Зачем сооснователь банка «Точка» по выходным работал таксистом в Uber?

Ильмира Гайсина Forbes Contributor
Николай Петелин Фото DR
Сооснователь банка «Точка», а теперь глава банка «Сфера» Николай Петелин, возможно, единственный банкир в мире, который совмещал свою основную работу с подработкой таксистом. Петелин говорит, что поездки в Uber помогли ему лучше понять целевую аудиторию и запустить для нее правильные сервисы. По просьбе Forbes менеджер составил список принципов, которых придерживается в бизнесе

«У нас был целый этаж, где сидели уважаемые люди. Заходишь и чувствуешь запах денег», вспоминает гендиректор банка для предпринимателей «Сфера» Николай Петелин свою первую руководящую должность в уральском банке «Северная казна» (позднее вошел в состав Альфа-банка). Туда финансист попал в конце 90-х после незадавшейся карьеры в налоговой. На госслужбе у Петелина были «адские условия работы» и зарплата «меньше, чем у грузчика». Но муки длились недолго Петелина выгнали за опоздание. В поисках работы он и наткнулся на объявление «Северной казны». В банке за десять лет менеджер прошел путь от IT-администратора до начальника управления.

В 2007-м перешел директором по технологиям в «Банк24.ру», где через три года стал заместителем председателя правления. Когда в кризис 2014 года «Банк24.ру», входивший в группу «Лайф», лишился лицензии, Петелин вместе с частью команды создал банк для предпринимателей «Точка» внутри экосистемы «ФК Открытие». В «Точке» он в статусе сооснователя отвечал за нефинансовые сервисы, IТ-инфраструктуру и поддержку клиентов.

В июне 2019-го 43-летний финансист решил уйти к конкурентам возглавил банк для микро- и малого бизнеса «Сфера», который по лицензии БКС Банка работает с осени 2018 года. Forbes попросил Петелина рассказать о том, какие принципы помогли ему пройти путь от налогового инспектора до гендиректора банка, а также назвать ключевые ошибки своей карьеры.

Идти по прямой

Я родом из небольшого городка Артемовский Свердловской области. Еще в школе у меня был план — поступить в институт. Мой двоюродный брат из Санкт-Петербурга руководил комсомольской ячейкой вуза и мог ездить за границу. Я подумал, что это отличный пример. Сначала нужно было стать отличником и пионером. Потом — обязательно пойти в комсомол, без билета комсомольца ведь не поступишь. Я был заряженный карьерист, который направил все на достижение цели.

В итоге поступил в Свердловский институт народного хозяйства (СИНХ, сейчас Уральский государственный экономический университет. — Forbes) на бухгалтерский учет и аудит в промышленности. За границу, правда, не попал, лавочка к 1993 году прикрылась. Но зато стал нормальным бухгалтером. Мне это в жизни пригодилось, когда я развивал финансовые сервисы.

Если посмотреть мою трудовую, я не склонен часто менять место работы. В банке «Северная казна» проработал 10 лет. Затем трудился в «Банк24.ру» вплоть до его закрытия в 2014-м. А после стал одним из основателей «Точки», где работал до лета 2019-го.

Говорить твердое «нет»

В начале 90-х после школы, если ты никуда не поступал, забирали в армию. Поэтому, когда я учился в старших классах, для подстраховки ходил на подготовительные курсы в артемовскую железнодорожную академию. Сдал вступительные экзамены и получил проходной балл. Но мне хотелось в более престижный СИНХ. Туда было сложнее попасть: нужно было сдать 14 контрольных — по одной на каждый школьный предмет.

Я встал перед выбором: академия уже готова была меня принять и ждала оригиналы документов, а СИНХ решение еще не озвучил. Нужно было за одну ночь взвесить риски, решить, куда идти. Мама настаивала на поступлении в академию, но я сопротивлялся: «Нет, пойду в институт. Это мой выбор». Я говорил «нет» сотни раз под разными соусами, отказал академии и не прогадал — СИНХ меня взял, и я переехал в Екатеринбург.

Умение говорить «нет» пригодилось и в карьере. Например, когда мне перед уходом в «Банк24.ру» предлагали остаться в «Северной казне» — это было правильное «нет». Или когда предлагали брать на работу «нужных» людей — твердый отказ был полезен и в таких случаях.

Увольнение может быть удачей

Я начал работать с первых курсов — времена были тяжелыми. По ночам с друзьями из студенческого общежития подрабатывал грузчиком, таскал мешки муки. А потом устроился в охрану. Работал ночь через ночь и получал около 500 рублей в месяц.

В 1997-м я сдал выпускные экзамены, получил диплом без троек и начал искать работу. Как-то двое знакомых предложили: «Мы ходили в налоговую инспекцию. Пойдешь с нами?» Так я стал налоговым инспектором, но продержался на первой работе всего полгода.

Это был ад. Мы, молодые парни, проводили проверки. А это были 90-е с очень жесткими и крупными неплательщиками — работа была сложной и опасной. Например, мой друг как-то ездил на выемку денег из железнодорожной кассы. Электронных билетов тогда еще не было, поэтому люди столпились перед окошком кассира. Из-за выемки работа встала. Люди смотрели на налоговиков с тихой ненавистью. Другу казалось, что они вот-вот на него накинутся и разорвут. Обратно он ехал на заднем сиденье, придавленный сверху охранником, который для защиты достал оружие. Платили за такую работу 350 рублей — даже меньше, чем грузчикам.

Один раз я опоздал на работу, мне сказали: «Все, Николай, предлагаем вам уволиться». Я очень благодарен, что меня выгнали. Это [увольнение] было шагом к моему будущему.

Вовремя чувствовать перемены

Со студенческих времен мне нравилось возиться с компьютерами, я научился внедрять «1С-Бухгалтерию» — софт для автоматизации бухгалтерских операций. После ухода из налоговой наткнулся на объявление крупнейшего банка Свердловской области «Северная казна», где как раз нужно было этим заниматься. Меня взяли ведущим IT-администратором — я зарабатывал уже 10 000 рублей, плюс нас бесплатно кормили — тогда это повлияло на мое решение устроиться.

На новой работе начал с автоматизации расчета зарплаты — раньше бухгалтеры занимались этим вручную. Но главное достижение того периода — мы запустили интернет-банк. Нам говорили: «Зачем? Что такое интернет-банк? Есть же офисы». Но мы настояли на своем, и все клиенты могли в одном окне смотреть операции, оплачивать покупки. Позже, как мы знаем, все банки начали переходить в интернет.

К 2007 году я дорос до начальника управления и зарабатывал 55 000 рублей в месяц — внушительную по тем временам для региона сумму. Тогда мой бывший коллега по «Северной казне» Борис Дьяконов (совладелец «Банк24.ру» и сооснователь «Точки». — Forbes) позвал меня в команду «Банк24.ру». В самом названии мы сразу же говорили: «Мы диджитал». Фокусировались на онлайн-сервисах. Офисы тоже были, но не в стиле дорого-богато, а как в бутике. И это был первый банк, который начал работать круглосуточно.

Мы разделяли Agile-подход, работали по Scrum двухнедельными спринтами, использовали Kanban до того, как Герман Греф начал это пропагандировать. Например, у нас была доска, куда мы бумажки клеили. Это позволяло синхронизироваться командам — кто, что и когда делает.

Мы настолько приучили клиентов к онлайн-сервисам, что они в нашем интернет-банке хранили все: документы, шаблоны платежей для контрагентов, реквизиты. Когда у нас отозвали лицензию, это стало проблемой — доступ к интернет-банку закрыли. Мы досылали информацию клиентам почтой.

Быть в чем-то первопроходцем — это как езда на велосипеде. Нужно постоянно балансировать, быть гибким к изменениям, к происходящему, к людям, которые работают вместе с тобой.

Отсекать лишнее

«Банк24.ру» был универсальным — работал и с физическими, и с юридическими лицами. На фоне кризиса 2008 года люди начали резко забирать сбережения и перестали погашать кредиты. После этого случая мы решили больше не работать с физлицами и не выдавать кредиты. Были и другие проблемы, которые в итоге привели к отзыву лицензии в сентябре 2014 года. Но мы никуда не сбежали и все выплатили.

«Точка» изначально работала только с предпринимателями. Мы одними из первых обратили внимание на сегмент малого и среднего бизнеса. Потом на рынке появились и другие сильные игроки — предпринимателей начали замечать.

Залезть в шкуру клиента

На каждом месте работы я старался понять, как действует клиент, с чем он сталкивается. Когда ты на своей шкуре прочувствуешь сервисы, над которыми работаешь, становится проще.

В 2017 году я хотел понять, как зарегистрировать ИП и как рассчитать налог УСН 6% онлайн. На старте наделал много ошибок — пытался разобраться на живых клиентах, из-за этого у них возникли сложности с регистрацией юрлица, пришлось сильно извиняться.

Я сказал команде: «Все, друзья, регистрируйте меня индивидуальным предпринимателем. Буду водителем». Подал заявление, но на первом же этапе допустил ошибку — не добавил основной код ОКВЭД, который касается работы таксистом. Исправили.

Я не просто зарегистрировал юрлицо — по вечерам и по выходным работал таксистом Uber. За несколько месяцев накатал 299 поездок, средняя оценка — 4,97. Каждая поездка была для меня стрессом.

Мне было важно не отменять заказ. Водители так делали, чтобы получить дополнительную мотивацию от Uber, который за 20 поездок в день давал 3000 рублей дополнительно. Таксисты бьются за эти планы и не берут заказы на дальние расстояния. Как-то раз мне звонит женщина, говорит: «Здравствуйте, мне надо ехать 60 км за город». Я говорю: «Ну и что? Я взял ваш заказ, поэтому не волнуйтесь». Я знал, что обратно поеду порожняком, но все равно поехал. Потому что когда ты заявляешь, что делаешь крутой клиентский сервис, не можешь себе позволить отменить поездку — ты должен быть на стороне клиента.

Этот опыт помог мне узнать боли предпринимателей изнутри: как проходят оплаты ИП, какие бывают проблемы и как их решать. Как работать без шероховатостей, чтобы у клиента было чувство доверия, ощущение, что банк его понимает. Я смог предугадывать, какие услуги и сервисы могут понадобиться. Например, мне пришла оплата от нерезидента, пришлось оформлять паспорт валютной сделки — теперь мы можем рассказать клиентам, как это сделать.

После эксперимента с Uber в «Точке» появилась услуга регистрации ИП и автоматический расчет налогов, который учитывает валютные сделки и курсовые разницы. Эти сервисы я создавал как для себя. Не для Николая Петелина, а ИП Петелина, водителя такси.

А еще я стал понимать ценность денег. Что такое 1000 рублей? Это чаевые официанту, если гуляла большая компания. А для водителя такси в Екатеринбурге — это 10 поездок по 100 рублей. После такого опыта у тебя совершенно другое восприятие денег, цены труда.

Уходить красиво

В 2018 году я по семейным обстоятельствам переехал в Москву. Сначала продолжал работать в «Точке» удаленно. У нас очень хорошо была развита система коммуникаций. Утром просыпался, сразу же садился за компьютер, работал с командой. В таком режиме продержался год. Все было хорошо, и я даже не представлял, что могу уйти. В «Точке» я по отдельности занимался агентской сетью продаж, IT, клиентским центром.

Но весной 2019-го из БКС поступило предложение возглавить банк «Сфера», который может заниматься всем сразу же. Для меня это был вызов. Я переспал с этой идеей и все-таки принял непростое решение — уходить из «Точки».

Сыграло ощущение оторванности от команды. Когда находишься удаленно, принимаешь решения только на основании короткого звонка. А с людьми надо рядом быть и считывать, как они себя ведут, что происходит. Я люблю быть в кругу единомышленников, чтобы вместе создавать.

У нас были очень тесные отношения с коллегами, мы проводили свободное время вместе. Весной пошли на яхтинг. Прямо перед отправлением я сказал, что получил оффер и думаю об уходе. Ребята меня поддержали.

Я был готов забрать с собой только одного человека, но не стал этого делать. Решил, что команду «пылесосить» не буду. Я проработал в компании столько времени — вытаскивать оттуда ключевых людей было бы подставой.

Костяк управленческой команды «Точки» сформировался давно, вместе мы прошли через массу трудностей. Мы никогда не поднимали тему долей. Потому что когда запустились, были просто филиалом «Открытия» и даже не думали о такой возможности. Я был сооснователем, но доли в компании у меня не было. Так что никаких обязательств передо мной у ребят нет. Трудовую забрал, расчет получил — все.

Сейчас я прямой конкурент «Точки», но рынок мы никак не делим. Сегмент малого и среднего бизнеса растет. Я готов стать просто лучшим банком для микробизнеса. Это моя доля рынка. И если клиент будет выбирать меня, а не «Точку» — сорри, ребята, это рынок.

Быть сервисом-невидимкой

В «Сфере» у меня бессрочный контракт. Я создаю возможность предпринимателю не ощущать банка. Чтобы мы ему просто не создавали никаких проблем, чтобы банка в его деятельности не было, чтобы он мог сконцентрироваться только на том, что ему важно.

Банк должен быть для предпринимателя невидимым. Сервисы, которые я запустил, постарался сделать так, чтобы предприниматель ни на какие кнопки не нажимал, а все налоги — расчет и уплата, создание платежек — проходили автоматически. Предприниматель не хочет тратить время на походы в банк. Это мой подход.

Про управленческие ошибки

1. Отдавать новый продукт на откуп другим людям

Когда-то я нанял в команду руководителя продуктов направления, в которое сам был погружен достаточно поверхностно. Человек мне показался адекватным, и свой контроль я оперативно снял. Оказалось, человек был банально невнимателен — его ошибки могли дорого обойтись команде.

Вывод: нельзя отдавать руль новому человеку. Только когда у тебя самого есть наработанная компетенция по продукту, есть четко отработанная коммуникация с человеком, можно «отпускать». Хочешь сделать хороший продукт — сделай его как для себя. Если не можешь на себе протестировать все пользовательские пути, найми на направление человека из этой сферы.

2. Наступать на одни и те же грабли

У меня была ситуация, когда я работал с человеком в одной команде над проектом, который не взлетел. На следующем месте этот человек вновь оказался в моей команде, я вовремя не среагировал — и ошибки повторились. Такого происходить не должно.

Вывод: нанимай медленно — увольняй быстро.

15 бизнесменов, изменивших представление о России. Рейтинг Forbes

Новости партнеров