» медиакартина российского дуэта 404.zero была продана за рекордные 6,6 млн рублей. 

Бум цифрового искусства: как селебрити и художники стали зарабатывать миллионы на продаже своих гифок

 

Цифровые токены призваны сделать мир искусства прозрачным и демократичным

Многие верят: если это не культурная революция, то перспектива развития нового цифрового мира, в котором кибертворцы получают прямой доступ к аудитории и коллекционерам в обход культурных институций и национальных границ. Речь идет не про очередной канал производства и распространения произведений искусства, а про снятие ограничений арт-рынка. Цифровые токены призваны сделать мир искусства прозрачным и демократичным.

Проблема в том, что торговля искусством принципиально не может быть прозрачной. В отличие от других предметов роскоши, чья стоимость зависит от дороговизны материалов, трудоемкости процесса создания и культурной актуальности, помноженных на маркетинг, визуальное искусство взаимодействует со зрителем и коллекционером в первую очередь на эмоциональном уровне и не опирается на материальные критерии оценки. Рынок работ каждого художника — самостоятельная система, на которую влияет очень много индивидуальных факторов.

Конец стирки: как «антиотмывочное» законодательство изменит рынок искусства

Поэтому арт-рынок волатилен и во многом непредсказуем. Стоимость произведений искусства зависит от репутации авторов, а также от усилий представляющих этих авторов галеристов, кураторов, коллекционеров и спекулянтов. В конечном счете цена произведения — это отражение культурного капитала художника в данный исторический момент. Это не значит, что художник, чьи работы сегодня стоят баснословных денег, будет так же востребован в будущем, как и не значит, что художник, чьи работы сегодня не продаются, заведомо плох и коммерчески неперспективен. Конъюнктура постоянно меняется, а культурные контексты непрерывно перестраивают коммерческие иерархии. Вместе с художником в этом процессе задействованы арт-дилеры, критики, музейные специалисты и коллекционеры.

На первый взгляд, NFT-работы потенциально обладают всеми характеристиками, определяющими мир современного искусства в целом. Художник силой своего таланта и навыков создает некое высказывание, цена которого определяется рынком, состоящим из людей, желающих обладать произведением. Рынок искусства становится площадкой, на которой его участники отдают предпочтение тем или иным работам, авторам или направлениям и борются за обладание важнейшими культурными артефактами эпохи и собственной культурной значимости. Рынок NFT пока занимает очень узкую нишу — в основном он пользуется популярностью у энтузиастов NFT-культуры и фанатов авторов конкретных произведений. Большинство успешных продавцов NFT-токенов — это люди, уже обладающие значительным социальным капиталом: певицы, спортсмены и художники с сотнями тысяч подписчиков на различных платформах.

Возвращение Херста: как британский художник пишет историю современного искусства

Виньеш Сундаресан, инвестор в криптовалюты и покупатель работы художника Beeple на аукционе Christie's, заплатил за нее космическую сумму $69 млн. Это цена, сопоставимая с работами Марка Ротко и Альберто Джакометти. Сундаресан сказал журналистам, что был готов потратить эти деньги, потому что верит в культурный потенциал блокчейна, а еще, чтобы показать, что благодаря новым технологиям люди не из западного мира тоже могут быть покровителями искусства. О личности или творчестве художника он не сказал в своем интервью ни слова. Иными словами, инвестиция Сундаресана — это перформативный жест, демонстрирующий его веру в новую область рынка.

Beeple считает, что цена на его работу оказалась завышенной, и называет рынок NFT-токенов финансовым пузырем

Сам художник Beeple считает, что цена на его работу оказалась завышенной, и называет рынок NFT-токенов финансовым пузырем. Концепция «пузыря» не означает мошенничества или преступности, а констатирует объективную финансовую ситуацию, в которой участники не просто стремятся коллекционировать искусство, но рассматривают его как инвестицию и надеются на скорую перепродажу. Спекулянты поддерживают веру друг друга в ценность продаваемых и покупаемых произведений, но постоянно нуждаются во все больших денежных вливаниях в рынок.

 

Бум цифрового искусства: как селебрити и художники стали зарабатывать миллионы на продаже своих гифок

Рынок искусства очень сильно зависит от культуры вокруг него, обосновывающей историческую значимость и денежную ценность произведений. Вся индустрия культуры существует как взаимосвязанная инфраструктура — в нее включены не только коммерческие галереи и аукционные дома, но и музеи и даже университеты, как правило, финансируемые государством. На стоимость работ художников влияют музейные выставки, академические публикации, внимание СМИ и широкой публики. Апологеты NFT-искусства говорят, что технологии позволяют им обойтись без посредников такого рода, но именно эти архаичные посредники обеспечивают произведениям искусства ликвидность как финансовым инвестициям. Отказываясь от поддержки традиционных институтов, художники и коллекционеры NFT-токенов будут вынуждены создавать свои собственные модели производства, осмысления и потребления культуры, которые неизбежно приведут к элитарности и закрытости сообщества, в чем упрекают традиционный арт-рынок. 

Вопрос ликвидности, то есть возможности продать произведение по его рыночной стоимости, может оказаться основной проблемой NFT-искусства. Даже если ключевые участники рынка будут согласны, что та или иная работа стоит своих денег, при огромном количестве уже выпущенных и проданных произведений, возможно, будет сложно найти на нее покупателей для перепродажи. 

Страна отверженных художников: как россияне создали глобального игрока на рынке цифрового искусства

Если у криптоэнтузиастов получится поддерживать всеобщий интерес к NFT-искусству, то у него есть шанс стать универсальным финансовым инструментом, который, в отличие от материальных произведений, гораздо проще хранить и перевозить. При нынешних темпах развития рынка реалистичность этого предположения станет понятна в ближайшее время. Но сейчас вкладывать свои деньги в NFT-искусство стоит, если вы очень оптимистично настроены по отношению к технологической утопии, которую оно воплощает.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Дополнительные материалы

Миллионные продажи: 20 самых дорогих современных художников России