К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Городские партизаны: кто и зачем тайно развешивает дорожные знаки

Фото Richard Baker / In Pictures via Getty Images
Жители мегаполисов нередко видят вокруг себя проблемы, решение которых лежит на поверхности. И хотя построить метро или систему канализации самостоятельно невозможно, есть некоторые простые действия, которые можно сделать даже в одиночку. И такие герои в истории были, причем иногда их вмешательство в городской ландшафт власти не сразу замечали. Forbes рассказывает о том, к чему могут привести такие «партизанские» инициативы

В конце 90-х подающий надежды молодой ученый Роман Марс бросил аспирантуру, где учился на генетика, чтобы устроиться на неоплачиваемую ставку стажера на радиостанцию KALW в Сан-Франциско. В 2013 году бизнес-журнал Fast Company включил Марса в список самых креативных людей, а его подкаст 99% Invisible стал одним из самых популярных в США. У подкаста, посвященного незаметным деталям из области дизайна и архитектуры вокруг нас, около 500 млн скачиваний, а в апреле 2021 года Марс продал производящую 99% Invisible компанию американскому радиовещательному холдингу Sirius XM. На основе записей этого подкаста Роман Марс написал книгу, которая в оригинале называется The 99% Invisible City, которая тоже быстро обрела популярность. 

Как и в подкасте, в книге много удивительных историй и интересных фактов о том, какие события и люди стоят за привычными объектами (такими как круговые перекрестки, почтовые ящики или лифты в небоскребах) и зачем дизайнеры специально делают неудобные скамейки. В апреле книга «Город в деталях: как по-настоящему устроен современный мегаполис» выходит в издательстве «Эксмо» в серии «Кругозор Дениса Пескова». Forbes публикует отрывок. 

Несанкционированный знак 

Любой житель города когда-либо видел что-нибудь, требующее исправления, но мало кто берет на себя инициативу и решает проблему самостоятельно. В 1980-е годы художник Ричард Анкром однажды проехал мимо своего съезда с лос-анджелесской автострады и заблудился. Он запомнил этот пропущенный поворот, и когда через несколько лет снова проезжал здесь, обратил внимание, что знак съезда, который мог бы помочь ему и другим водителям, так и не поставили. Другие люди для решения этой проблемы обратились бы к властям, но Анкром увидел здесь возможность применить свои художественные навыки. Он решил сделать собственный знак и повесить его над номером шоссе 110 в качестве работы «партизанской общественной службы», и держать свою инициативу в тайне. 

 

Чтобы план сработал, его знак должен был выглядеть точно так же, как обычный, поэтому ему пришлось определить точные размеры официальных знаков. Также Анкром ознакомился с цветовой шкалой, чтобы подобрать краску, и прочитал «Калифорнийское руководство по средствам организации и регулирования дорожного движения», чтобы выяснить нужный шрифт. Он даже нанес на свой поддельный знак тонкий слой серой краски, чтобы он больше походил на соседние, потускневшие от смога. С задней стороны Анкром написал свое имя черным маркером — как художник, подписывающий свой холст (правда, не на виду, чтобы не привлекать внимания к своему творению). 

После долгой работы и планирования утром 5 августа 2001 года Анкром с группой друзей собрались на намеченном месте. Чтобы провернуть операцию, художник постригся и купил комплект рабочей одежды, оранжевый жилет и защитную каску. Чтобы избежать подозрений, которые могли бы привести к его аресту, он даже наклеил на свой грузовик магнитную метку, чтобы тот выглядел как транспорт какого-нибудь подрядчика Калтранса — транспортного департамента Калифорнии. С помощью лестницы Анкром поднялся на переходный мостик в десятке метров над автострадой и за полчаса прикрепил свой знак. Все это время он опасался, что может попасться, а еще больше — что уронит какой-нибудь инструмент на мчащиеся внизу автомобили. Но в итоге процедура прошла без сучка и задоринки, и никто ничего не узнал. 

Все оставалось в тайне почти год, но затем один из друзей Анкрома рассказал об этом в прессе, и транспортный департамент направил людей на проверку его работы. Ко всеобщему удивлению, знак выдержал проверку и оставался на месте еще восемь лет. «Он сделал полезное дело, — признал представитель Калтранса, — но нам бы не хотелось, чтобы это повторилось». Когда знак в конце концов пришлось обновить, Калтранс не только заменил творение Анкрома, но и добавил еще несколько знаков съезда на магистрали 101. 

Реакция властей на подобные «исправления» может сильно варьироваться в зависимости от ситуации. Иногда отделы полиции и городские советы защищают или хотя бы игнорируют партизанские действия — например, в случае с человеком, который ремонтировал игровые площадки в Рено, или с тем, кто перекрасил заброшенный пешеходный переход в Балтиморе. Но другим незаконным раскрашивателям пешеходных переходов повезло меньше — в Манси (Индиана) и Вальехо (Калифорния) их арестовали. Власти утверждают, что не каждое вмешательство уместно, полезно и безопасно. 

Многие случаи занимают промежуточную позицию между двумя крайностями — остаться незамеченными или попасть в тюрьму. Часто такое вмешательство просто устраняют, никого не арестовывая. Когда нью-йоркская группа под названием «Проект «Эффективный пассажир» развесила знаки, указывающие пассажирам на оптимальные выходы и самые быстрые маршруты для пересадки на другие поезда, городская транспортная компания (MTA) сразу же их сняла. Как и Анкром, участники проекта сымитировали цвета, шрифт и компоновку официальных знаков MTA. Но MTA была обеспокоена тем, что знаки перевыполнят свою задачу, что приведет к переполнению некоторых вагонов в поездах, создав скопления людей и затруднив пересадку. В конечном счете успех и продолжительность вмешательств такого рода часто сводится не к выбору дизайна, а к реакции официальных органов и участников сообщества — одних благих намерений и продуманного дизайна надолго не хватит. 

 

Вирусные знаки 

Некоторым изготовителям партизанских знаков не удается обеспечить своим творениям сходство с официальными и в точности сымитировать шрифты и стратегию размещения, которые используются муниципальными властями. Другие просто не желают подражать дизайну, который им не нравится, и смело представляют свои варианты, которые считают более удачными, намеренно привлекая внимание к предполагаемым проблемам дизайна, публично предлагая их решение. 

Как и многие люди, ездящие по Лос-Анджелесу, дизайнер Никки Силиантенг обнаружила, что многие знаки уличной парковки в городе практически не поддаются расшифровке. На одном столбе часто можно обнаружить целую кучу парковочных знаков. На некоторых информация повторяется, другие дают противоречивые указания, а на третьих просто слишком много информации, чтобы дать эффективный ответ на вопрос, который действительно важен водителю: можно ли здесь сейчас припарковаться? 

Запутанные знаки парковки есть не только в Лос-Анджелесе, но именно здесь можно найти самые яркие примеры. Силиантенг объясняет: «...проблема в том, что знаки забиты ненужной информацией. Они отвечают на вопрос «почему?», в то время как важный вопрос «что?» не прояснен». Она предлагает следующее: убрать со знаков последствия нарушений и прочие предостережения, а вместо этого сосредоточиться на данных о том, «когда вы можете и не можете парковаться и как долго вы можете это делать». Она попыталась максимально соблюсти официальные стандарты в отношении размеров, цветов и материалов знаков, подстроив свою графику под них. Цель была не столько в том, чтобы ее знаки не отличались от городских, сколько в том, чтобы городу было проще принять их, если дизайн окажется удачным. Она также предлагала примеры знаков «водителям, городским чиновникам, инженерам-транспортникам и сообществам дальтоников» и спрашивала об их мнении, чтобы узнать, что им было понятно, а что — нет, а также чтобы проверить свое главное предположение — что с такой проблемой действительно сталкиваются многие. После того как итоговый дизайн использовали на тестовых парковках, она отметила, что правила парковки стали соблюдаться на 60% чаще. Этот проект вдохновил власти далекого Брисбена в Австралии на замену таких же путаных указателей более ясной графикой. 

Это не единственный проект, связанный с городскими знаками, который начался с малого и развился в полноценную систему. Когда Мэтт Томасуло начал устанавливать указатели в Роли (Северная Каролина), он всего лишь хотел показать, как быстро люди могут перемещаться пешком. Он расстраивался, что его приятели ездили на небольшие расстояния на машине, потому что считали, что для ходьбы пешком это слишком далеко. Томасуло решил, что если показать людям, сколько минут займет у них прогулка, они будут больше ходить пешком. Прежде всего он изучил регулирующие правила города и пришел к выводу, что его решение вполне соответствует политике города в отношении пешеходной доступности и целям, изложенным в генеральном плане. 

Сначала Томасуло хотел получить разрешение, но процесс оказался долгим и очень затратным, поэтому он решил предпринять пробную попытку самостоятельно. На получение временного разрешения требовалось девять месяцев, а стоило оно $1000. Самостоятельное изготовление знаков обошлось Томасуло менее чем в $300 долларов. Не повреждая инфраструктуру, он прикреплял предварительно распечатанные знаки пластиковыми стяжками к уже существующим столбам на городских улицах. Эти знаки указывали направление и среднее время ходьбы до различных мест в городе с помощью стрелки и текста рубленым шрифтом, к примеру: «ДО ЦЕНТРАЛЬНОГО КЛАДБИЩА РОЛИ — 7 МИНУТ ПЕШКОМ». 

Проект быстро получил отклик в социальных сетях и блогосфере. Сначала знаки убрали, но под давлением публики, которой они понравились, власти сами запустили аналогичную программу. Как и проект Силиантенг, идея Томасуло быстро распространилась по другим городам. На своем сайте он разместил шаблоны и пояснения, призванные помочь другим муниципалитетам, решившим опробовать новые указатели движения. 

Оба этих проекта — примеры «тактического урбанизма», то есть малозатратного вмешательства, позволяющего мощно воздействовать на город без особых рисков. Кроме того, они относятся к серой правовой зоне: установка знаков без специального разрешения обычно незаконна, но она может привлечь внимание общественности и получить политическую поддержку. Ни тот ни другой автор не планировали создать какое-то универсальное решение, но их проекты так или иначе повлияли на другие города. Как показывает опыт многих тактических урбанистов, когда дело касается улучшения городских ландшафтов, проще добиться прощения, чем разрешения. 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+