Как дизайнер-самоучка из Таджикистана стал создателем персонажей для Marvel, Lucasfilm и Спилберга

Джама придумывал, как преобразить Уилла Смита в голубого джинна
Двадцать лет назад Джама Джурабаев ночевал в картонных коробках на полу турецкого интернет-клуба, где работал администратором. Сегодня он один из самых востребованных концепт-дизайнеров мира, который создает облик персонажей для вселенных Marvel и Джорджа Лукаса, а среди его постоянных заказчиков — Стивен Спилберг

«Мой сын, который живет в Таджикистане, рассказывает друзьям в школе, что Аладдина из нового фильма нарисовал его папа. Но потом жалуется мне: говорит, никто ему не верит, — рассказывает Джама Джурабаев Forbes. — Вообще мало кто верит, что простой парень из Таджикистана может придумывать образы для Голливуда». Но он это делает. История Джурабаева сама похожа на сценарий голливудского фильма: он бежал от последствий гражданской войны в родном Таджикистане, страдал от нужды в Турции, вернулся домой, где начал карьеру графического дизайнера, а потом внезапно получил письмо от Microsoft. Дальше события развивались стремительно: предложения от нескольких топовых анимационных студий в Лондоне, переезд в Англию, работа на Гая Ричи и Стивена Спилберга, от которого Джама лично получал похвалы за свое творчество. Джурабаев не скрывает, что парню из Душанбе было сложно пробиться на мировом анимационном рынке: «С другим гражданством, без профильного образования и с большой неуверенностью в себе я стартовал как бы на десять метров позади всех. Я просто очень много работал, сокращал пару метров отставания, и снова работал». Сейчас Джурабаев работает в статусе фрилансера, продолжая получать заказы от голливудских режиссеров, а также проводит мастер-классы по концепт-дизайну в кино. Все это может приносить ему до $800 000 дохода в год. Такую цифру называет источник на рынке и подтверждает эксперт.

Джама Джурабаев

Ребенок войны

Джама Джурабаев родился в 1980 году в Душанбе. Семья была творческой: отец — танцовщик классического балета, а затем балетмейстер в главном музыкальном театре страны — Таджикском государственном академическом театре оперы и балета имени Садриддина Айни, мать — художник по свету в местном кукольном театре. Детство Джурабаева пришлось на развал Советского Союза. Тогда профессии его родителей стали невостребованными — им сократили зарплаты, участились задержки выплат. «Мама в какой-то момент трудилась одновременно на трех работах», — вспоминает Джурабаев.

Джама любил рисовать, но по-настоящему привлекали его компьютерные игры. Поначалу он играл на маленьком домашнем компьютере «Хоббит», а затем на приставках у друзей опробовал игровые хиты 90-х — Contra, Doom, Mortal Kombat. Увлечение так его поглотило, что в седьмом классе он уговорил маму перевести его из школы без компьютерного класса в соседнее учебное заведение, где такой класс был. «Я даже придумал липовую причину — сказал, что меня обижают одноклассники. Все ради того, чтобы иметь доступ к компьютерным игрушкам», — объясняет он.

Вымышленную войну на экране монитора сменила реальная гражданская война в Таджикистане. Вооруженный конфликт между сторонниками центральной власти и оппозиционными группировками начался в августе 1992 года, когда Джурабаеву было 12 лет. «Люди с автоматами, перестрелки и постоянный ужас», — описывает Джама то время.

В 1994 году, когда открытый конфликт прекратился, в Таджикистане стали открывать турецкие общеобразовательные лицеи-интернаты. Школьники могли учиться в них, а потом на льготных условиях поступать в университеты в Турции. Однажды преподаватель одного из таких лицеев в Душанбе пришла в школу, где учился Джурабаев, и рассказала об этой возможности. «У меня не было сомнений, что из Душанбе надо уезжать. В тот же день я втихаря пошел сдавать туда экзамены, а уже когда поступил, рассказал все маме и папе», — описывает он. Родители были не против такого решения сына.

Люди с автоматами, перестрелки и постоянный ужас

Спустя четыре года обучения в лицее Джурабаев поступил на бюджетное место в Ближневосточный технический университет (METO) в Анкаре. Факультет поначалу выбрал программистский — подтолкнуло давнее увлечение компьютерными играми, но через полтора года заскучал и перевелся на авиационный факультет. В выборе помогло еще одно детское хобби — конструирование моделей самолетов.

Чтобы совершить этот переход, Джаме пришлось перейти со второго вновь на первый курс. Турецко-таджикская партнерская программа не предусматривала таких перемещений: на бюджетные средства студенты могли проучиться только четыре года, и Джурабаева обязали оплатить задержку. Один семестр обучения стоил порядка $600. Его родителям и брату Шеру, который к тому времени открыл в Душанбе свое небольшое рекламное агентство TAG, оплата давалась с трудом. «Я помню постоянное безденежье. Казалось, это никогда не закончится», — признается он.

Чтобы помочь семье, 18-летний Джама устроился администратором в турецкое интернет-кафе. Платили там немного, но работа помогала экономить на оплате съемной квартиры: Джурабаев переселился прямо в офис. «У меня было штук десять огромных коробок от компьютерных мониторов. Из них я сделал себе кровать. Хозяин не возражал – говорил: «Главное — делай свою работу»», — рассказывает он.

В свободное время Джурабаев играл в игры, а потом открыл для себя Adobe Photoshop. Стал создавать в программе рисунки, экспериментировать с цветокоррекцией, а затем принялся изучать по статьям в интернете процесс создания анимации в Adobe Flash. Именно тогда, по словам Джамы, у него возник интерес к дизайну.

I-R0k был первым персонажем, которого Джама Джурабаев создал для фильма «Первому игроку приготовиться»

Судьбоносные кастрюли

Кое-как Джурабаев смог дотянуть до окончания университета. Сразу после выпуска у него истек срок действия студенческой визы, и в 2004 году он вернулся в родной Душанбе. Джама уже разбирался в Photoshop, поэтому без труда устроился в небольшую дизайн-студию, название которой уже не помнит, и стал придумывать логотипы, верстать визитки и презентации для клиентов — местных небольших компаний.

Через четыре месяца ему позвонил одноклассник из Турции и предложил присоединиться к команде дизайн-студии в городе Мараш у границы с Сирией. Он согласился, даже не дослушав: экономика родной страны еще не оправилась после войны, поэтому перспектив для себя художник там не видел.

Я помню постоянное безденежье. Казалось, это никогда не закончится

Место для офиса выбрали не случайно: Мараш — один из промышленных центров Турции, а значит, в нем можно рассчитывать на корпоративные заказы, рассудили основатели. Разработка брендбуков и логотипов для промышленников стала приносить им в совокупности около $1 000 прибыли в месяц. Этих денег, правда, хватало только на еду и закупку необходимых для работы материалов и оборудования.

В один прекрасный день в студию обратился производитель нержавеющих кастрюль и тефлоновых сковородок, который заказал фотосессию новой линейки своей продукции. «Шеф ударил с ним по рукам, а после того, как клиент ушел, я спросил: «Ну и как ты собираешься проводить фотосессию, когда в поверхности кастрюль все отражается?». Он похлопал меня по плечу и сказал: «Джама, ты сможешь, я в тебя верю». Мне кажется, это фраза преследует меня уже 15 лет», — смеется дизайнер.

Чтобы оправдать веру в него, Джурабаеву пришлось постараться. Он сначала сфотографировал кастрюли и сковороды, а затем перерисовал их заново без отражения фотоаппарата в Photoshop. «Получилось точь-в-точь как в каком-то немецком журнале, который нам для примера принес заказчик», — вспоминает Джурабаев. Вскоре он получил заказ на фотосессию уже всего каталога из 30 кастрюль и сковородок этого производителя. За два месяца работы с кастрюлями он прокачал навыки рисования в программе и понял, что ему это интересно больше, чем графический дизайн визиток и логотипов. «Но каждый второй подходил ко мне и смеялся: вот ты учился на инженера на авиакосмическом факультете, а сейчас сидишь кастрюли отрисовываешь», — вспоминает Джама.

Дизайнер-самоучка

После кастрюльного заказа Джама все больше времени стал проводить за чтением сайтов для Photoshop-художников. Так он наткнулся на популярный американский форум ConceptArt.org, где впервые увидел концепты–иллюстрации того, как может выглядеть персонаж в фильме или компьютерной игре. На сайте своими работами делился, например, концепт-дизайнер, который придумывал образы персонажей для «Матрицы» и «Звездных войн». «Когда я узнал, что на этом еще и можно зарабатывать деньги, решил, что это именно то, чем я хотел бы заниматься», — описывает свои впечатления Джурабаев.

Два года Джама взахлеб читал подобные форумы и старался повторить то, что на них выкладывали. Как правильно изображать перспективу, свет и тени, какими программами пользуются концепт-дизайнеры – все эти знания Джама собирал на форумах по крупицам. «Я рисовал всякие города, космические корабли. Получалось ужасно, но я не останавливался», — вспоминает он.

К 2007 году рекламное агентство брата Джамы Шера Джурабаева TAG встало на ноги, и он позвал младшего брата создать при нем дизайн-студию Ustodesign, чтобы предлагать клиентам еще и снимать рекламные видеоролики и самим создавать баннеры. Джама согласился и вернулся в Душанбе.

Для меня это письмо было как свет в конце туннеля. Я подумал: «О, наконец-то это случилось, меня заметили!»

Поначалу он контролировал дизайн-направление в одиночку. Среди клиентов появились локальные сотовые операторы, а также местные подразделения российских «Билайна» и «Мегафона». «Они уже знали агентство брата, и стали вместе с рекламой заказывать у нас разработку анимации или адаптацию своих роликов для местного рынка», — поясняет Джурабаев. В 2010 году в студии уже работало 15 человек, а среди клиентов появился, например, автопроизводитель Audi. Сам он стал арт-директором и зарабатывал порядка $500 в месяц, чем был вполне доволен.

Параллельно с работой в Ustodesign Джурабаев продолжал пробовать себя в концепт-дизайне. «Это стало моим хобби. Помню даже, ребята-коллеги уходят в бар, а я остаюсь в студии и рисую на планшете допоздна», — рассказывает Джама. Еще в 2008 году он создал свою тему Jama’s Sketchbook на форуме ConceptArt.org и принялся выкладывать туда сначала срисованные у других концепт-художников, а потом и собственные иллюстрации танков, бойцов в железной броне и с бластерами, космических кораблей и существ из будущего. «К моему удивлению все стали мои работы хвалить. Это стимулировало не опускать руки», — вспоминает дизайнер.

В конце 2010 года ConceptArt.org запустил собственную онлайн-школу. Двухгодичные курсы по созданию иллюстраций и анимации в ней стоили порядка $40 000, но неожиданно для Джурабаева обучаться в ней ему предложили бесплатно. «Этот форум был как соцсеть для всей тусовки концепт-художников. Они как-то сами вышли на меня. Наверное, я был для них хорошим кандидатом, чтобы продвинуть их школу в будущем», — предполагает он.

Обучение проходило ежедневно с понедельника по пятницу. Из-за разницы во времени с Америкой он смотрел все онлайн-уроки ночью. «У меня к тому же родился сын от первого брака, поэтому было непросто, но суперполезно. Я, наконец, систематизировал все знания, которые вразброс получал сам», — признается он.

Письма счастья

Весной 2011 году, когда первый год обучения Джамы подходил к концу, ему на почту пришло письмо от Microsoft. «Обычно люди думают, что это спам и даже не открывают такие письма. Так сделал и я, а когда спустя пару дней все же открыл его, то увидел, что это письмо от самого HR-специалиста компании Microsoft», — со смехом вспоминает Джурабаев.

Microsoft запускал новый проект — игру-шутер (жанр компьютерных игр, основанный на сражениях) Halo 4. Компания приглашала Джурабаева как концепт-художника в дочерний проект-разработчик 343 Industries и предлагала зарплату в $90 000 в год. «Для меня это письмо было как свет в конце туннеля. Я подумал: «О, наконец-то это случилось, меня заметили!». Но из-за лимита на наем иностранных сотрудников, который действует в США, компания могла принять Джурабаева только в следующем году.

Большинство талантливых художников — интроверты, которые не занимаются самопродвижением. Хорошо рисовать — это еще полдела

В ожидании Джурабаев с командой Ustodesign решил участвовать в конкурсе для концепт-дизайнеров на сайте проекта Cgsociety, который запускает образовательные проекты и профессиональные соревнования. За 3 месяца команда сделала мини-фильм — без особенного сюжета, но с качественной графикой — и подала заявку. «Тогда мы буквально жили в студии. Моя мама даже приносила нам еду в контейнерах», — вспоминает процесс подготовки Джурабаев.

Команде дали приз за лучший видео-продакшн. По следам этой победы Джама получил еще одно письмо, на этот раз от продюсера лондонского подразделения Moving Picture Company (MPC). Компания занималась продакшеном рекламных видеоклипов для таких гигантов как IKEA, Nike, Louis Vuitton, Tiffany&Co, а также визуальными эффектами для фильмов «Хроники Нарнии», «Гарри Поттер» и др. «Видимо, он заметил наше видео на Cgsociety.com», — предполагает Джурабаев. Продюсер предложил таджикскому дизайнеру проектную работу — участие в подготовке новогоднего ролика для британской телекомпании Sky и зарплату $400 в день.

Джурабаев готов был «вылетать хоть завтра», но оформление рабочей визы в Великобританию заняло около месяца. В октябре 2011 он наконец прибыл в Лондон и вышел в рекламное подразделение MPC. «Было очень страшно», — вспоминает свои первые дни работы Джурабаев. Ему казалось, что он, самоучка, не сможет конкурировать с квалифицированными концепт-дизайнерами. «Но на самом деле все оказалось не так сложно, как я себе представлял. Для ролика Sky я рисовал огромный реалистичный задний фон с помощью в Photoshop. В Ustodesign я делал примерно то же самое», — говорит Джама.

Проект рекламная команда MPC вместе с Джурабаевым закончила за два месяца, после чего он уехал обратно в Таджикистан. Еще полгода он сотрудничал с компанией на фрилансе. Летом 2012 года MPC, наконец, предложила ему постоянную работу в том же рекламном подразделении и с почти с такой же зарплатой, запредельно высокой по меркам Таджикистана — $330 в день. На запрос Forbes в MPC на момент публикации не ответили. А в Microsoft Джурабаев в итоге не поехал.

Среди клиентов, с которыми стал работать Джама, были, в основном, производители автомобилей и техники — BMW, Lexus, Samsung, Mercedes-Benz. Иногда, когда отделу кинопродакшена не хватало рук, о помощи просили рекламную команду. Так Джурабаев впервые поработал над фильмами «Люди Икс: Дни минувшего будущего» (придумывал образы роботов) и «Стражи галактики» (разрабатывал концепты оружия для персонажей). Но до мечты увидеть свое имя в титрах фильма было еще далеко.

Проснуться знаменитым

Работа в MPC открыла Джурабаеву дверь в закрытый мир концепт-дизайнеров, за творчеством которых он раньше следил на форумах. «Мы начали встречаться на всяких общих тусовках, ходить вместе рисовать с натуры. Потихоньку я налаживал контакты, что тоже немаловажно», — рассказывает он.

Полина Забродская стала прообразом главной виртуальной героини фильма «Первому игроку приготовиться» — Art3mis

Нетворкинг и активная публикация своих работ на форумах помогли Джаме Джурабаеву достичь успеха, считает Иван Смирнов, концепт-дизайнер и основатель школы цифрового рисунка Smirnov School, который услышал о Джаме еще в 2008 году от друзей-дизайнеров. «Большинство талантливых художников — интроверты, которые не занимаются самопродвижением и не знакомятся с людьми из индустрии. Хорошо рисовать — это еще полдела. Наем в этой индустрии почти всегда происходит по знакомству: берут того, о ком знают и чье имя на слуху», — объясняет Смирнов. Конкуренция в сфере концепт-арта огромная, но сообщество поддерживает тех, кто активно выкладывает свои работы, развивается и идет на контакт, соглашается с ним Николас Шумахер, главный концепт-художник в компании Insomniac Games.

Спилберг написал фидбек: «Все супер». И моя уверенность в себе взлетела до небес

Общение с творческой тусовкой действительно продвинуло Джурабаева по карьерной лестнице. В 2014 году через знакомых о нем узнала компания Framestore, создатель визуальных эффектов для фильмов «Гарри Поттер», «Фантастические твари и где они обитают», «Кингсмен», «Человек-паук», «Тор: Рагнарёк» и многих других. Framestore предложила ему работу в киноотделе, о которой он мечтал, и зарплату в 60 000 фунтов (на тот момент около $90 000) в год. «Когда об этом узнали в MPC, то решили предложить мне больше денег. Но меня было уже не уговорить — за работу с фильмами я был готов на все», — рассказывает Джама.

Дальше события развивались как во сне, признается дизайнер. Первым фильмом, над которым он работал во Framestore, был «Меч короля Артура» Гая Ричи. Проект был трудным. «Обычно художники в первый день ничего не делают, а мне дали задачу создать keyframe (ключевые кадры фильма — прим. Forbes), чтобы понять, как будет выглядеть фон и окружение. Сказали, завтра надо показать Гаю Ричи, и еще добавили с английским юмором: «No pressure» (в переводе с анг. «никакого давления» — прим. Forbes)», — со смехом вспоминает Джурабаев. Чтобы не провалить первое же задание, он работал почти без перерывов и успел к сроку. Следующим заданием стала полноценная работа над образом персонажа - демона Вортиргена.

За два года в Framestore Джурабаев успел поработать с фильмами «Мстители: эра Альтрона», «Мир юрского периода», «Фантастические твари и где они обитают», «Конг: остров черепа», «Геошторм», а также фильмом Стивена Спилберга «Первому игроку приготовиться». Брифы — описания того, как режиссер видит персонажа — он получал напрямую от Спилберга.

Первым героем фильма «Первому игроку приготовиться», образ которого он придумал, был i-R0k — злодей-робот с черепом на груди. «Я все сделал, и Спилберг написал фидбек: «Все супер». Моя уверенность в себе взлетела до небес», — делится впечатлениями Джурабаев. А вот с главной героиней Art3mis все прошло не так гладко. «Я уже довольный собой сделал ее, отправил Стивену, и тут приходит ответ: «Она некрасивая, мне не нравится». И вся моя уверенность опускается обратно. Мне уже кажется, что Спилберг сейчас в своей студии говорит: «Уберите этого Джаму из Таджикистана с моего проекта, он ничего не умеет», — вспоминает дизайнер.

Чтобы сделать героиню «почеловечней», Джама взял за прообраз свою вторую супругу Полину Забродскую, с которой познакомился в Лондоне. Он сфотографировал ее и в тайне начал на основе фото делать персонажа. Сработало: Спилберг образ одобрил и отправил в продакшн. Фильм вышел спустя три года и, когда пара пошла на премьеру в кинотеатр, Забродская узнала себя в Art3mis. «Блин, этот персонаж чем-то на меня похож!», — со смехом вспоминает ее слова Джама.

Забродская рассказала об этом случае в своем аккаунте в Facebook. На основе этого поста появилась новость в издании «Медуза» с заголовком «Россиянка стала прообразом главной героини фильма «Первому игроку приготовиться». С нее срисовали даже оттопыренные уши!». На следующее утро супруги проснулись знаменитыми: под постом Полины появились сотни комментариев. Следом за «Медузой» о Джурабаеве написал и Артемий Лебедев: «Вот для примера ******** эскизы крутого таджикского концептуального иллюстратора Джамы (Джамшеда) Джурабаева (не понимаю, почему у него так мало подписчиков на ютюбе)», — написал дизайнер. Количество подписчиков Джамы в YouTube и Instagram после этого увеличилось на 5000. Сейчас на его YouTube-канал, в котором он публикует тизеры своих онлайн-курсов на английском, подписаны 11 000 человек, на Instagram — почти 62 000 человек.

Художника в сторону

В 2016 году Джурабаев снова сменил работу — перешел в компанию Industrial Light&Magic (ILM). «Мне предложили зарплату на десять тысяч фунтов выше, да и команда там была сильнее», — поясняет он. «Творчество Джамы давно привлекало наше внимание и мы решили позвать его стать частью нашего арт-департамента. Мы не пожалели: он был очень талантливым сотрудником. До сих пор следим за его карьерой», — рассказал Forbes Грег Грасби, директор по маркетингу и коммуникациям ILM.

Я распечатал письмо Спилберга и отвез папе в Таджикистан. Он теперь показывает его всем, даже электрикам, которые приходят домой что-то чинить

На новом месте Джама работал над главными героями «Аладдина» и динозаврами «Мира юрского периода-2». Процесс придумывания образов занимает от нескольких месяцев до года. Сначала Джурабаев получает устный или письменный бриф: иногда заказчик просто дает сценарий и обозначает момент, который надо изобразить. Около недели уходит на то, чтобы вникнуть в тему. В случае с «Миром юрского периода» Джама, например, вдохновлялся в музее естествознания Лондона, который известен своей коллекцией скелетов динозавров. А в случае с Аладдином пересматривал мультфильм и придумывал, как преобразить Уилла Смита в голубого джинна. Дальше наступал долгий период согласований с заказчиком. «Очень помогало мне то, что я учился на инженера: мог просто убрать в сторону своего внутреннего художника и сконцентрироваться на решении визуальных проблем», — описывает Джурабаев.

Навыки решения проблем в дизайне персонажа или киновселенной сейчас намного важнее конкретных художественных навыков, считает Иван Смирнов: «Многие дизайнеры с художественным образованием мыслят, как творцы, и не всегда готовы примириться с устранением каких-то недостатков, о которых говорит режиссер. Джама как раз наоборот к этому готов. Думаю, поэтому, он и пользуется спросом».

В ходе работы над образами фильма «Мир юрского периода-2» Джама вдохновлялся в музее естествознания Лондона

Кумир электриков

Несмотря на то, что режиссером второй части «Мира юрского периода-2» был не Стивен Спилберг, а Хуан Антонио Байона, все герои должны были пройти утверждение Спилберга, которому принадлежит франшиза кинокартины. «Стивен одобрил первого динозавра, в письме было буквально два слова: «Отличный дизайн, давайте его будем дальше в производство запускать», — и подпись «Стивен Спилберг». Я распечатал это письмо и отвез папе в Таджикистан. Он теперь, даже не зная английского, показывает его всем, даже электрикам, которые приходят домой что-то чинить», — смеется Джама.

Благодаря сотрудничеству со звездными режиссерами Джурабаев стал получать десятки предложений о проведении мастер-классов. Он начал с единичных поездок по Европе и за два года вошел во вкус: стал давать уроки художникам и разработчикам игр в разных концах света порой по два раза в неделю. Список заказчиков пополнили крупные технологические компании: DICE, Nvidia, Microsoft, Wargaming, Platinum и Gameloft. Дизайнер запустил собственные онлайн-курсы, каждый из которых длился 5 недель и стоил для учеников от $700 до $1500. В поток Джурабаев набирал по 25 человек.

К 2018 году этот сторонний заработок превысил дизайнерскую зарплату Джамы в ILM, и он решил уйти в свободное плавание. С заказами как к фрилансеру к нему продолжили обращаться крупные кинокомпании. Недавно, например, он работал над игровым телесериалом «Звездные войны: Мандалорец» для Lucasfilm, а сейчас занимается проектами для Netflix и Apple, подробности которых пока держатся в секрете.

О своем нынешнем доходе Джурабаев говорит неохотно: боится прослыть переоцененным концепт-дизайнером. Однако уточняет, что специалисты его уровня могут зарабатывать порядка $2000 в день. По словам Шумахера из Insomniac Games, зарплата концепт-дизайнера уровня Джурабаева может достигать $400 000 в год, но курсы и мастер-классы могут увеличивать этот доход вдвое, добавляет основатель Smirnov School Иван Смирнов.

График фрилансера позволил Джурабаеву найти время для реализации давних желаний: например, запуска нового онлайн-курса и хобби. «В последнее время я очень увлекаюсь лепкой скульптур. Надо это развивать. Возможно, и из такого что-то вырастет», — интригует дизайнер.

Новости партнеров