К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Банально и зрелищно: почему зомби-сериал «Мы все мертвы» бьет рекорды по просмотрам

Кадр из сериала «Мы все мертвы»
Кадр из сериала «Мы все мертвы»
28 января на Netflix вышел новый южнокорейский сериал «Мы все мертвы», который моментально попал в топы сервиса по количеству просмотров. Почему зрителям так понравился этот неоригинальный зомби-хоррор и что у него общего с «Игрой в кальмара», рассуждает кинокритик Иван Афанасьев

Новая дорама (так называют южнокорейские сериалы) Netflix умудрилась сделать невозможное, а именно побороть предыдущие суперхиты жанра. В рейтинге, составляемом самим сервисом на основе зрительских оценок, «Мы все мертвы» получил 679 баллов, в то время как предыдущий корейский хит, «Зов ада», собрал 634 балла, а «Игра в кальмара», которая и задала тренд, — всего-то 231 балл. По количеству просмотров новый сериал тоже уложил коллег на лопатки: за три дня он собрал почти 125 млн часов просмотра. «Игра в кальмара» за неделю смог собрать 63,2 млн часов, что почти в два раза меньше за двукратно больший период; «Зов ада» за первую неделю смотрели 67,52 млн часов, а еще один корейский сериальный хит, «Тихое море», и вовсе ограничился «скромной» цифрой 47,8 млн. Для сравнения: финальный, пятый сезон популярнейшего сериала «Бумажный дом» за неделю взял планку в 190 млн часов просмотров. Что будет, когда выйдет южнокорейский ремейк сериала о грабителях банков (а его уже снимают), страшно представить.

В чем причина успеха «Мы все мертвы»? Это обыкновенный, на первый взгляд, zombie-movie, да еще и с внушительным хронометражем 12 серий по часу в среднем. В центре повествования — группа школьников в старшей школе вымышленного города Хесан (кстати, город с аналогичным названием есть в другой Корее — Северной). Дети разной степени харизматичности: есть Ли Чон-сан, красавец-смельчак, тесно общающийся со стеснительной Нам Он-чжу, отчего все вокруг думают, что у них роман. Есть Ли Сун-хек, эдакий Тони из «Вестсайдской истории», бывший глава школьных буллеров. Есть Ли Хэн-и, молчаливая старшеклассница, которая втайне от всех носит в животе ребенка от неизвестного партнера. В один не очень прекрасный день обстановка в школе меняется: больной хомяк, над которым проводил эксперименты местный доктор биологии, кусает одну из учениц и заражает ее вирусом, превращающим людей в агрессивных зомби-переносчиков заразы. Инфекция быстро распространяется на весь город, и, пока дети пытаются выжить, за пределами учебного заведения начинается черт знает что.

Секрет популярности нового шоу в том, что это наглейшая в своей простоте и при этом невероятно эффектная мешанина из условных «Ходячих мертвецов» и «Ривердейла»

Кажется, секрет популярности нового шоу в том, что это наглейшая в своей простоте и при этом невероятно эффектная мешанина из условных «Ходячих мертвецов» и «Ривердейла», «Эйфории» и еще каких угодно шоу о подростках. Создатели просто собрали все хайповое сразу. Параллельно с освоением навыков выживания в рамках зомби-апокалипсиса ребята пытаются преодолеть свои внутренние барьеры: тут у каждого героя найдется своя боль — проблемы с родителями, незапланированная беременность, многочисленные внутренние комплексы. Школа, в которой разворачивается действие, — это и без всяких монстров напряженная экосистема со своей иерархией. Есть учителя, которых никто ни во что не ставит, исключением становится Парк Сун-хва, классная руководительница оказавшихся в западне ребят, которая до последнего старается удержать их в одной упряжке и не дать погибнуть. Есть гопники, которые издеваются над местными аутсайдерами, во главе с хулиганом Юн Гви-намом, после начала эпидемии превратившимся в натурального психопата. Есть, наконец, социальное деление — членов местной сборной по спортивной стрельбе из лука в основном не переносят на дух, считая, что они все в жизни получают по блату. Их стрелы пригодятся, когда спортсмены приедут с соревнований в оккупированную зомби-школу. 

 

По части жанровых стандартов «Мы все мертвы» — классический «сурвайвал», в котором герои вынуждены учиться выживать в экстремальных условиях. Здесь тоже никаких особенных откровений вроде бы не будет. Зомби-хорроры для Южной Кореи — как фильмы про ВОВ для российской киноиндустрии, «классика жанра» с понятной сюжетной канвой. Еще одним популярным, хоть и не таким хитовым, шоу на эту тематику на Netflix был «Королевство», фэнтезийный сериал про эпидемию в средневековом Чосоне. Ранее выходил схожий с «Мы все мертвы» по интонации полнометражный фильм «#живой», где в центре повествования также были молодые люди, оказавшиеся в непростых обстоятельствах вдали от родителей. Нельзя забывать про главный хит о живых мертвецах — «Поезд в Пусан», который даже удостаивается упоминания в «Мы все мертвы». Все эти фильмы и сериалы объединяет общая концепция: отчаявшиеся люди пытаются сбежать от быстрых, агрессивных и очень голодных зомби. В каждом из перечисленных проектов зомби были своего рода метафорой (как и завещал прародитель жанра Джордж Ромеро): в «Королевстве» они стали образом внутренних распрей, в «#живой» — испытанием на пути к взрослению, в «Поезде в Пусан» — общим маркером уровня бесчеловечности в современном мире.

«Мы все мертвы» изобретательно эксплуатирует находки предшественников, но его успех может оказаться локальным

«Мы все мертвы» наследует все эти черты, но ничего нового не привносит. Сама идея скрестить подростковую драму с зомби-хоррором далеко не нова: как минимум можно вспомнить японское аниме «Школа мертвецов». В этот раз зомби олицетворяют собой все и сразу. Это и символ человеческой нетерпимости, и препятствие, которое детям предстоит преодолеть, чтобы перейти в следующий этап взрослой жизни, и ключевой фактор раскола общества, в котором люди ожесточаются друг против друга в попытках выжить. Последнее, кстати, было в уже упомянутом «Зове ада»: там пришедшие из преисподней твари, забирающие людей в царство мертвых, спровоцировали установление тоталитарной диктатуры. В «Мы все мертвы» зомби обнажают несовершенство действующей политической системы: отсутствие внятной организации в рядах силовиков, коррупцию (первыми спасаются те, у кого больше всего денег и возможностей), неразбериху в СМИ и, как итог, закручивание гаек по всем фронтам. 

 
Кадр из сериала «Мы все мертвы»

«Мы все мертвы» изобретательно эксплуатирует находки предшественников, но его успех может оказаться локальным: есть мнение, что колоссальные итоговые цифры той же «Игры в кальмара» новый сериал не перебьет и таким же культурным феноменом не станет. Шоу Хвана Дон-хека имело свое лицо, несмотря на кажущуюся вторичность сюжета про игры на выживание: розовая форма охранников, зеленые костюмы участников, геометрические фигуры и лаконичность форм в интерьерах острова — все это формировало индивидуальность сериала. «Мы все мертвы» похож на многие другие зомби-хорроры как по завязке, так и по внешнему виду. 

При этом смотреть сериал интересно. У режиссера Ли Чжэ-гю, до этого отметившегося рядом популярных на родине дорам, получилось превратить книжную основу, вебтун (электронный комикс) «Сейчас в нашей школе», в небольшой блокбастер — нереалистичный и неоригинальный, зато зрелищный. Герои скачут по падающим стеллажам с книгами, прокладывают себе дорогу через толпы зомби при помощи выломанных деревянных дверей и сдерживают агрессивных мертвецов струей из пожарного гидранта. Уж в чем, а в изобретательности корейцам точно не откажешь: несмотря на слегка клиповый монтаж, некоторые сцены поражают уровнем зрелищности и общего мастерства постановки. Как минимум это не позволяет сказать, что «Мы все мертвы» – сериал плохой или даже просто проходной. Он достаточно увлекателен, а фанаты подростковых драм оценят, как старшеклассники боятся признаться друг другу в любви даже перед лицом неминуемой смерти.

Главная проблема нового шоу в том, что оно ничего принципиально нового в жанр не привносит. И это настораживает — кажется, скоро невероятная популярность дорам на Netflix достигнет апогея. «Игра в кальмара» как некий флагман этой разновидности контента вполне может установить свежие рекорды с новым сезонами, но есть ощущение, что на этом экспансия Южной Кореи на Запад, по крайней мере по части ТВ-контента, закончится. Потому что зритель пресытится и захочет нового. А этого «Мы все мертвы» и подобные шоу ему предложить не смогут. 

 

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+