К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

«Буду работать официанткой, но не вернусь»: как курс рубля влияет на жизнь релокантов

Фото Esther Lin / Unsplash
Фото Esther Lin / Unsplash
С весны рубль неуклонно продолжает падение. Особенно остро колебания курса валют ощущают российские эмигранты в разных странах мира, продолжающие зарабатывать в рублях. Forbes Life узнал, как это повлияло на их образ жизни

«Не нужно спрашивать, дорого ли в Тбилиси. Для тех, кто получает в рублях, сейчас везде дорого», — пишет комментатор в телеграм-чате «Релокейти». Это одно из крупнейших онлайн-комьюнити для русскоязычных релокантов: сейчас в нем 11 000 участников, и большинство согласны с тем, что жить на доход из России становится проблематично. Но найти работу за рубежом удается далеко не всем. Нужен определенный правовой статус, документы, наконец свободное знание языка и психологическая готовность не только адаптироваться к реалиям новой страны, но и быстро встраиваться в незнакомую рабочую среду. 

Точное число людей, уехавших из России, неизвестно, но основной отток пришелся на 2022 год. По данным платформы «Наймикс», одного из крупнейших сервисов для самозанятых, в 2022 году на площадке зарегистрировались 25 559 русскоязычных исполнителей из других стран — для сравнения, в 2021 году этот показатель составил 9908 человек. «Год назад мы тут были как короли со своими русскими зарплатами. Потом все стало сложнее», — рассказывает Олег Бабкин, репетитор по истории и обществознанию для ЕГЭ и ОГЭ, живущий в Белграде. То, что в 2022 году, когда около полугода рубль удерживал высокие позиции, жить было проще, подтверждают большинство релокантов. «Время было хорошее, летом прошлого года мы все были очень расслаблены, — рассказывает Анна Змановская, редактор из Тбилиси. — Еще и шутили, что богатеем с каждым месяцем, когда рубль все укреплялся и укреплялся. Но потом из-за курсового скачка я обеднела в 1,5 раза, делая одну и ту же работу». Сейчас, когда доллар стоит более 90 рублей, а евро — более 100 рублей, релокантам приходится принимать самые разные решения. 

Новый образ жизни

«За последний год моя жизнь кардинально изменилась, — рассказывает Мария Чеснокова, секс-блогерша и организатор чувственных вечеринок, живущая в Лиссабоне. — В Москве я могла позволить себе квартиру в центре, частную школу для дочери, классную медицину, частые путешествия. В Лиссабоне с текущим курсом денег, которые я зарабатываю, хватает только на базовые ежемесячные траты. Это комната, где я живу с ребенком (мы делим квартиру с друзьями), коммунальные платежи, проездной на метро, психолог для меня и для дочери, онлайн-занятия для нее. Готовлю я дома. Доход в рублях, безусловно, добавляет очень высокий уровень тревожности каждый день».

 

Анна Змановская, редактор из Тбилиси, тоже ощутила снижение качества жизни из-за колебаний курса: ее зарплата 70 000 рублей, которая в 2022 году составляла около 3000 лари, в 2023-м превратилась в 2000 лари. «На эту сумму в Тбилиси жить практически невозможно, — объясняет Змановская. — Кроме того, прошлым летом, когда курс был хорошим, я купила здесь квартиру — шла к этому давно, еще до 2022 года. В результате я оказалась в рублевых долгах, и стало понятно, что если оставить все как есть, мои доходы не покроют мои базовые расходы».

Психолог Мария Бочарова, переехавшая в Израиль, рассказывает, что контраст цен в Тель-Авиве и Москве был очевиден и до падения рубля, а сейчас стал просто-таки вопиющим: «В России наш доход можно было назвать высоким. Я постоянно ездила на такси, ела в ресторанах. В Израиле с текущим курсом такси стоит в 3-4 раза больше, чем в Москве, и не только оно. Экономить приходится еще и потому, что закономерно выросли другие расходы. В первую очередь — медицинские: страховка, прививки нашей собаки. На выбор квартиры тоже повлиял курс рубля. Я практически отказалась от культурной жизни и занимаюсь спортом бесплатно, на открытых площадках, — спортзал себе позволить не могу. Сейчас мы покрываем основные траты из зарплаты мужа в местной валюте, а российские деньги стараемся оставлять для рублевых расходов, например, моего дополнительного обучения». 

 

Яна Макарочкина, PR-директор Life Pay, говорит, что пока «сильно затягивать пояс» не приходится, но тратить с умом — да: «Сравнивая момент моего приезда в Казахстан в октябре (когда курс составлял примерно 1 рубль к 8 тенге) и сейчас (когда соотношение стало 1 к 4), конечно, от каких-то покупок либо отказываешься, либо сильно задумываешься о приобретении, но это скорее связано с импульсивными тратами».

По мнению Татьяны Михиной, фотографа и художника-аниматора в Барселоне, невыгодный курс рубля побуждает не столько жестко экономить, сколько переставать жить как турист (что делают все на первых порах релокации) и постепенно становиться местным жителем. «Поначалу деньги у всех улетают подчистую — не экономишь. До недавнего времени я поступала так же, снимала краткосрочно апартаменты в красивых и модных локациях. А с осени, скорее всего, сниму более бюджетную квартиру в пригороде Барселоны», — говорит она. 

Репетитор из Белграда Олег Бабкин и его семья в последнее время в связи с падением рубля тоже придерживаются стратегии «жить как местные»: поменьше ходить в кафе и развлекаться вне дома, путешествовать по Сербии, а не по Европе. Некоторые релоканты проявили максимальную дальновидность: например, Артем Тихонов, командный коуч в IT и digital-сфере, еще перед переездом в Черногорию заложил в месячный бюджет для жизни семьи определенный люфт на возможные колебания курса: от 20 000 до 40 000 рублей.

 

Новые возможности

У релокантов, вынужденных экономить из-за падения рубля, два основных пути: увеличивать доход из России или искать валютный. Или делать и то, и то одновременно. «Я ищу разные способы дополнительно зарабатывать, — комментирует Андрей Ануфриенко, UX-дизайнер из Краснодара, переехавший в Буэнос-Айрес с женой и тремя детьми. — Конечно, в приоритете долларовые подработки, но и рублевые тоже беру, потому что лишних денег не бывает». Это частные заказы на разработку различных интерфейсов и продажи изображений на Adobe Stock. По мнению Андрея, для подстраховки лучше, чтобы доходы шли из разных мест. При этом в Аргентине смысла искать работу нет: экономика очень нестабильная, инфляция увеличивается в геометрической прогрессии. «Конечно, от рублей надо так или иначе отвязываться. Но чтобы полностью перейти на зарплату в долларах, нужно усиленно подтягивать английский, а это куча времени, которого сейчас нет. Если курс совсем улетит в небеса, попробую поднять вопрос о переводе моей основной зарплаты в валюту», — говорит он.

Коуч Артем Тихонов получает фиксированную рублевую зарплату в студии визуализации, где работает в качестве внутреннего бизнес-коуча, и считает это важной «страховкой от нестабильности». А также работает с командами и физическими лицами по всему миру. Но заработок в евро тоже считает необходимым: для этого Тихонов планирует активнее искать клиентов в разных странах, преимущественно среди русскоязычных релокантов в Европе — запрос на коучинг у них очень высок. «Цели совсем отойти от дохода в рублях у меня нет, так как есть финансовые обязательства в России, — объясняет Тихонов. — Но считаю разумным иметь параллельный заработок в евро для комфортной жизни в Черногории». 

Секс-блогерша и организатор вечеринок Мария Чеснокова пока работает преимущественно с Россией, ее доход — это прибыль от дейтинг-клуба «Поцелуйный бар» и ивентов Nazlo Mame, а также рекламные размещения в блоге, которые в последнее время увеличились. «Мой новый проект, клуб знакомств, запустился только в прошлом году, и мне важно качественно его развить в России, посмотреть, как он будет работать, а уже потом масштабировать и переносить в другие страны. Это абсолютно реально: запрос на интересный дейтинг есть в любом городе мира. Безусловно, мне хочется устраивать вечеринки и в Лиссабоне, но на гипотезах это делать не стоит. Одновременно с работой на Москву я постепенно анализирую и тестирую местный рынок подобных развлечений», — рассказывает Чеснокова. По ее мнению, лучший способ не волноваться из-за повышения курса рубля — иметь доход от разных проектов и постепенно выходить на европейский рынок. Для подстраховки Мария решила развиваться еще в одном направлении: сейчас она проходит обучение на секс-терапевта. Плана искать работу в Португалии нет: «Я не знаю на достаточном уровне английский язык, уровень зарплат здесь низкий, а кроме того, у меня специфическая профессия. Как я применю на обычной работе свои знания секс-блогерки и организаторки вечеринок?»

Кто-то из релокантов готов полностью проститься с рублевым доходом. Так, Олег Бабкин открыл в Белграде зал для занятий единоборствами Medvedgymbgd и ведет тренировки и для российских эмигрантов, и для сербов — с оплатой в динарах и евро. Это позволяет ему постепенно отказываться от репетиторства «на Россию». Но такие возможности есть не у всех. Анна Змановская для того, чтобы поддерживать комфортный уровень жизни в Тбилиси, нашла вторую удаленную работу редактором: «Нужно смотреть правде в глаза: я не дизайнер и не айтишник. Моя работа связана с языком, буквами, смыслами, и поэтому зарабатывать в валюте, оставаясь в рамках своей профессии, я вряд ли когда-либо смогу».

Обратные процессы

По мнению многих релокантов, падение рубля — не повод задумываться о переезде обратно в Россию. «Возвращаться я не собираюсь, я только что все это затеяла, — рассказывает фотограф Татьяна Михина. — Курс очень болезненно сказался на моей зарплате, я понимала, что мое качество жизни урежется на треть, а то и больше. Но я в выгодной ситуации, потому что свободна, без семьи. Кроме того, я знаю, что на другой чаше весов — море, прекрасная Барселона, возможность развиваться и в перспективе выставлять свои работы в местных галереях». 

 

UX-дизайнер Андрей Ануфриенко планирует в ближайшие годы остаться в Аргентине, а уже потом решать, что делать дальше. Возможно, уехать в США, но вероятность возвращения в Россию он тоже не исключает — все будет зависеть от обстановки в стране. Репетитор Олег Бабкин называет Сербию конечным пунктом назначения для своей семьи — в том числе потому, что они купили в Белграде квартиру и работают над получением гражданства. 

«Теоретически мне хотелось бы вернуться в Россию, но не из-за изменений курса, а потому, что мне просто нравится жить в Москве, — комментирует PR-директор Life Pay Яна Макарочкина. — Пока четких планов нет — адаптируюсь к действительности, сохраняю подушку безопасности и вкладываю силы в учебу. В будущем вижу себя международным специалистом, который может работать из любой страны мира». 

По мнению коуча Артема Тихонова, последний год показал, что нужно быть готовым ко всему и максимально гибким, не задавать себе определенные рамки развития. Он не исключает, что при каких-то условиях вернется с семьей в Россию, но пока самое очевидное — наращивать доход в евро, что позволит остаться в Черногории.

Редактор Анна Змановская настроена категорично: «Мысли вернуться в Россию, конечно же, нет, хотя я приезжаю туда и буду продолжать это делать. Конечно, психологически тяжело, когда ты много работаешь, получаешь фиксированную зарплату в рублях, а в валюте все время разную сумму. Но сегодня курс один, завтра другой, повлиять на это я никак не могу, а значит, и тратить нервы не стоит. Даже если представить какой-то максимально кризисный сценарий, я лучше пойду работать официанткой и заработаю себе на еду, на проживание. Зачем мне возвращаться в Россию? Мне в Россию не надо». 

 

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+