закрыть

«Бедненький российский шоу-бизнес»: сколько стоят шоу, как у Шнура и Дрейка, и как на них зарабатывают

Фото AFP / East News
Новые технологии меняют индустрию развлечений. С помощью лазеров, голограмм и огромных LED-экранов можно сделать многое. Даже вывести на сцену давно умерших звезд

Май 2019 года, четвертый концерт шоу «Песни» на ТНТ. На сцену под первые аккорды композиции Децла «Слезы» выходят рэперы Тимати и Slame. А вскоре к исполнителям присоединяется и сам Децл. Казалось бы, ничего необычного, если бы не один факт: Кирилл Толмацкий (Децл) умер за три месяца до этого выступления. «Воскресить» исполнителя, вызвав бурю эмоций у зрителей, помогли проекционные технологии, которые создали голографическое изображение молодого Толмацкого, танцующего в такт музыке и читающего речитатив.

Децл был не первым артистом, который возродился благодаря технологиям. На калифорнийском музыкальном фестивале Coachella в 2012 году перед залом предстал легендарный рэпер Тупак Шакур — тоже в виде голограммы. В 2018 году в Париже дала концерт виртуальная Мария Каллас, известная оперная певица, умершая в 1977 году. А японская компания Crypton Future Media создала полностью виртуального артиста — анимированную певицу Хацунэ Мику, которая собирает многотысячные стадионы. По оценкам Станислава Брыкова, продюсера и руководителя креативного агентства Agentura, создание персонажа вроде Хацунэ Мику может стоить от 1 млн до 10 млн рублей, но если результат полюбится публике, затраты окупятся с лихвой. Доход разработчиков японской виртуальной звезды уже исчисляется сотнями миллионов долларов. Стоимость голограмм артистов оценить сложнее, говорит Дмитрий Кириллов, сооснователь и президент компании-разработчика VR- и AR-технологий для бизнеса Modum Lab. Только на софт для такого проекта может уйти несколько миллионов рублей, аренда оборудования — мощных проекторов и специальной пленки для трехмерной проекции — стоит в десятки раз дороже.

40 самых успешных звезд России до 40 лет. Рейтинг Forbes

Гораздо чаще технологии используют для создания шоу с элементами дополненной и виртуальной реальности. По словам Кириллова, превратить выступление российской эстрадной звезды в высокотехнологичное шоу можно за несколько миллионов рублей, прибыль разработчиков софта при этом составит 15–30%.

Индустрия развлечений — одна из самых благодатных отраслей для внедрения новых технологий, считает Владислав Шершульский, директор по перспективным технологиям Microsoft в России: «Шоу-бизнес — подвижная индустрия, легко идущая на эксперименты. Сегодня, когда производится большой объем медиаконтента, главная задача исполнителя — даже не понравиться, а просто быть замеченным». Это не праздное желание, а вполне рациональный подход к увеличению кассовых сборов, добавляет Дмитрий Васильков, сооснователь интер­активной платформы для проведения мероприятий WhenSpeak. «В шоу-бизнес технологии пришли недавно, но уже пустили корни. Для этой сферы важнее всего коммерческая составляющая, достигнуть которой можно, только постоянно удерживая зрительский интерес. И новые технологии могут в этом помочь», — говорит Васильков. Сколько можно заработать на жажде зрелищ и что ждет индустрию развлечений в ближайшие годы?

Сила в свете

Лидер группировки «Ленинград» Сергей Шнуров на концертах обычно обходится гитарой и майкой-алкоголичкой — зал в восторге от его выступлений и безо всякого дополнительного антуража. Но последний гастрольный тур группы стал исключением: на сцене рядом с исполнителями выросла виртуальная хрущевка с грязными подъездами и веревкой для белья, на которой развеваются семейные трусы в красный горошек. «Мы использовали хрущевку как собирательный образ России, о которой поет Шнур», — поясняет сооснователь студии интерактивных медиа Sila Sveta Александр Ус (это псевдоним, настоящая фамилия Александра — Усыскин). Именно эта компания подготовила концепцию оформления сцены и видеоконтент для тура «Ленинграда». «Мы планировали сделать полноценное театрализованное действо, декорации, в которых все 20 участников группы могли бы органично взаимодействовать. Хрущевка, рядом детская футбольная площадка, автобусная остановка, осветительные приборы замаскированы под электрические столбы», — с упоением описывает Ус. Но идею отвергли сами артисты. «Им это показалось слишком, и от концепта осталась только половина — и на том спасибо», — добавляет предприниматель. Стоимость проекта Ус не раскрывает, ссылаясь на коммерческую тайну. Сергей Шнуров не ответил на запрос Forbes.

Sila Sveta — один из лидеров на рынке технологических решений в шоу-бизнесе. История компании началась с покупки китайского осветительного прибора стоимостью 700 000 рублей — Александр Ус и его партнер Алексей Розов хотели проецировать изображения на рекламные билборды. Услуга не привлекла рекламодателей, и предприниматели попытались продать прибор. Однако покупателей не нашлось. Тогда Ус и Розов решили доработать его, чтобы зайти на зарождающийся рынок световых шоу. Первый крупный заказ на открытие Останкинской башни принес предпринимателям $50 000, которые, впрочем, быстро ушли на текущие издержки. Чтобы как-то заработать, они арендовали помещение в клубе «Крыша мира», где устраивали световые шоу для посетителей. Перелом произошел в 2010 году, когда к Sila Sveta поступил заказ от правительства Москвы на освещение зданий в честь 65-летия победы в Великой Отечественной войне. С тех пор дела шли в гору: в числе клиентов появились Philip Morris, Центральный детский магазин, ледовое шоу Плющенко, российские звезды эстрады.

За семь лет работы кроме гастрольного тура «Ленинграда» компания успела оформить выступления рэпера Drake, на счету которого две премии Grammy и стадионы фанатов по всему миру, Ивана Дорна, Полины Гагариной и других исполнителей. «Drake — самый хайповый артист в мире, номер один по продажам. Было большой удачей с ним работать», — вспоминает Ус. Для него делали LED-экран, который создавал псевдообъем: зрителям казалось, что у сцены нет пола, а под исполнителем бездонная пропасть. Для шоу Полины Гагариной использовали проекционные сетки, которые создавали эффект изображений, висящих в воздухе. В этом случае совмещали две технологии: лазер стреляет в определенную точку на сцене, там возникает изображение, и тут к работе подключается свет. Синергия разных методов сейчас в моде.

Drake's Tour / Sila Sveta

Полина Гагарина стала знаковым персонажем в судьбе компании: в 2015 году Sila Sveta участвовала в подготовке выступления певицы на Евровидении в Австрии. Тогда с помощью световых технологий решили оживить платье артистки: благодаря проекции оно превращалось в полотно звездного неба. Этот кейс, по словам основателей, не принес им прибыли, но подарил узнаваемость на российском рынке. Глобальный прорыв Sila Sveta совершила в 2017 году, когда оформила презентацию Samsung Galaxy Note 8, которая состоялась в Нью-Йорке. Эта работа и привела впоследствии к компании рэпера Drake.

Точка старта

Организация шоу — только зарождающийся и пока не особенно прибыльный для России бизнес, объясняет Александр Ус. «Российский шоу-бизнес бедненький: рынок не дорос еще, мало стадионов, техники, публика не так активно ходит, — считает предприниматель. — В России мы не можем работать полноценно, иначе мы будем делать шоу себе в убыток». По его словам, чек на организацию одного технологичного шоу для российского артиста средней руки не превышает 7,5 млн рублей — это максимум для кассовых сборов в концертном зале уровня «Крокус Сити Холл». По оценкам Дмитрия Кириллова из Modum Lab, рыночная стоимость технологичных концертов эстрадных звезд начинается от 1 млн и доходит до десятков миллионов рублей. «Все зависит от уровня подрядчика: новички могут организовать неплохое шоу и за несколько сотен тысяч рублей, а ценники крупных студий практически не ограничены», — объясняет Кириллов. Прибыль организаторов, по его оценкам, составляет от 15% до 30% от этой суммы.

Впрочем, в плюс выходишь не всегда, уверяет Ус: «Мы работаем чаще всего в ноль и делаем это просто потому, что нам по кайфу». Тем не менее выручка его ООО «Сила Света», согласно СПАРК, за 2017 год составила 91 млн рублей, чистая прибыль — 8,9 млн рублей (данных за 2018 и 2019 годы в базе нет). Компания занимается не только организацией концертных туров, но еще и создает световые презентации для автомобильных и других люксовых брендов — это приносит ей основной доход.

Такая ситуация типична для этой сферы — на российском рынке пока нет узкоспециализированных компаний, зарабатывающих только на технологиях в шоу-бизнесе, говорит Дмитрий Кириллов: «Сфера прибыльная, но очень сложная. Сами технологии существуют относительно недавно, и как встроить их в бизнес-процессы компаний, не всегда понятно».

Lamborghini Urus / Sila Sveta

Главная причина невысокой рентабельности этого направления — серьезные издержки на организацию шоу. По словам Уса, у каждого технологичного представления есть несколько стандартных статей расходов. Все начинается с разработки концепта шоу. «Слушаешь артиста и придумываешь stage-design. Иногда на это уходит минута, иногда несколько месяцев», — рассказывает основатель Sila Sveta. Исходя из этого составляется список необходимого оборудования, и это огромные затраты. «Хорошо еще, если шоу в Москве или Питере, где можно найти практически что угодно. А если речь идет о регионах, то нужно либо составлять отдельную усеченную программу, либо грузить всю технику в грузовики и везти на место концерта, и это совсем другие деньги», — объясняет Ус. Еще одна существенная статья расходов — софтверная часть, или интерактивный CG-контент, внутренняя начинка шоу, то есть то, что заставляет работать технику. И, конечно, зарплата команды — режиссерско-постановочной группы, художников по свету и техников.

Организация высокотехнологичных шоу с точки зрения окупаемости невыгодна и самим артистам. «Обычно кассовые сборы не покрывают затрат на разработку масштабных шоу. Это скорее инвестиции в имидж. Например, шоу Ани Лорак в постановке Олега Бондарчука стоило явно больше, чем она собрала на билетах, зато это помогло ей поднять продажи своих записей на iTunes, ее стали активнее звать на корпоративы. Это некая гонка вооружений между артистами, которая носит имиджевый характер», — рассуждает Ус.

Заработать на продукте с использованием VR- или AR-технологий вполне можно, но если речь идет не о концертах звезд, а, например, о приложении с дополненной и виртуальной реальностью. Так поступил в прошлом году канал BBC Sport. Зрители могли смотреть матчи чемпионата мира по футболу в специальных очках, переносивших их на виртуальный стадион, где шел матч. По словам Станислава Мешкова, гендиректора компании по разработке веб- и мобильных приложений, стоимость разработки таких проектов составляет $100 000–300 000, они довольно быстро окупаются, принося создателям до 25% чистой прибыли.

VR для развлечения

Технологии трансформируют не только концертные шоу, но и другие сферы индустрии развлечений. Например, екатеринбургская компания Yokata научилась делать скучные выставочные стенды привлекательными для клиентов. Для этого инженеры прикрепили к промышленному роботу в виде руки экран, на который проецируется трехмерное изображение в зависимости от тематики стенда. Специально написанное ПО заставляет руку синхронизироваться со сменой картинки и музыки. Разработку под названием Kuka протестировали на международной промышленной выставке «Иннопром» в 2015 году. «Задача была тривиальной — привлечь к стенду заказчика как можно больше людей. С ней мы справились — стенд было видно издалека», — гордится руководитель направления робототехники компании Дмитрий Усяев. Первую такую интеграцию сделали «за идею», дальше решили продавать решение за 100 000–200 000 рублей, но желающих не нашлось — слишком дорогое удовольствие для региональных компаний.

Тогда Yokata разработала новый продукт — роботизированную фабрику клипов Robocam. Теперь рука Kuka выполняла роль идеального оператора, который управляет камерой лучше, чем человек, и с точностью до градуса повторяет свои движения. Гость мероприятия вставал в определенную точку, на заднем плане появлялось изображение с проекторов или светодиодные экраны, и робот начинал снимать. Программа в реальном времени захватывала видео с камеры и автоматически производила монтаж, цветокоррекцию, накладывала музыку и брендировала финальное видео. «Так всего за полторы минуты человек получал профессиональную нарезку из видеозоны и мог ее отправить тут же себе на почту», — объясняет механику Усяев. Новая разработка стала финансово более успешной. Компаниям, которые хотят привлечь к себе внимание на выставках, Yokata сдает технологию в аренду по 250 000–350 000 рублей, затраты на сборку и аренду необходимого оборудования самой компании составляют от 150 000 до 200 000 рублей.

В 2019 году Yokata разработала решение для развлекательных мероприятий ­— роботизированный бар. Автомат берет на себя все функции бармена: оформляет заказ с помощью сенсорного меню, набирает лед, получает одноразовый стаканчик из диспенсера, заливает ингредиенты в шейкер и подает коктейль гостю. «Разве что по душам не поговорит», — смеется Усяев. На весь процесс уходит от полутора до двух минут. «По сути, это алкогольный вендинг 24 на 7, который идеально вписывается в лобби-бары гостиниц, пляжные комплексы, места на мероприятиях с большой проходимостью», — рассуждает Усяев. Человеку остается только пополнять запасы алкоголя и стаканов и проводить влажную уборку. Разработка робобара обошлась Yokata в 3,5 млн рублей, за разовую аренду устройства предприниматели берут 300 000–450 000 рублей. «Нам нравится пить негрони, пока робот работает. Ведь машины создавали как раз для того, чтобы забирать у нас рутину и позволять заниматься более приятными вещами», — рассуждает Усяев.

Ощутить дыхание прогресса можно и сидя дома на диване, говорит Станислав Мешков из Umbrella IT: технологии расширяют возможности сферы шоу-бизнеса, улучшая не только ощущения реального посетителя концерта, но и зрителя, который смотрит трансляцию из дома. Чаще всего в этом помогает VR. Одним из самых революционных проектов в портфеле Umbrella IT он называет медиаплатформу, которая позволяет загружать видео и привязывать к нему дополнительный контент — от объектов дополненной и виртуальной реальности до передачи запахов. «Если на экране разрезают лимон, то зритель будет чувствовать его аромат», — интригует Мешков. Технология основана на работе искусственного интеллекта: он анализирует исходную картинку и на основе этого анализа подбирает подходящий для нее контент от вибраций до запахов. Пока такие прорывные проекты носят инвестиционный характер, но они претендуют на завоевание рынка. Заказчика и стоимость разработки Мешков не раскрывает, ссылаясь на договор о неразглашении.

Новые формы взаимодействия со зрителем — будущее индустрии шоу-бизнеса, согласен основатель веб-студии «РашенСофт» Микаэл Караманянц. Речь не только о запахах, но и о тактильном восприятии: вскоре виртуальный лимон можно будет и понюхать, и потрогать. Недавно разработчики японской Digital Nature Group представили 3D-голограмму, реагирующую на прикосновения, это новый виток развития в сфере вовлечения зрителя голограммы, уверен Караманянц. В будущем для полноценного участия не придется никуда физически перемещаться — достаточно оплатить сеанс, сидя дома, мечтает предприниматель: мы станем свидетелями тотального внедрения VR в нашу повседневную жизнь.

Звезды с самым высоким доходом в рейтинге Forbes «40 до 40»

Новости партнеров