К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Уйти нельзя остаться: что происходит на российском рынке M&A

Фото Jan Woitas / Getty Images
Фото Jan Woitas / Getty Images
С февраля на рынке M&A в России наблюдается беспрецедентный всплеск: зарубежные компании покидают страну и выставляют российские активы на продажу. Однако закрытых сделок не так уж много. Свои коррективы внесли государственное регулирование, наплыв покупателей и неожиданно острая конкуренция за активы, объясняет директор инвестбанка Aspring Capital Анна Аралова

С конца февраля уже больше 1000 иностранных компаний заявили об остановке бизнеса в России. В марте, когда процесс исхода западного бизнеса из страны только начинался, казалось, что иностранцы будут продавать бизнес с огромными дисконтами — лишь бы скорее уйти. Рынок прогнозировал цены около нуля и молниеносные сделки. Кроме того, казалось, что возникнет ажиотажный спрос со стороны дружественных иностранцев — арабских, азиатских и индийских инвесторов. Но все случилось наоборот. 

Как иностранцы продавали компании 

Панические продажи по низким ценам все-таки были — но только в самом начале, в марте-апреле. Покупатели были готовы отказаться от due dilligence и гарантий со стороны продавцов. При этом все риски закладывались в цены — оценка в 1-2х EBITDA считалась нормой. 

Паника была и среди отдельных покупателей. В практике компании было два случая, когда россияне пытались обменять зарубежные активы, которые могли попасть под санкции, на российский бизнес иностранцев (эти сложные сделки так и не закрыты). В то время люди не понимали, с какой скоростью и интенсивностью будут вводиться санкции, и пытались действовать на опережение. 

 

Однако постепенно рынок успокоился. Более того, на нем оказалось очень много покупателей с крупными чеками. За иностранные активы развернулась борьба — продавать кому угодно по какой угодно цене стало необязательно, в среднем оценки поднялись до 4-5х EBITDA. 

Некоторые иностранцы нашли выход, продав бизнес менеджерам своих компаний. Из 82 сделок с иностранцами за первое полугодие 27 — это MBO (Management Buyout). Однако, учитывая, что в феврале ставка выросла до 20% и деньги стали сверхдорогими, вряд ли менеджеры привлекали средства на сделки под такие проценты. Многие из подобных сделок вполне могут предполагать возможность обратного выкупа, а потому их можно считать скорее квазипродажей.

Летом стала очевидна еще одна особенность продаж иностранных активов: время закрытия сделок серьезно выросло из-за государственного регулирования. С марта все сделки, в которых одна сторона — нерезидент, должны проходить через правительственную комиссию. Очередь туда составляет уже три-четыре месяца. Кроме того, комиссия может урезать цену актива вдвое, как это случилось с канадской Kinross Gold, которая после рассмотрения сделки в правительстве продала свой российский бизнес компании Highland Gold за $340 млн вместо изначально планировавшихся $680 млн.

Кто продает и кто покупает

Кто же главные покупатели на постфевральском рынке? Вопреки ожиданиям, ажиотажного интереса к активам в России среди «дружественных» иностранцев пока не наблюдается: они смотрят активы, иногда участвуют в переговорах, но почти ничего не берут ввиду низкого аппетита к риску. Исключением стали единичные сделки, например, российский бизнес Reebok перешел турецкому холдингу FLO Retailing, а часть Reserved в России приобрел китайский консорциум. 

Основными покупателями стали россияне. В основном это организации типа family office — семейные фонды, которые управляют бизнесом в интересах богатых россиян. Например, в переговорах по крупным иностранным активам участвуют первые лица российского крупного бизнеса. Богатые россияне, которые попали под санкции, — их капитал оказался заперт в стране, теперь смотрят на сектора, которыми раньше совершенно не интересовались. В качестве примера можно отметить интерес «Интерроса» к Avito.

 

Кроме того, продолжается начавшийся еще в пандемию тренд на активность стратегических инвесторов — крупные компании и корпорации, которые в принципе и так все всегда покупали, продолжают быть активными игроками на рынке M&A. Это VK, МТС, федеральный ретейл и другие. 

Большая часть продавцов на рынке — это иностранный бизнес. Так, 57 из 107 закрытых сделок с 24 февраля по 18 августа — это сделки выхода с российского рынка иностранных компаний, то есть 53% (расчеты Aspring Capital, данные Mergermarket). Также активы продают и россияне — во-первых, вернулись в стадии переговоров внутрироссийские сделки, которые рассматривались в начале года, либо получили второе дыхание за счет ухода иностранного бизнеса. Так, МТС купил сервис бронирования отелей «Броневик». 

Остальные отечественные сделки мотивированы в основном двумя причинами. Либо у них международный бизнес и российская часть стала токсичной. Либо, по нашему опыту обсуждения внутри незакрытых сделок, бизнес был российский, но его продают из-за личных убеждений и уезжают из страны. 

Что покупают и почем

Большая часть покупателей, учитывая высокую конкуренцию, готова платить хорошие деньги за высококлассный устойчивый бизнес. Это касается и стратегов, и новых покупателей с запертым в стране капиталом. Например, крупные российские компании в среднем готовы платить за высококлассные активы, исходя из оценки бизнеса в 4-5 EBITDA. 

Family office интересуются традиционными отраслями (заводы, недвижимость), горнодобывающей промышленностью (в частности, золотом), аграрными историями и в целом всем, что можно назвать manufacturing. Но они готовы покупать и IT, и любой фундаментально сильный бизнес с хорошим cash flow. 

 

Размер «тикета» (нижних значений ценовых порогов сделок) варьируется в зависимости от величины инвестора. При этом практически все покупатели охотятся за крупными историями (от 1-1,5 EBITDA): мелкий бизнес мало кого интересует. 

Но мы видим, что, несмотря на желание и возможности российских покупателей купить все, что «хорошо лежит», стремительной распродажи иностранного бизнеса в России так и не случилось. Пока не сработали ни страх, ни ценник:  более чем из 1000 компаний, которые заявили об уходе, сделки по продаже закрыли меньше 100. Иностранцы либо неспешно ведут переговоры с группой претендентов, либо застряли на стадии согласования в госорганах, либо и вовсе заняли выжидательную позицию. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+