К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Самое главное — это еда»: во сколько обходится содержание и образование детей

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Форма, новая сменная обувь, портфель, канцтовары, медосмотр — сентябрь вполне может конкурировать с Новым годом по объему трат из семейного бюджета. С растущим темпом инфляции и снижением доходов начинает казаться, что родительство, тем более многодетное — привилегия для обеспеченных людей. Forbes Life выяснил, как меняется семейная система и экономика с появлением детей

С появлением возможности планировать детей у людей возникает и страх: «А хватит ли нам денег, чтобы его содержать?» Кажется, что дети — это очень дорого, потому что сперва родителей ждут большие траты на уход за младенцем, затем — вся система основного и дополнительного образования. А еще врачи, страховки и сломанные велосипеды. Эти страхи выражаются и в цифрах: по сообщению Росстата, в первом полугодии 2022 года рождаемость в России сократилась на 6,3%.

Женщина, решившая рожать ребенка, может рассчитывать на 140 дней полностью оплачиваемого отпуска. Однако у суммы, которую работодатель выплачивает ей единовременно после подачи заявления, есть ограничение: в 2022 году она не превышает 360 164 рублей. В отпуск по уходу за ребенком до достижения им 1,5 лет может уйти уже не только мать, но и отец, другие родственники или опекун ребенка — в любом случае выплата составит 40% от среднего заработка и не будет превышать 32 828 рублей в месяц. В 2021 году 36% россиян тратили на одного ребенка от 5000 до 10 000  в месяц, у 8% на это уходило от 20 000 до 50 000, и только 1% опрошенных указал сумму от 50 000. При этом большинство уверено, что дороже всего обходятся подростки от 15 лет, затем идут дети от 10 до 14, а младенцы и младшие школьники оказались наименее затратными. 

Цены на государственные образовательные учреждения в целом подтверждают это. Детские сады в зависимости от региона обходятся родителям от 2000 до 4000 рублей в месяц, при этом стоимость частных может достигать и 200 000, особенно если в них изучают несколько иностранных языков. Среднее образование в России по закону бесплатное для всех, однако с семи лет у детей добавляются кружки, спортивные секции и другие активности. В  2021 году средние траты жителей России на образование детей составляли 22% от общего бюджета, и больше половины людей хотели бы тратить на него еще больше.

 

Чтобы выяснить, как на деле создается экономика большой семьи, почему она меняется с появлением каждого нового ребенка и как на семейный бюджет влияют кризисы, Forbes Life поговорил с родителями, у которых разное количество детей — от одного до шести.  

Ежемесячные траты

Эдуард Гуринович, серийный предприниматель и инвестор, в 2019 году вошел в Forbes 30 under 30, отец дочери Нелли (4 года):

Наши затраты с появлением ребенка выросли на 20%, и, я думаю, что это плюс-минус то соотношение, к которому должны готовиться будущие родители, хотя все зависит от абсолютных сумм и потребностей. Конечно, некоторые вещи сосчитать легче, например, ваш чек в ресторане теперь точно будет не на двоих, а на троих, но общая доля расходов на медицину, на быт, на уход, на няню, на кружки вырастет примерно на такой процент. 

Эдуард Гуринович (Фото Василий Иванов·kazanfirst.ru)

Ольга Барабанова, основательница компании Kinesis, мама дочери Маши (13 лет) и сына Сени (10 лет):

Если мы говорим про какие-то ежемесячные бытовые траты, то это порядка 40-50% на двоих детей. Мы часто шутим с подругами, на что же тратят деньги бездетные люди? Большая часть бюджета — это образование, какие-то развлечения, одежда (потому что подростки уже хотят покупать что-то классное, а подростки-мальчики умеют из нее быстро вырастать и портить ее). Мне кажется, у нас есть отдельная строка в Excel, в которой перечислены затраты на то, что сын успел порвать, потерять, испачкать краской. Также с детьми бывает много экстренных ситуаций, и, конечно, сильно возрастают затраты на путешествия всей семьей.

 

На самом деле, мы никогда не выделяем определенный бюджет на содержание ребенка. Зато очень часто повторяем, что дети — это наш высший приоритет. Звучит пафосно, но, например, вчера я отвела ребенка в школу, через два часа у него там заболел живот, и мне нужно было ехать, его забирать. Решая между тем, делать ли презентацию для инвестора или ехать за ним, я выбрала второе. Потому что дети для меня важнее всего. Поэтому сначала я трачу деньги на детей, а потом — на все остальное. 

Ольга Пинскер, директор благотворительного фонда «Адреса милосердия», мама шестерых детей — двух сыновей Ильи и Миши (29 и 10 лет) и четырех дочерей Маши, Софьи, Александры и Агнии (25, 23, 18 и 9 лет соответственно):

Когда мой первый муж был жив, он нас полностью обеспечивал, поэтому мы никогда ни в чем себе не отказывали, но потом папы не стало, и мне пришлось научиться выживать. Сейчас я не разделяю бюджет на статьи расхода и лишь понимаю, хватает нам или не хватает. Если зарплаты, пенсий по потере кормильца на двоих младших, социальных выплат в этом месяце достаточно и чуть-чуть остается, то значит, мы можем позволить себе немножко отложить на спортивный лагерь или на подарки детям, потому что на этом я не экономлю. Если я понимаю, что мне не хватает, я обращаюсь в соцслужбу и спрашиваю, а все ли выплаты у меня оформлены, и может выясниться, что я не принесла какую-то справку и мне прекратили приходить какие-то пособия. 

Ольга Пинскер, директор благотворительного фонда «Адреса милосердия» (Фото VK)

Мы не ездим за границу, не ездим на море. Я еще и умудряюсь помогать старшим детям, потому что сын после 24 февраля уехал в Сербию, а дочь — в Грузию.  Ненужные вещи мы стараемся выставить на «Авито», с радостью беремся за любую подработку, потому что даже 1000 рублей — не лишняя. Если мне нужна помощь, я просто прошу друзей и говорю: «Девчонки, у кого есть кроссовки такого-то размера, у кого есть штаны синие?» Точно так же и я сама помогаю другим семьям.

А еще в периоды «жесткой экономии» мы начинаем следить за корзиной покупок и убираем весь пищевой мусор вроде чипсов, газировки, глупых пудингов. Выбираем более простую и здоровую еду — и получается экономия в 25-50%.

 

На что стоит потратить деньги

Ольга Зиновьева, создательница сервиса Elementaree, мама дочери Кати (6 лет) и сына Коли (3 года):

Я осознала важность логистики еще в бизнес-школе. До этого я всю жизнь ездила утром и вечером по 1,5 часа до школы, до института, еще куда-нибудь. Но после того как я пожила в Гарварде, походив 15 минут максимум пешком до тех мест, которые мне нужны, я поняла, насколько это ценно. Потом, когда я переехала в Москву, мы всегда снимали квартиру рядом с теми местами, которые были нужны. И когда у нас появилась дочь, мы решили, что хорошо бы иметь квартиру где-то, где в шаговой или велосипедной доступности есть необходимый минимум мест, куда детей можно быстро водить. 

Сейчас дочь ходит в подготовительную группу школы, в художественную школу, на танцы, на робототехнику, и мы целенаправленно выбираем все «на районе». Мне кажется, очень важно выбрать такое место для жизни, которое будет тебя устраивать и даже не только разными кружками, а в целом ощущением вокруг, когда ты выходишь из подъезда.  

Ольга Зиновьева, создательница сервиса Elementaree (Фото DR)

Если же говорить про бытовые вещи, то, на мой взгляд, самое нужное — это памперсы. Это единственное достижение прогресса, без которого было бы реально тяжело. Поэтому со вторым ребенком — а когда он родился, как раз случилась пандемия, — я их закупила на год вперед, что стало отличной инвестицией.

Эдуард Гуринович: Около полутора лет у нас работает няня, и я часто думаю, что мы могли бы взять ее раньше. Наши родители живут в другом городе, поэтому няня — это единственная реальная возможность в будние дни дать моей жене столько свободного времени без ребенка, сколько ей нужно. В выходные мы с ней можем подменить друг друга, и я легко уезжаю с дочкой гулять в парк на полдня, но в рабочие дни я дольше буду добираться от офиса до дома и обратно, если нужно ее куда-то отвезти или забрать. Конечно, няня — это не панацея, и будущие родители должны понимать, что в первую очередь в ребенка вкладывают не деньги, а собственное время. Нельзя окружить ребенка пусть даже пятью нянями, которыми постоянно будут с ним, и думать, что все схвачено. 

 

Ольга Барабанова: Я умею хорошо экономить, если нужно, и прекрасно готовлю 40 рецептов из гречки, но мне очень важно, чтобы у школы были те же ценности, что и у меня. Именно поэтому мои дети никогда не ходили в государственную школу. Это всегда были маленькие, семейные школы, а не гиганты с огромным ценником. Также это всегда было образование по финской модели, поэтому я никогда не тратила деньги на учебники и школьную форму. Дети ходили в любимой одежде и с шоппером вместо рюкзака, если хотели. Зато у них много велосипедов, самокатов, сейчас купили им балансборд — на активном образе жизни я тоже никогда не экономлю. 

Ольга Пинскер: Самое главное — это еда, а потом образование, кружки. Старшим детям я никогда не отказывала в просьбе оплатить курсы, чтобы они могли поступить именно туда, куда хотят поступить. И сама учусь до сих пор, потому что образование — это очень важная вещь и инвестиция в будущее. Дети ходят в платные кружки, потому что я вижу разницу в качестве занятий по сравнению с бесплатными секциями, но везде я стараюсь просить скидку как многодетная. Мне и самой нравится заниматься вместе с ними, поэтому теперь я тоже хожу на кунг-фу.

На что точно можно НЕ тратить деньги 

Эдуард Гуринович: Мне кажется, раньше было распространено мнение, что с рождением ребенка ты обязательно должен купить себе машину с большим багажником. Мы живем в Москве, и точно могу сказать, что здесь это совсем не так. Мы отлично обходимся такси с детским тарифом, а если нужно уехать на выходные, берем машину в аренду на несколько дней — сейчас есть и такие сервисы, ставим собственное автокресло и едем куда захотим. Даже если сложить все эти траты, они точно не сравнятся с тем, сколько будет стоить купить машину и обслуживать ее.

Ольга Барабанова: Когда у нас родилась Маша, мы покупали очень много всего — и модные дорогие коляски, и брендовую одежду размером на 6-9 месяцев. Тогда для меня это было очень важно, а сейчас я понимаю, что лучше бы я отложила эти деньги на психотерапевта, вино и антидепрессанты. То есть на что-то, что позволит мне продержаться в их подростковом возрасте, потому что младенцу абсолютно все равно, в каких рюшках лежать в коляске и в кроватке. 

Ольга Барабанова, основательницей компании Kinesis (Фото Ивана Кайдаша для Forbes Woman)

Ольга Зиновьева: Рынок детский вещей очень большой, и когда начинающий родитель смотрит рекламу, ему кажется, что ему все это надо. На мой взгляд, идея закупить все заранее приводит к тому, что в вашей квартире копится огромное количество ненужных вещей. Самый распространенный случай — купили кроватку, а ребенок первые два года спал с родителями. Купили три коляске, а в итоге носили в переноске. Еще один пример — детская аптечка. Моя, мне кажется, просто целиком пошла в мусорку через два-три года, потому что я из нее использовала только жаропонижающее. 

 

Детскими покупками, особенно с первым ребенком, чаще всего движет страх и желание все предусмотреть, но это, к сожалению, невозможно. Поэтому гораздо эффективнее попробовать побыть с младенцем, понять, что реально нужно, и, исходя из этого, уже покупать вещи. Чем больше их вокруг, тем больше на них тратится времени и тем меньше его остается на контакт с ребенком. На мой взгляд, чем меньше детских вещей, тем лучше.

Ольга Пинскер: Не считаю важным покупать новые вещи и технику. Все это можно найти или бесплатно, или очень недорого в благотворительных магазинах или на «Авито» и «Юле». 

Как меняется работа с рождением ребенка 

Эдуард Гуринович: Когда дочь только родилась, я пыталась быть таким суперменом, который может делать несколько дел одновременно: одной рукой говорить по телефону, другой — играть или листать книжку. Но потом я осознал, что дочь не понимает, почему я не уделяю ей 100% своего внимания, возможно, она даже чувствует, что ею пренебрегают. С тех пор я стараюсь убирать телефон как можно дальше, иногда даже в другую комнату, когда играю с ней. Я уверен, что за полчаса, особенно если у вас собственный бизнес, не может произойти ничего, что не могло бы подождать. После того как мы поиграем, я уже могу заняться делами, попросить жену подменить меня, чтобы уйти в другую комнату и там уже сосредоточиться на работе. 

Еще я перестал назначать рабочие встречи на выходные. Раньше я легко мог отъехать на пару часов в субботу или воскресенье, пока жена занималась своими делами, но сейчас это неприкосновенное время, на которое у меня табу. По тем же причинам я стараюсь не уезжать из дома по будням раньше 10.30-11 утра. Дочь просыпается около восьми, будит нас, мы вместе едим, проводим время всей семьей. Рабочие завтраки как формат встречи почти исчезли из моего расписания. 

Ольга Барабанова: У нас вообще изменилось все с рождением детей. Когда родилась Маша, я поняла, что больше не смогу работать в светской хронике с ее ночными тусовками и прокуренными комнатами. Тогда мы с мужем придумали бренд Fetro — фетровые чехлы для айфонов и макбуков. Мы таскали Машку с собой везде: я работала, а другой ногой качала ее. Я помню, на одной из встреч в «Республике», я ее тогда кормила, делала презентацию и по моей майке лилось молоко. Но это не мешало мне продолжать. 

 

Если бы не дети, у нас никогда бы не появился ни «Лисапед», ни Kinesis. Дети — это очень крутая мотивация для работы, и есть исследования, доказывающие, что самый большой рывок в карьере делают именно люди с детьми от 3 до 13. И по опыту найма сотрудников я знаю, что родители в большинстве случаев работают эффективнее. Они сконцентрированы на результате, а не на процессе, потому что дети хорошо учат людей ценить время, деньги и быть в моменте. Никто ведь не знает, когда он закончится.

Ольга Зиновьева: Когда появились дети, я стала по-другому ценить свой труд. Раньше я могла работать и без зарплаты, но с рождением первого ребенка поняла, что мне нужно ежемесячная компенсация. У меня в целом появился курс на то, чтобы компания стала более стабильной без каких-то непредвиденных ситуаций. Наверное, можно сказать, что мой бизнес теперь менее рисковый.

На самом деле, это такой двусторонний процесс. Я помню, у нас была идея отдать Катю в какой-то ансамбль на Сретенке, который нам все рекомендовали, но мы прикинули, сколько времени и ресурсов уйдет на дорогу, и оставили эту идею. В бизнесе тоже есть много вещей, которые кажутся привлекательными и классными, но, к сожалению, не все нужно делать. Не на все есть ресурс, и не всегда они принесут ту выгоду, которая оправдает затраты.

Правда ли, что иметь детей — очень дорого 

Ольга Барабанова: Есть такая популярная позиция «дети не должны делать детей», но я с ней категорически не согласна. Мои подруги, родившие в 40 лет, сталкиваются с теми же трудностями, но без огромного плюса, который называется «молодость все простит». Когда тебе 20 лет, ты можешь полночи качать ребенка и утром как ни в чем не бывало работать, а когда тебе под 40 и ты поспал меньше положенных восьми часов, ты полдня ходишь разбитым и гуглишь, что нужно добавлять в кофе из активных жиров, чтобы мозг сфокусировался на презентации. 

Безусловно, я не верю в идею в духе «дал Бог зайку, даст Бог и лужайку», но при этом я понимаю, что младенцы при спокойном, естественном подходе не требуют колоссальных инвестиций. Здесь важно понимать, что это не спринт, а марафон. Конечно, родительство — это довольно большие вложения, но, мне кажется, они окупаются. Мои дети «придумали» мне «Лисапед», мои дети «придумали» мне Kinesis, они придумали мне дело, которое каждый день меня радуют. Я всегда мечтала, чтобы то, что я делаю, вызывало у меня радость. И благодаря ним у меня это есть.

 

Ольга Зиновьева: Многие люди рожают детей, когда у них мало денег. Вообще гораздо больше людей рождается в странах, где у людей мало денег. Если мы говорим про модели образования, то, на мой взгляд, в России — по крайней мере в крупных городах — очень высокое качество услуг для детей в соотношении с их стоимостью.  Мне кажется, все зависит от умения расставить приоритеты, и они максимально окупятся — в навыках, удовольствии или любом другом важном для вас параметре. 

Не нужно пытаться оплатить и охватить 10 занятий, лучше выбрать поменьше и то, что вам по силам. И семье, и ребенку должно быть комфортно, а не так, что все убиваются, чтобы его куда-то отвезти или отдать. Основная задача — чтобы все выжили.

Ольга Пинскер: Если мы слишком много думаем головой, то вообще все дорого и невозможно решиться рожать детей до 60 лет, но это уже поздно. Я верующий человек, поэтому, мне кажется, когда складывается ситуация, что в семье должен появиться ребенок, вселенная начинает помогать. Это не значит, что я безответственная: у родителей есть девять месяцев, чтобы все продумать, достать приданое малышу, мебель. Все это можно либо купить за небольшие деньги, либо кинуть клич по родственникам. Наверняка, у кого-то недавно выросли дети и они все с радостью отдадут, потому что обычно вещи просто забивают полки в шкафах. Чаще всего человек счастлив, что он кому-то это передал, сделал доброе дело и освободил место. 

Если утрировать, то да — все дорого. Коляска, похожая на спортивный автомобиль, будет стоить как машина. Но зачем сходить с ума? Ребенок счастлив в любой коляске, лишь бы она была безопасна. Памперсы, бутылочки мамы активно друг другу отдают или продают просто за гроши. Одежду продают пакетами за маленькие деньги. Не надо преувеличивать страхи, но и не надо быть безответственным. 

.

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+