Закопать останки: как коллекция из 1300 черепов продвигала идею превосходства белой расы

Фото R. PEREZ/PENN MUSEUM
Фото R. PEREZ/PENN MUSEUM
Антрополог Сэмюэль Дж. Мортон собрал целую коллекцию человеческих черепов, с помощью которых продвигал идею превосходства белой расы в XIX веке. Сегодня активисты и студенты Пенсильванского университета, в котором хранится коллекция Мортона, призывают захоронить останки, чтобы положить конец вековому расизму

Музей археологии и антропологии Пенсильванского университета извинился за «неэтичное владение» человеческими останками, входившими в коллекцию черепов Сэмюэля Дж. Мортона. Коллекция насчитывает около 1300 человеческих черепов, которые в XIX веке использовали для продвижения идеи превосходства белой расы. Музей объявил о повторном захоронении более 50 черепов, принадлежавших бывшим рабам кубинского и американского происхождения — некоторые из них были родом из Филадельфии, где расположен музей. 

О том, что в распоряжении музея находятся останки рабов, стало известно в 2019 году благодаря инициативе Penn & Slavery Project — исследованию, которое студенты проводят, чтобы выявить связь университета с рабством и научным расизмом. «Настало время вернуть этих людей в общины их предков для искоренения расистских и колониальных практик, которые легли в основу создания коллекции, — сообщил новый директор музея доктор Кристофер Вудз в официальном заявлении. — Мы также пересмотрим наш подход к сбору, обработке, демонстрации и исследованию человеческих останков».

Кампания видимости: зачем Гвинет Пэлтроу, Бри Ларсон и другие звезды отдают свои Instagram-аккаунты темнокожим женщинам

Сэмюэль Дж. Мортон был знаменитостью среди антропологов в XIX веке, о чем мало кто знает в 2021 году. Краниолог (специалист, изучающий вариации формы черепа у человека и животных. — Forbes Life) из Филадельфии, преподаватель Медицинского колледжа Пенсильванского университета и офицер Академии естественных наук Филадельфии (ANSP), Мортон прославился на весь мир как приверженец полигенизма — теории, согласно которой человечество может быть разделено на пять различных рас, происходящих от разных видов. 

В первой половине 1800-х годов, когда в США обострилась дискуссия на тему рабства, Мортон поддержал идею того, что одни расы по своей природе превосходят другие и это может быть научно доказано. Он использовал свои связи с ANSP по всему миру и собрал коллекцию из почти 1000 человеческих черепов, которые старательно пронумеровал и измерил. В те времена считалось, что большой мозг коррелирует с высоким интеллектом. Исследование Мортона позволило составить рейтинг, который совершенно не удивил ни его самого, ни многих его современников: белые оказались наверху списка, темнокожие — внизу, а все остальные — посередине.

Труд всей жизни Мортона под названием Crania Americana был опубликован в 1839 году, а вместе с ним — 78 иллюстраций человеческих черепов, некоторые из которых имеют пулевые отверстия. О европейцах антрополог писал: «Лицо маленькое по сравнению с головой, овальной формы, с пропорциональными чертами. Эта раса отличается легкостью, с которой она достигает высших интеллектуальных способностей». Структура ума коренного жителя Америки, согласно исследованиям Мортона, «отличается от структуры ума белого человека». Что касается африканцев, то он заметил: «Они, кажется, любят воинственные предприятия. Им хватает личного мужества, но однажды побежденные, они уступают своей судьбе и с удивительной легкостью приспосабливаются к любой смене обстоятельств».

До войны (Гражданская война между рабовладельческим Югом и промышленным Севером США. — Forbes Life) Мортон пользовался популярностью среди сторонников рабства. После его смерти в 1851 году Charleston Medical Journal написал: «Мы, жители Юга, должны считать его нашим благодетелем, поскольку он больше остальных способствовал тому, чтобы негры заняли подобающую им позицию низшей расы».

SMITHSONIAN LIBRARIES
SMITHSONIAN LIBRARIES

«Исследования Мортона — мусор», — говорит Пол Вулф Митчелл, студент шестого курса Пенсильванского университета и будущий доктор наук в области антропологии. Мортон концентрировался на расе субъекта, но пренебрегал остальными факторами: возрастом, полом, состоянием здоровья и размерами тела, которые могут влиять на размер черепа. Он принимал черепа со всей страны, верил любой информации о происхождении экземпляров и не проводил дополнительных проверок. «Очевидно, что сегодня это не считалось бы научным исследованием с точки зрения анализа и сбора образцов, — добавляет Митчелл. — Но в то время это было нормой».

Митчелл работал над Penn & Slavery Project и хорошо знаком с коллекцией Мортона. Для статьи, опубликованной в 2018 году в журнале PLoS Biology, он проанализировал ранее неизвестные рукописные заметки Мортона и пришел к заключению, что замеры антрополога были точными, но на его выводы влияли расовые предрассудки.  Митчелл провел аналогию между Мортоном и его современником — немецким анатомом Фридрихом Тидеманом. Исследования Тидемана, основанные на определении размеров мозга у представителей разных рас, привели к результатам, почти идентичным результатам исследований Мортона. Но немецкий ученый истолковал полученные данные иначе, отметив, что диапазоны размеров мозга значительно пересекаются у всех людей. Тидеман пришел к выводу, что между мозгами представителей разных рас нет существенных анатомических различий, и выступал против порабощения африканцев.

До недавнего времени Музей Пенсильванского университета предпочитал обелять Мортона и его исследования. «Немногие посетители музея знают об этом, но коллекция черепов Сэмюэля Джорджа Мортона, которая хранится в Музее археологии и антропологии Пенсильванского университета — одна из самых знаменитых в мире коллекций человеческих черепов» — так начинается статья, опубликованная в 2008 году в журнале музея Expedition. Автор статьи описывает Мортона как «филадельфийца, который активно участвовал в насыщенной жизни медицинского и научного сообщества по обе стороны Атлантического океана в начале XIX века», обладателя «доброжелательного характера и статуса члена Академии естественных наук».

Музей Пенсильванского университета приобрел коллекцию Мортона в 1966 году, а с 2014 года черепа выставлялись публично в учебной аудитории. «Эту коллекцию музея наиболее часто использовали в обучении», —  говорит Пол Вулф Митчелл.

PRINT COLLECTOR / GETTY IMAGES
PRINT COLLECTOR / GETTY IMAGES / PRINT COLLECTOR / GETTY IMAGES

Одна студентка бакалавриата была так потрясена собранием черепов, что в июне прошлого года написала авторскую колонку в студенческой газете университета The Daily Pennsylvanian. «Но кто именно входит в эту коллекцию, — писала второкурсница Габриэла Альварадо. — Я говорю «кто», потому что нельзя забывать, что эти черепа принадлежали людям. При жизни многих из них безжалостно эксплуатировал колониализм, а теперь их останки находятся в преимущественно белом учреждении. Возможность человека решать, где он хочет упокоиться после смерти, — это не только его фундаментальное право, но и наш долг». Вскоре после публикации статьи Альварадо вся коллекция Мортона была перенесена в запасники, где остается до сих пор. Музей подтвердил, что доступ исследователей к черепам временно прекращен.

Человеческая слабость: как избавить искусственный интеллект от расизма

В феврале этого года Пол Вулф Митчелл стал автором еще одного шокирующего доклада, который показал, что в коллекцию Мортона входят останки 14 темнокожих уроженцев Филадельфии — некоторые из них почти наверняка родились в рабстве. «Речь идет о 1830-1840-х годах, когда коллекция была сформирована, — говорит он. — Нам известно из независимых источников той эпохи, что от трети до половины темнокожих филадельфийцев рождались в рабстве». Черепа были похищены из могил прямо через дорогу от Музея Пенсильванского университета. «Над их могилами теперь построен спортивный стадион, — объясняет Митчелл. — Во время его строительства эксгумация не проводилась. Как видите, тела лежали через дорогу от музея, а головы — на полке в музее».

Извинения — первый шаг к осознанию ответственности, и музей готов к долгой работе по возвращению останков. «Мы предполагаем, что получим запросы от других групп, —говорит представитель музея. — Мы строим постоянную инфраструктуру на основе NAGPRA, чтобы заняться не только уроженцами Кубы, но и другими запросами о репатриации». NAGPRA, федеральный закон о защите и репатриации могил коренных американцев, предписывает возвращать останки, принадлежащие представителям индейских племен и гавайцам. Музей Пенсильванского университета также обязался создать новую штатную позицию для работы с подобными запросами. Эта инициатива «представляет собой существенные финансовые обязательства музея и университета», объясняет представитель учреждения. 

«Поступать так — наш моральный долг перед лицом векового расизма и колониализма»

«Не существует универсального подхода к возвращению и повторному захоронению останков, — говорит доктор Вудз. — Каждый случай уникален и заслуживает особого внимания. Мы все хотим, чтобы останки этих людей вернулись к их родным сообществам, но крайне важно не спешить и действовать с предельной осторожностью. Поступать так — наш моральный долг перед лицом векового расизма и колониализма».

Дополнительные материалы

Страна контрастов. Какой была жизнь в США в 1917 году