К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Я вижу, что ты злишься»: как не ругаться с близкими людьми из-за полярных взглядов

Фото Getty Images
Вспышки агрессии, радикальные взгляды и разлад между людьми — частые спутники больших потрясений. Почему сейчас мы можем становиться агрессивными и категоричными, и как общаться с близкими и коллегами на работе, чьи взгляды отличаются от ваших, разбирает практикующий психолог Екатерина Давыдова

Тревога и паника естественны для глобальных событий и могут охватить каждого. Благодаря тренду на заботу о психическом здоровье мы научились распознавать свою тревожность, использовать инструменты самопомощи и не бояться обращаться к психологам и психотерапевтам за поддержкой.

Другой полюс чувств, который может поглотить нас во времена масштабных потрясений, — это гнев, вспышки агрессии, категоричность и враждебность по отношению к другим.

Рассмотрим ситуацию с агрессией на примере пандемии. Исследование, проведенное на выборке в 5298 человек, наглядно показывает, что рост агрессии сопровождал длительные локдауны. Другие данные демонстрируют рост небезопасного поведения за рулем во время пандемии: люди чаще превышали скорость, проезжали на красный свет и использовали агрессивный стиль езды, статистика оказалась самой высокой за последнее десятилетие. Случился рост агрессивного поведения и в интернете, причем он коррелировал со страхом заразиться коронавирусом. Произошел и рост домашнего насилия: в соответствии с метаанализом, проведенным в 2021 году и аккумулировавшим информацию из 18 исследований, связанных с пандемией, цифры увеличились практически в два раза.

 

Рост агрессии традиционно сопровождает политические и социальные события. Например, по данным некоторых исследований, протесты Black Life Matter коррелировали с увеличением убийств на 10% в тех регионах, где они проходили. В изучении последствий военных действий в Ираке и Афганистане показана их связь с последующим агрессивным поведением. На примере работы 2021 года о конфликте в Либерии можно увидеть, как проживание в регионе, затронутом политическими событиями, может изменить поведение людей: цифры говорят о росте риска внутрисемейного насилия для женщин на 60%.

Таким образом, мы видим, что военные, политические и социальные события затрагивают и тех, кто непосредственно в них участвует, и тех, на чьей территории они происходят. Эффект при этом сохраняется и после окончания конфликта. Люди становятся более агрессивными, портятся отношения, общий эмоциональный фон становится напряженным. В то время как часть людей обеспокоена вопросами безопасности своих близких и стабильностью завтрашнего дня, другая часть активно участвует в агрессивных спорах на работе и в интернете, разрывает контакты с «несогласными» родственниками и отказывается от дружбы с теми, кто имеет иные взгляды.

Попробуем разобраться, что такое фрустрационная агрессия, почему гнев может быть естественным чувством сейчас, как связаны агрессия и тревога, какова психофизиология агрессии и, самое главное, как под воздействием чувств не разрушить личные и рабочие отношения.

Агрессия и тревога — две стороны одной медали

Агрессивное поведение традиционно ассоциируют с повышенной тревожностью. Все мы знаем пресловутое «бей, беги или замри» как реакцию на стресс. Об этом же говорят и исследования: функциональные системы мозга, отвечающие за тревогу и агрессию, имеют тесную связь. Агрессивное поведение может быть прикрытием нашего чувства беспомощности и уязвимости. Нам проще сказать: «Ты не прав», чем «Я переживаю из-за происходящего и совершенно растерян».

Усиление радикальных взглядов и агрессивности может быть связано и с просмотром видео и фото в интернете. Это происходит из-за того, что в нас запускается механизм эмпатии. Мы следим за происходящим и автоматически начинаем сопереживать людям по ту сторону экрана. В этом процессе задействованы премоторные отделы коры головного мозга (так называемые зеркальные нейроны). Именно они заставляют нас тревожиться, быть агрессивными, испытывать чувство беспомощности, когда мы смотрим новости текущих дней. Наблюдая, мы психологически резонируем с участниками действий и пострадавшими.

 

Ситуация небезопасности, даже наблюдаемая нами через экран, может вызывать повышенную выработку гормонов стресса. Исследования, проведенные на крысах (чей мозг нейрофизиологически схож с нашим), показывают, что общий уровень стресса и влияние гормонов, связанных с агрессивным поведением (адреналин и так далее), может делать нас враждебными по отношению к другим. Внутренне мы можем испытать тревогу относительно повышения цен, ужаснуться какому-то видео в интернете, беспокоиться о родственниках и близких — а внешне вступать в яростный спор с коллегами или же ссориться с близкими дома.

Агрессивное общение освобождает нас от гормонов стресса и приносит успокоение, но как итог может разрушить отношения. Кроме того, оно имеет негативные последствия для здоровья. В частности, выбросы адреналина влияют на сердечно-сосудистую систему, могут вызывать приступы раздражительности и неусидчивости, плохой сон, головокружение, предобморочные состояния и даже приступы паники.

Фрустрационная агрессия

Мы можем становиться враждебными и раздражительными, когда нас ограничивают. Концепция фрустрационной агрессии говорит о следующем паттерне:

  • Недостижимость целей приводит к фрустрации;
  • Фрустрация приводит к гневу; 
  • Гнев приводит к агрессивным действиям;
  • Агрессивные действия обусловлены нашими интерпретациями, ценностями и мыслями в целом (например, мы можем «найти», кто виноват в том, что нам что-то стало недоступно, и направить агрессию на него).

То есть нас фрустрируют ограничения, связанные с тем, что мы не можем продолжать жизнь такой, какой она была ранее, что мы оказываемся во власти обстоятельств и вынуждены жить с высокой степенью неопределенности. Мы пытаемся как-то внутренне объяснить происходящее, опираясь на  свои ценности и картину мира, — и, как итог, формируем радикальные взгляды, которые приводят к ссорам с другими людьми. 

Радикальные взгляды и политическая идентичность

Не менее важно рассмотреть то, как угроза нашей политической идентичности может создавать непримиримые противоречия. Исследования показывают, что в зависимости от наших политических взглядов мы можем абсолютно по-разному относиться к действиям государства, вплоть до того, что будем иметь противоположные мнения с представителями «иного лагеря». Причем аспект политической идентичности настолько значим, что может даже доминировать над личным опытом в принятии точки зрения.

Таким образом, спор относительно «правильности» или «неправильности» действий политических деятелей, интерпретаций происходящего для многих сегодня является не просто столкновением мнений, а скорее столкновением фундаментальных ценностей, связанных с идентичностью. Тогда иная точка зрения может восприниматься как «угроза», а словесный конфликт становится вопросом сохранения своих психологических опор для каждого из участников.

Гнев как стадия принятия происходящего

Стадии принятия чего-либо традиционно описываются по модели Кюблер-Росс, изначально разработанной для принятия горя и утраты.

Процесс состоит из следующих этапов:

  • Отрицание, когда мы не можем поверить и согласиться с происходящим;
  • Гнев, при котором может возникать желание обвинить кого-то в произошедшем, появляются чувства раздражения, несправедливости, враждебности к миру и общего протеста;
  • Торг, когда человек пытается «договориться» с реальностью, найти объяснение, снова обрести опоры и смыслы;
  •  Депрессия, при которой появляется горестное осознание реальности;
  • Смирение, когда весь вышеперечисленный цикл чувств пройден и человек принимает ситуацию как есть.

Происходящее сейчас не могло не вовлечь нас в цикл принятия. Сложность лишь в том, что события развиваются стремительно, а для принятия нам нужно время. Возможно, именно поэтому многих из нас негативные чувства посещают «волнами»: то мы тревожимся, то обретаем спокойствие и согласие с тем, что жизнь не будет прежней, то становимся враждебно настроенными к окружающим и ищем виноватого, оказавшись во власти стадии гнева.

Личная агрессия как часть коллективного чувства

Ученым известно явление так называемых массовых психогенных или социогенных расстройств, когда под воздействием толпы человек может начать испытывать те или иные чувства и симптомы. Существуют научные свидетельства, что социальные сети способствуют распространению массовых психогенных симптомов. Чем больше мы находимся в пространстве комментариев и «экспертных мнений», тем больше шанс, что мы начнем испытывать индуцированные, то есть внушенные, коллективные чувства. Таким образом, наша агрессия может быть обусловлена общим эмоциональным фоном. В этом случае, вступая в спор, мы на самом деле не обсуждаем суть проблемы, а лишь снимаем напряжение таким разрушительным способом.

 

Понимание природы агрессивного поведения, радикальных взглядов и враждебности в связи с текущими событиями дает нам возможность быть более осознанными к тому, что мы делаем, а также объяснить поведение других по отношению к нам. Что еще можно сделать, чтобы под воздействием негативных эмоций не разрушить личные и деловые отношения?

Что делать

Учитывая, что агрессивное общение и радикальные взгляды могут быть обусловлены общей тревожностью оппонента, его фрустрацией, воздействием гормонов стресса, угрозой его идентичности и фундаментальным ценностям, а также тем фактом, что собеседник может находиться в процессе принятия происходящего или под воздействием коллективных эмоций, самым логичным будет избегание разговоров на острые темы.

Для этого можно заранее, когда конфликт еще не назрел, договариваться со второй стороной о «стоп-слове», призывающем остановить деструктивный диалог, или же вводить политику «здесь без политики», если речь идет о рабочих процессах.

Полезной в диалоге с радикально настроенным оппонентом может оказаться «позиция психолога», которая, помимо всего прочего, заключается в нейтральности, безоценочности и осознании того факта, что все сказанное может не иметь непосредственного отношения к вам лично, а быть обусловленным механизмом проекции. Простым словами, проекция — это психический процесс, с помощью которого люди приписывают другим объектам то, что находится в их собственном подсознании. Держась этой позиции, можно сберечь себя и не позволить другому ранить ваши чувства, абстрагировавшись от его высказываний в ваш адрес.

Еще один психологический навык, который может оказаться полезен, — это способность контейнировать чувства другого. Известный психоаналитик Патрик Кейсмент объясняет суть этого понятия: «Смысл контейнирования в том, что другой принимает ваши чувства, не отвечая вам на них напрямую из своих эмоций. Так как сам он обладает (как предполагается) способностью контейнировать свои чувства, то может помочь вам разобраться и в ваших». Пример контейнирования: выслушать собеседника с фокусом на его переживания, а затем назвать, что с ним происходит («Я вижу, что ты злишься на…», «Похоже, тебя сильно раздражает, что сейчас…»). Это даст возможность увести конфликтный разговор в беседу, позволяющую второму «выпустить пар».

 

Также можно попытаться добраться до первичных чувств собеседника, если это уместно в моменте. Как уже было упомянуто ранее, агрессия может быть обратной стороной тревоги. Тогда за негативным отношением к вам и яростным спором может скрываться чувство беспомощности, растерянность и страх. Практика самораскрытия, то есть фразы вроде «я тоже раздражен на…», «я тоже тревожусь о…», может способствовать этому. 

Временной мерой может быть попытка держаться «безопасных тем» вне контекста полярных взглядов. Внутри семьи нам нужно продолжать решать бытовые вопросы, а на работе есть масса дел, которые непосредственно не затрагивает ситуация с военным конфликтом, об этом можно и говорить. Кроме того, нам всем важно стараться отделять свои чувства от коллективных и осознанно учитывать долгосрочные последствия открытого конфликта с близкими и коллегами. Разговор на острые темы даст выход эмоциям, но может нанести урон отношениям, вызвав взаимные чувства обиды, вражды и даже ненависти.

Наконец, учитывая то, что текущая ситуация оказывает не только психологическое, но физиологическое влияние на нас, полезным будет уделить внимание утилизации стресса и профилактике его влияния на организм.

Для этого вы можете заниматься любыми аэробными нагрузками или же специальными упражнениями, помогающими мышечной релаксации. Например, в течение 15 минут поочередно напрягать, удерживать, а затем расслаблять части тела, начиная снизу вверх. Хорошей практикой будет начать следить за уменьшением количества тонизирующих напитков и регулировать уровень сахара в крови с помощью правильного питания (уменьшение количества простых углеводов, сбалансированная диета, частые приемы пищи) — это тесно связано с работой системы, ответственной за выработку гормонов стресса. Также доказано, что даже 20-30 минут, проведенные в месте, дающем вам ощущение единения с природой, может сильно улучшить самочувствие.

Таким образом, как внутри семьи, так и внутри компании сейчас особенно важно заниматься профилактическими мерами по стабилизации общего эмоционального фона: вводить практику ежедневных тренировок, более пристально следить за питанием, а вместо обсуждения полярных взглядов отправиться на прогулку в парк.

 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+