«Белые воротнички — это новый черный»: как устроен HR-проект Алены Владимирской для менеджеров среднего звена

Ильмира Гайсина Forbes Contributor
Алена Владимирская Фото DR
Известный HR-специалист Алена Владимирская запускает новый проект Careefan. Он позволит менеджерам среднего и высшего звена найти работу с помощью нейросети, карьерных консультантов и советов управленцев из крупных компаний. Владимирская мечтает уже через пять лет продать сервис HR-гиганту масштаба LinkedIn за $150 млн

«Все взрослые люди в какой-то степени недооценены на работе. Они считают, что где-то может быть и лучше. И 80% из них правы», — рассуждает в интервью Forbes хедхантер Алена Владимирская, основательница проектов «Антирабство» и Pruffi. Ее новый сервис Careefan должен решить проблему профессионального «журавля в небе» — указать менеджерам на их карьерные возможности с помощью нейросети, консультантов и управленцев из крупных компаний, которые расскажут соискателям о «внутренней кухне». Запуск проекта будет анонсирован 25 октября в 19 часов по московскому времени. Forbes первым поговорил с Владимирской и ее партнерами, чтобы узнать, чем Careefan отличается от других карьерных сервисов и почему классический рекрутинг — это «помойка человеческих душ».

Годы «Антирабства»

Вологжанка Алена Владимирская (имя по паспорту — Ольга Аринина) за 14 лет в HR стала одним из самых известных рекрутеров страны. Собственную карьеру она начинала в компании Работа@Mail.ru. В 2011-м Владимирская основала рекрутинговый стартап Pruffi, который привлек $400 000 от фонда Almaz Capital Partners, но к 2017-му прекратил работу. По словам предпринимательницы, ее компания была «первой на рынке, кто публиковал вакансии в соцсетях».

В 2015 году Владимирская вместе с Алексеем Федоровым, в прошлом юристом «Аэрофлота», запустила новый HR-проект «Антирабство». Сервис позволял искать вакансии, предоставлял доступ к обучающим курсам по профориентации (цена курса составляла 22 500 рублей) и консультациям с рекрутерами за дополнительную плату.

С весны 2018-го ситуация в «Антирабстве» была непростой — основатели начали расходиться во взглядах на будущее бизнеса, признается Владимирская. Она уже тогда хотела «отойти от массового продукта» и открыть сервис для менеджеров среднего и высшего звена, а партнер настаивал на развитии «Антирабства» как доступной широкой публике платформы, где любой желающий мог проконсультироваться с опытным HR. Это разные бизнес-модели, которые нельзя смешивать, считает предпринимательница.

«Я считал, что бизнес должен быть более технологичен, меньше зависеть от медийности людей. По нашей договоренности я не лез в продукт, но мне виделось, что его нужно кардинально переработать. Это вызывало трения», — объяснил Forbes свою позицию Федоров.

Владимирская поняла, что для поиска компромисса с партнером ей необходим совет опытного консультанта. «Я написала жалобный пост в Facebook: «Божечки, мне нужен ментор, тьютор», — вспоминает предпринимательница. На призыв откликнулся Алексей Марей, член совета директоров Альфа-банка и Qiwi. Он согласился консультировать Владимирскую бесплатно.

Сергей Дружинин

Но это не помогло решить конфликт основателей «Антирабства». «Мы пытались сблизить позиции, но безуспешно. Как это часто бывает, не смогли договориться», — констатирует Федоров. В мае 2019-го он выкупил долю Владимирской — 50% компании. Сумма сделки не разглашается, но, по словам Владимирской, превышает $100 000. Уход партнера не сильно отразился на работе «Антирабства» — 90% клиентов остались, заверяет Федоров.

Советы «корефанов»

Выйти из бизнеса «на выгодных условиях» Владимирской помог сооснователь винного стартапа Invisible, экс-менеджер проектов «Яндекс.Украина» и «Яндекс.Беларусь» Сергей Дружинин. Он консультировал предпринимательницу по операционным вопросам и контролировал процесс продажи доли в «Антирабстве». «Сергей — хороший операционщик, который умеет разгребать говнище», — говорит Владимирская.

После сделки она задумалась о запуске совместного с Дружининым проекта. В команду пригласили Александра Маслюка, эксперта SAP в области «HR-трансформации». «Александр ведет знаменитый Telegram-канал WTF_HR, который читают все HR страны. Его все в отрасли знают», — представляет партнера Владимирская. Также к стартапу присоединилась Анна Алфимова, экс-руководитель направления по оценке персонала Альфа-банка, которая перешла в Careefan с позиции директора по карьерному развитию института «Стрелка».

План опытной команды — сделать проект, который поможет белым воротничкам перейти на новую позицию в своей же сфере или полностью изменить карьеру. Бренд Careefan придумала специально разработанная нейросеть — случайным образом «сплавила» слова, связанные с HR: «карьера», «фанат» и «корефан — кореш», рассказывает Дружинин. Название оказалось точным по смыслу: сервис призван помогать менеджерам среднего и высшего звена находить работу по душе — будто по рекомендации хорошего знакомого, того самого «корефана».

Роль «корефанов» в компании возьмут на себя независимые карьерные консультанты — опытные HR-специалисты, которые определят потребности пользователя. Затем алгоритм подберет подходящую соискателю компанию, а эксперт-инсайдер из этой компании раскроет перед пользователем внутреннюю корпоративную кухню.

Человек-ресурс

Владимирская отмечает, что впервые участвует в проекте, где она «не только не лидер, а самое слабое звено»: Дружинин, по ее словам, сильнее в операционных процессах, Маслюк — в методологии HR, а Алфимова — во внедрении продуктов. Однако личный бренд предпринимательницы остается важным для Careefan драйвером развития: «Мое дело — подтаскивать ресурс. Проект делается на мои деньги и, собственно, развивается за счет моей медийности».

На старт Владимирская потратила $80 000 личных сбережений (еще $20 000 — вклад Дружинина). Ее доля в проекте самая большая — после привлечения инвестиций она составит 19%. Доли остальных основателей не раскрываются. Пока сервис работает на зарегистрированном в октябре ООО «Карифэн». По данным СПАРК, 100% компании принадлежат Дружинину — по словам Владимирской, такое решение было принято, потому что компания планирует перейти в британскую юрисдикцию и «регистрировать ее на одного учредителя для дальнейшей передачи значительно проще».

Предпринимательница также собрала команду советников — каждый консультирует Careefan в профильной для себя сфере. Помимо Алексея Марея, это экс-гендиректор Alibaba в России и бывший топ-менеджер Сбербанка Марк Завадский, директор по маркетингу «Додо Пиццы» Михаил Чернышев, член совета директоров газеты «Ведомости» Демьян Кудрявцев, директор Mail.Ru Games Ventures Илья Карпинский и управляющий директор Rambler&Co Максим Тадевосян. На старте советники работают бесплатно. После привлечения инвестиций, по словам Дружинина, каждый получит в среднем по 0,65% компании.

Завадский интерес к стартапу объясняет верой в предпринимательские способности Владимирской: «Мне понравилась комбинация компетенций в команде и идея проекта. Я ожидаю мощный старт в России и затем запуск на других рынках».

Чернышева в Careefan тоже привлекают «харизма Алены» и идеи. «Этот проект формирует новую категорию карьерного развития как для кандидатов, так и для бизнеса. И делает людей и бизнес более счастливыми. Для меня поиск смысла и счастья во всем, что я делаю, является ключевым параметром при выборе проектов, в которые я инвестирую свое время», — рассуждает топ-менеджер «Додо Пиццы». По его словам, бизнес и соискатели используют инструменты рекрутинга «из прошлого века», а темпы цифровизации требуют нового, более умного и быстрого подхода к выбору кандидатов.

Помойка человеческих душ

Квалификация менеджеров среднего звена, особенно специалистов за 40, устаревает очень быстро — для них это ключевая проблема, объясняет Владимирская. «Я считаю, что белые воротнички — это новый черный с точки зрения рекрутинга», — говорит предпринимательница. По ее оценке, в России у Careefan 2,5 млн потенциальных клиентов. Стартап рассчитывает привлечь не менее 8% из них.

Специалистов, с которыми будет работать Careefan, на обычных «джоббордах» (сайтах-досках объявлений о вакансиях, таких как HH.ru и Superjob. — Forbes) не найти, подчеркивает сооснователь сервиса Александр Маслюк. «Дело не в том, что искать работу на «Хедхантере» — зашквар. А в том, что джобборд прекрасно решает задачу поиска работы, а задачу построения карьеры — чуть менее чем никак», — отметил он в своем Telegram-канале.

По мнению сооснователя Careefan, будущее традиционных «работных» сайтов — это «искусственный интеллект для синих воротничков, рядовых разработчиков софта и офисного планктона». Рекрутеры на сайтах ищут кандидатов по резюме, а оценивают — по ключевым словам, их главная задача — поскорее закрыть вакансию и «продать» должность, заключает Маслюк.Александр Маслюк

Владимирская тоже со скепсисом относится к перспективам сайтов для поиска работы: «Джобборды — помойка человеческих душ. Это лотерея: какую вакансию вытянул наугад из шапки или как тебя HR случайно нашел — туда ты и пошел. С чего вы взяли, что это лучший шанс?»

Белым воротничкам нужны другие инструменты, и команда Careefan придумала какие. Работу выгоднее искать через знакомых, продолжает Маслюк. «[В этом случае] вас оценивают не только по навыкам и опыту, но и по способностям делать что-то новое. Это другой уровень доверия. Ни у кого нет никаких причин никому врать. И человек, который помогает вам искать работу, на вашей стороне», — объясняет сооснователь Careefan.

Карьерный Tinder

Поиск работы и «корректировка карьеры» с помощью Careefan строятся в три этапа.

На первом пользователь созванивается с карьерным консультантом через платформу. Это отобранные Анной Алфимовой профессиональные HR-специалисты, у которых есть опыт в консалтинге. Их работа оплачивается сдельно — по 2500-3750 рублей за беседу. Сейчас в команде 36 таких консультантов. В отличие от классических рекрутеров, которые сотрудничают с несколькими компаниями и заинтересованы устроить соискателя в одну из них, специалисты Careefun «не ангажированы» и поэтому более объективны, утверждают основатели проекта. По словам Маслюка, задача консультантов — понять, что человек умеет и чего хочет достичь, предложить варианты развития карьеры и подсказать, как найти работу «по душе».

На втором этапе специалист вносит пользовательские данные в разработанную Маслюком модель — классификатор компетенций. Эта система сопоставляет профили соискателей и запросы работодателей. Она опирается не на карьерные вехи кандидата и его обязанности, а на способности и конкретные результаты, объясняет Маслюк. По его словам, профиль заполняется анонимно, доступа к информации извне нет, поэтому риск, что работодатель узнает о желании сотрудника сменить работу, сводится к нулю. Алгоритм матрицы помогает определить наиболее подходящую вакансию — не по названию должности, а по результатам, которых предстоит достичь, — а затем на основе полученных данных консультант советует эксперта из этой компании. Полная автоматизация в рекрутинге невозможна, считает Владимирская: «первую милю» на диагностике и «последнюю милю» проводит человек. «Потому что машина — она умная, но глупая», — смеется предпринимательница.

На третьем этапе пользователь общается с экспертом-инсайдером, который рассказывает, как на самом деле обстоят дела у работодателя, какие плюсы и минусы есть у предлагаемой позиции. Это не рекрутер, а сотрудник, который занимает примерно ту же должность, на которую метит пользователь. К проекту присоединились 226 экспертов из ИТ, телекома, медиа, финансов и других областей, в том числе топ-менеджеры крупных компаний и советники проекта, заверяют основатели. Имен инсайдеров они не разглашают, но уточняют, что те могу работать, только если не имеют подписанного договора о неразглашении информации с работодателем.

Анна Алфимова

Маcлюк сравнивает принцип работы сервиса с поликлиникой: «Вы приходите к терапевту и говорите: «У меня болит голова». Вы думаете, что у вас болит голова, потому что вы не досыпаете, а на самом деле — потому что постоянно сидите на неудобном стуле. И для того, чтобы это понять, терапевт отправляет вас к узкому специалисту».

Беседа с карьерным консультантом на первой ступени длится 45 минут и стоит для пользователя 5000 рублей. Careefan забирает 25-50% комиссии. Разговор с экспертом тоже платный — цена варьируется в зависимости от позиции (диапазон цен основатели пока не определили). Но деньги за беседу получит не эксперт: вся сумма будет поступать на счет «Добро.Mail.Ru» — хаба проверенных благотворительных организаций, который распределяет средства среди фондов помощи детям, старикам, больным людям и животным. Такое решение подсказали сами инсайдеры. Во время подготовки к запуску проекта команда Careefan опросила 100 человек, и лишь 2% захотели забрать деньги себе — остальные предпочли перевести их на благотворительность. По словам Дружинина, для экспертов в проекте работает нематериальная мотивация — желание сделать доброе дело и завести полезные связи.

По словам Владимирской, технологию успешно обкатали на 150 кейсах. 30% соискателей поменяли работу, остальные «скорректировали карьерную стратегию». Одной из первых опробовала сервис Виктория Чмаль, давняя подписчица Владимирской в соцсетях. Летом 2019 года она решилась записаться на консультацию. Чмаль тогда работала операционным директором небольшого рекламного агентства. Во время беседы Владимирская задавала наводящие вопросы об опыте, проектах, навыках и карьерных желаниях соискательницы. «Я не особо понимала, где хочу быть. Мы вместе определили, куда мне стоит двигаться», — вспоминает Чмаль. По ее словам, методика Careefan помогла понять, насколько она была «честна» в том, что хотела получить от работы. Затем матрица определила подходящую компанию. На следующем этапе Чмаль общалась с представителем компании, а после попала на собеседование. Благодаря сервису она устроилась в маркетинговый отдел международной финансовой компании (называть ее запрещено договором о неразглашении). «У меня был сильный uplift (карьерный подъем. — Forbes). Произошла магия», — радуется Чмаль.

По мнению советника проекта Михаила Чернышева, Careefun поможет людям делать осознанные шаги в карьере: «Платформа сможет более точно соединять «свои» компании со «своими» соискателями. Будет больше счастливых людей и бизнесов». Другой советник, Марк Завадский, называет сервис «новым взглядом на наем»: «Это не услуга для клиента с одной или другой стороны, а мэтчинг, если угодно дэйтинг: поиск не той работы, которую ты хочешь, а той, которая на самом деле будет лучше для тебя».

Мечта о $150 млн

Не все коллеги по цеху верят в успех сервиса. «Менеджер, который платит за поиск работы, абсолютно неадекватен. Пусть придет на Superjob. Там есть все, что нужно, чтобы из мидла стать топом. Абсолютно бесплатно», — говорит основатель Superjob.ru Алексей Захаров. По его словам, ищут призвание только 10% белых воротничков, все остальные выбирают работу «по старинке» — ориентируются на зарплату.

С этим согласен Артем Кумпель, управляющий директор «Авито Работа»: «Соискатели из этой категории обычно находят работу либо через джоб-сайты, либо через рекомендации. Смотрят на зарплатные предложения, далее на уровень задач и качество самой работы». Он отмечает, что перспективы у Careefan все же есть. «Если основатели смогут правильно реагировать на «боли» клиентов, решать конкретные проблемы и помогать в создании карьерных траекторий. За консалтинг такого плана российский пользователь готов платить, в отличие от помощи в поиске работы — ведь и так есть из чего выбрать», — заключает Кумпель.

Команда Careefan готова к тому, что первое время сервис будет убыточным: после запуска компания планирует тратить $100 000 в месяц, половина суммы пойдет на маркетинг. В течение года сервис планирует привлечь $1 млн инвестиций. Первый транш — $300 000-350 000 — рассчитывают получить до январских праздников. По словам Владимирской, уже есть договоренность на половину суммы с несколькими советниками и менторами проекта, другие потенциальные источники предпринимательница не раскрывает. По ее словам, предложения об инвестициях поступали еще до старта проекта: «Нам предлагали $1,5 млн. Это была во многом плата за «потусоваться рядом с этим бордом [советниками]». Поэтому мы с самого начала решили, что продукт делаем на мои деньги, до запуска как минимум. Это дало нам свободу».

Инвестиции проекту нужны для развития и выхода на зарубежные рынки. Первым вместе с Россией к платформе подключится Израиль, после Нового года — Германия. «Мы поняли, одна из самых актуальных задач, с которыми мы сталкиваемся здесь, но которые можем решить там, — это вопросы тех, кто планирует переезд, но не до конца уверен либо вообще ничего не знает о том, как правильно строить карьеру дальше», — объясняет Алфимова. Для менеджеров высшего и среднего звена возможность переезда — один из самых важных параметров при поиске новой должности, согласна Владимирская.

Еще одна причина выхода за рубеж — сделать сервис заметным на международном рынке, чтобы его оценили крупные рекрутинговые компании. Владимирская рассчитывает выйти из проекта через пять лет: «Давайте говорить честно, на самом деле есть задача продаться условному LinkedIn за $150 млн».

Антон Ануфриев, управляющий партнер фонда Vitamin.vc, считает, что такая амбициозная цель вполне достижима: «Поиск работы актуален не только на нашем рынке. Исходя из этого, не видно причин, почему бы проекту не быть востребованным и в других странах. Продажа компании — стандартная стратегия стартапов, ориентированных на экзит [выход]. При быстром росте базы пользователей реализуема. Но обычно занимает больше времени, чем пара лет».

Их университеты: где и как учились самые перспективные молодые россияне

Новости партнеров