К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Выйти из треугольника драмы: как начать конструктивный диалог в критической ситуации

Фото Getty Images
Как выйти из критической ситуации, если вы оказались в роли жертвы, спасателя или агрессора, — рассказывают авторы книги «Аутентичная коммуникация» и основатели проекта TalkAuthentic Алексей Иванов и Света Шедина. С разрешения издательства «Альпина Паблишер» Forbes Life публикует из нее главу.

Ситуация 

  • Ваши отношения без драмы кажутся слишком пресными, ее появление привносит долгожданную эмоциональность.
  • Вы испытываете сильную ревность, вас одолевают сомнения, часто случаются скандалы.
  • Вам нужно поделиться эмоциями и переживаниями, но партнер об этом не догадывается и вместо выслушивания и сочувствия переходит к практическим решениям. 

Рассказывает Алексей: Когда я был моложе, в моих отношениях с девушками было много драмы. Я выбирал эмоционально неустойчивых любительниц философии Сартра, что само по себе не значило ничего плохого, но привносило много нестабильности в отношения.
Мои друзья позже рассказывали, что они сразу замечали в моих партнершах большой драматический потенциал, но сам я этого не видел. И в итоге раз за разом получалось так, что отношения завязывались, сперва всем было весело и интересно, но спустя какое-то время разговоры становились из комфортных колкими и эмоционально напряженными. Без ссор и побитой посуды было уже не обойтись.
За очередной ссорой случалось бурное примирение. Так секс стал ассоциироваться с конфликтом. Нет конфликта — нет страсти.
Со временем я начал работать над собой и узнал про популярную в психологии концепцию — треугольник драмы. Я стал смотреть на отношения через призму этой модели, стараясь не входить в особенно драматические.

Рассказывает Света:  У меня была другая проблема — патологическая ревность. Я ожидала, что все внимание бойфренда будет отдано только мне. Когда видела, что мой партнер замечает других людей, которые ему еще и нравятся, начинала выяснять отношения.
Апогеем стала ситуация в ночном клубе, где я была со своим молодым человеком и его друзьями. Один из них — вечный холостяк, который клеился
ко всем красоткам, но постоянно получал отказы. Его друзья, включая моего парня, решили ему помочь и составить компанию в процессе знакомства с девушками. Меня это крайне возмутило. Как это мой парень будет ходить по клубу и знакомиться? Я в ярости от такого неуважения разбила свой телефон об стену и убежала. 

Я чувствовала себя уязвленной и обиженной, поэтому хотела защитить себя и старалась сделать виноватым его. Мне казалось, что моя самооценка восстанавливается, когда он бежал за мной по набережной, пытаясь оправдаться. 

 

Так происходило много раз, но однажды я поняла, что если каждая непонятная ситуация заканчивается брошенным телефоном, то это не те отношения, которые я хотела бы иметь в своей жизни. 

Теория 

Треугольник драмы — распространенная модель взаимодействия между людьми. Драма начинается, когда вместо адекватной и аутентичной коммуникации мы начинаем играть. Обычно такая модель поведения отрабатывается еще в детстве с родителями, а потом переносится в личные отношения. 

В профессиональных отношениях предпочитают оперировать понятиями KPI, ответственностью за результат и тому подобными измеримыми показателями. Это не значит, что драмы на рабочем месте не бывает, но в целом она чаще ассоциируется с отношениями, в которых есть интимность, близость, родство, — например, с родителями и родственниками, а чаще всего — с романтическими партнерами. 

Впервые эту модель описал психолог Стивен Карпман, поэтому треугольник драмы иногда называется треугольником Карпмана. 

Как выглядит треугольник драмы? 

В треугольнике драмы есть три роли: 

 

жертва, вокруг которой всё крутится; 

агрессор или преследователь, доминирующий в ситуации и причиняющий дискомфорт (обычно жертве); 

спасатель, помогающий жертве и защищающий ее от агрессора. 

Драма невозможна без свидетелей. Для драмы необходим третий участник, зритель, который может в какой-то момент запрыгнуть на сцену и выступить в роли спасателя. Этот человек становится тем, кто замечает, что агрессор нападает на жертву, и решает, что нужно срочно ее спасать. А жертва в этот момент отыгрывает свою роль, в которой заложена некоторая степень беспомощности. 

В примере Алексея жертвой выступала девушка: в поисках спасателя она постоянно рассказывала о том, как неправильно по отношению к ней поступает агрессор Алексей. 

Кто может быть спасателем? Родители, друзья и т. д. Жертве необходимо, чтобы появился эмоциональный заряд, в рамках которого она чувствует свою временную беспомощность. Почему временную? Потому что очень часто в момент, когда жертва осознает свою власть, получив сострадание и поддержку от третьей стороны, она переходит в роль агрессора. 

Треугольник драмы — это динамическая модель, и ее участники постоянно меняются ролями. Жертва может стать агрессором, а изначальный агрессор — жертвой. Спасатель также может перейти на роль жертвы или агрессора. 

Когда девушка Алексея обвиняла его в том, что он что-то сделал не так, она становилась агрессором, а он — жертвой. Например, она жаловалась на то, что он не принес цветы, не позвонил вовремя, не организовал ужин в правильном ресторане. Он оказывался виноват. И тогда уже Алексей нуждался в спасателе. Спасателями могут выступать те же люди, к которым обращалась предыдущая жертва, — общие друзья, с которыми оба участника делятся своими переживаниями. 

Во время семейной терапии пары часто обнаруживают, что есть третья сторона — любовник или потенциальный любовник, который появляется для того, чтобы привнести в их отношения динамику. Парадокс, но можно сказать, что треугольник драмы — это замкнутый круг. 

Как мы уже выяснили раньше, в случае Светы изначальной жертвой была она. Ее обижало то, как с ней поступал молодой человек, и, чтобы вернуть себе чувство значимости, ей было необходимо доказать ему и себе свою важность. В итоге она выражала свое негодование и становилась агрессором. Общие друзья примыкали в качестве спасателей то к одной, то ко второй стороне. 

 

Драма может создавать ощущение, что в отношениях есть динамика, но в долгосрочной перспективе она их разрушает. Часто люди не идут в терапию из-за опасения, что они во всем разберутся и тогда всё развалится. Их беспокоит, что отношения станут ровными и без высоких и низких нот будет скучно. 

Как выйти из треугольника драмы? 

Драма не привносит в коммуникацию ничего позитивного и конструктивного. Единственный способ избавиться от нее — выйти из треугольника и перестать играть какую-либо из ролей. 

Например, когда кто-то выступает в роли жертвы и предлагает вам роль агрессора, вы можете прямо сказать, что не хотите играть в эту игру, и пригласить собеседника к конструктивному диалогу, в котором два взрослых человека обсуждают свои потребности. То есть первым делом нужно обозначить отказ от игры, а потом предложить перейти с уровня эмоций на уровень потребностей, ценностей и целей — ваших, ваших партнеров, родителей, друзей и близких. 

Есть вероятность, что ваш партнер не захочет таких перемен. Важно быть готовыми к тому, что выход из треугольника драмы может привести к кризису в отношениях, если один из участников желает продолжать игру. Если это происходит, необходимо поговорить открыто и попытаться разобраться с тем, что будет дальше. 

При выходе из треугольника драмы возможны три сценария развития событий: 

 
  1. Оба партнера соглашаются с тем, что им комфортно и дальше играть в треугольник драмы.
  2. Оба решают, что им интереснее выйти из треугольника и поговорить как партнеры о потребностях и задачах.
  3. Один хочет выйти из треугольника, а второй — нет.
    Третий случай наиболее сложный, потому что один из участников, как правило, либо не понимает, либо не хочет понимать, что не так с треугольником драмы и что не устраивает партнера.
    Первый способ справиться с таким непониманием — образование. Необходимо обсудить эту модель взаимодействия и объяснить ее суть, поделиться ссылками на разные источники информации: статьи, книги, подкасты, чтобы у партнера была возможность разобраться в теме. Важно осознать, что эта игра с предопределенными правилами и ролями существует давно, миллионы людей играют в нее сотни лет и разрушают свои отношения.
    Мы все знаем постоянно ссорящиеся, но живущие вместе десятилетиями пары, у которых есть причины не хотеть расставания. Например, созависимость или сильная привычка.
    Иногда полезно, чтобы кто-то со стороны обозначил проблему и рассказал о механике треугольника драмы — например, психолог. Кстати, во время терапии пациенты порой выступают в роли жертвы или агрессора, ожидая, что психолог будет спасателем. Но профессионал сразу продемонстрирует, что не станет принимать в этом участия, и попробует донести свое восприятие ситуации извне треугольника. 

Второй способ — поговорить на другом уровне коммуникации. Аутентичную коммуникацию в конфликте и уровни общения мы обсуждали в предыдущих главах. При взаимодействии с собеседником прямо сформулируйте, что именно вам нужно от него. Например, чтобы вас выслушали или дали совет. Если замечаете, что собеседник играет одну из ролей, можно поговорить начистоту и поделиться своими наблюдениями, узнать о его потребностях и о том, как можно ему помочь.

И третий способ — проанализировать, к чему всё идет. Если есть согласие на изменения — отлично. Если же раз за разом один человек хочет выйти, а другой нет, вероятнее всего, такие отношения долго не продлятся. 

Бывают пары, в которых люди постоянно сходятся и расходятся, но при таком формате отношений редко возможен совместный рост. Обычно людям либо комфортно в их драме, либо они учатся быть взрослыми: принимать собственные решения и нести ответственность. Бывают еще те, кто годами терпит, разочаровывается и страдает, но не ощущает в себе готовности действовать. 

Общаться без драмы не только приятно, но и полезно для любых отношений: с партнерами, родителями или друзьями. 

Драма с родителями часто построена на детских играх. Родитель имеет больше власти, поэтому часто он выступает в роли агрессора, а дети — жертвы. Три члена семьи легко формируют треугольник драмы: например, мама — агрессор, которая критикует дочку, а папа — спасатель, которому можно пожаловаться. Или папа — агрессор, мама — жертва, а ребенок всеми силами пытается их примирить. 

 

История 

Рассказывает Настя. Настя — одна из выпускниц нашего курса. Она рассказала нам о своем пути выхода из треугольника драмы в семье. 

У меня в семье, где папа пьет уже очень много лет, сложился треугольник Карпмана, и долгое время я этого не осознавала. Где-то год назад уяснила, что происходит. Но до прохождения практического курса все равно не знала, что с этим делать. 

Возник очередной конфликт в семье, где папа — алкоголик. В конфликт были вовлечены мама (жертва), папа (агрессор) и я (спасатель). Пришла мама с очередным рассказом о том, как ей плохо. Мне предстояло выслушать ее, как обычно, спросить, нужна ли ей помощь, и, если да, дать совет, который будет раскритикован и отвергнут. Сделала все как обычно, но в тот момент прислушалась к себе и поняла, что мне грустно от того, что родители в принципе играют в эту игру. И рассказала маме про треугольник, потом еще выслала ссылку на выпуск подкаста и статью про него. 

В ответ на это я ожидала какой угодно реакции, скорее плохой, но мама сказала: «Спасибо за информацию, надо распечатать, и папе дам почитать». Я понимаю, что, возможно, это не сделает ситуацию в семье лучше, но по крайней мере теперь понимание паттерна есть у всех участников истории. 

Я ощутила радость от того, что меня услышали и поняли. Я убедилась, что, даже когда модель поведения расписана и закреплена многолетней привычкой, аутентичное общение может менять ситуацию. 

 

Рассказывает Анастасия. Когда я начала встречаться с партнером, он часто и подолгу рассказывал о сложных отношениях со своей бывшей, матерью его детей. Больше полугода я терпеливо выслушивала, старалась помочь советом или вниманием, хотя темы эти были мне неприятны. 

Сейчас, оглядываясь назад, вижу, что угодила тогда в треугольник Карпмана. Мой жалующийся партнер играл роль жертвы, я была спасателем, а бывшая жена — агрессором. Часто эти роли менялись, и вот уже я злилась на его бывшую, а он защищал ее как спасатель. 

В какой-то момент таких разговоров стало слишком много. Я поняла, что это неконструктивно и пора с этим что-то делать. 

Во-первых, я поговорила с партнером о границах. Сначала сказала ему, что он много говорит о своей бывшей и что мне это неприятно. На уровне фактов, без обвинений рассказала ему, сколько раз я слышала его истории за последнюю неделю. Он очень удивился и признал, что действительно говорит о ней много, не отдавая себе в этом отчета. 

Я рассказала ему о моей потребности чувствовать себя в безопасности, о том, как на меня влияют его рассказы о бывшей. Я попросила его реже рассказывать мне о прошлых отношениях и спрашивать, готова ли я его выслушать. Партнер сначала немного обиделся. В итоге мы много говорили о моих потребностях и ценностях, которые стоят за этой просьбой, а также про его потребности и ценности, которые скрываются за желанием рассказывать мне о его личной жизни во всех деталях. 

 

В конце концов мы поняли, как по-другому удовлетворять его потребности — например, партнер согласился рассказывать о переживаниях насчет прошлых отношений своим близким друзьям, а не мне. Он поставил себя на мое место и согласился, что ему тоже было бы неприятно в аналогичной ситуации. 

Но самое главное — это то, что я наконец-то заметила треугольник драмы. Я рассказала партнеру об этом и подчеркнула, что не вижу в драме ничего конструктивного и что так общаться я не хочу. С тех пор я тщательно слежу за попытками драматизировать со стороны партнера или моих друзей и стараюсь больше не ловиться. Вместо этого я слушаю, не вовлекаясь эмоционально, либо задаю вопросы про конкретные шаги, с помощью которых можно решить проблему. 

Я вижу, что моя задача состояла в том, чтобы сохранить доверительные, уважительные и эмпатичные отношения с партнером, и строить их дальше на солидной базе. Мне важно быть в хороших отношениях с его детьми и, если получится, с их мамой. 

Доверие между мной и партнером только укрепилось. Мы поделились друг с другом сокровенным и рады, что получилось пройти через сложные разговоры и только улучшить наши отношения. Более того, теперь мы оба ощущаем свободу говорить о наших потребностях и обсуждать сложные ситуации. 

Что важно знать

  1. Треугольник драмы — распространенная модель взаимодействия между людьми. Он предполагает три роли: жертва, преследователь и спасатель.
  2. Это динамическая модель, и ее участники постоянно меняются ролями. Жертва может стать преследователем, а изначальный преследователь — жертвой. Спасатель также может выступить в роли жертвы или преследователя.
  3. Драма не привносит в коммуникацию ничего конструктивного и постепенно разрушает отношения.
  4. Единственный способ избавиться от драмы в своей жизни — выйти из треугольника и перестать играть какую-либо из его ролей, то есть осознать происходящее и пригласить собеседника к конструктивному диалогу.
  5. Выход из треугольника драмы может привести к кризису в отношениях, если один из участников хочет продолжать игру. Если это происходит — необходимо поговорить открыто и попытаться разобраться с тем, что будет дальше.
  6. Прямо формулируйте, что именно вам нужно от собеседника. Например, чтобы вас выслушали или дали совет.
  7. Если вы замечаете, что собеседник играет одну из ролей, можно поговорить начистоту и поделиться своими наблюдениями, узнать о его потребностях и о том, как можно ему помочь.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+