«Мона Лиза» в гостиной: как выпускник МГИМО продает современное искусство с помощью новых технологий

Василий Мазанюк Фото DR
Приложение дополненной реальности Vivart позволяет примерить на стену спальни, кухни или даже уборной произведение современного искусства и тут же купить его. За год виртуальный арт-консультант принес своему создателю 10 млн рублей выручки, а одна из картин, купленная через сервис, украшает гостиную на Рублевке

«Ты видишь произведение искусства в галерее — классно. А как это будет смотреться в твоей комнате с обоями, кактусами и подушками, не знаешь. С этим как раз и помогает AR (англ. augmented reality, технология дополненной реальности. — Forbes)», — говорит об одной из главных проблем рынка современного искусства основательница арт-консалтинговой компании Everal Люси Виноград. На помощь любителям модерн-арта пришел предприниматель Василий Мазанюк: он придумал приложение Vivart, которое позволяет примерить одну из 500 картин современных художников на стену своей спальни и сразу же приобрести произведение.

Одним из первых пользователей Vivart стал Антон (фамилию он не называет) из Владивостока, который через приложение приобрел картину Алишера Кушакова «Море» за 120 000 рублей. Ее он презентовал своей возлюбленной, проживающей в элитном районе Рублево-Успенского шоссе в Москве. Подарок та приняла, но сохранить отношения арт-объект не помог: «С девушкой мы, к сожалению, расстались». Любовь к искусству у Антона эта история не отбила: с тех пор через Vivart он купил еще шесть картин в среднем по 100 000 рублей каждая.

Антон и другие поклонники современного искусства принесли создателю Vivart 10 млн рублей выручки за первый год работы. Сможет ли виртуальный помощник сделать интерес к картинам современных художников массовым?

Приложение Vivart

Из дипломатов в стартаперы

31-летний основатель Vivart Василий Мазанюк в детстве мечтал стать актером, но по настоянию родителей поступил на факультет международных экономических отношений в МГИМО. После института через знакомых устроился на стажировку в департамент управления делами правительства России. До полноценной работы дипломатом, правда, не дорос — стало скучно, и он ушел в семейный бизнес. Отец Мазанюка владел строительной компанией «Гарантстрой», где Василий стал заместителем гендиректора. Но и там продержался недолго: «У отца есть два мнения: его и неправильное. Мне это надоело — захотелось самому отвечать за все процессы».

В 2014 году вместе с институтскими друзьями Петром Продовиковым (до этого — инженером в производителе систем управления предприятиями «Система-Сервис») и Игорем Высоцким (экс-менеджер международных проектов в «Росатоме») Мазанюк решил открыть свое агентство по разработке сайтов и приложений. «Тогда еще не было такого IT-хайпа, порог входа на рынок был очень низким. Для старта нужны были только люди, компьютеры и интернет», — вспоминает он. Партнеры зарегистрировали компанию MWP Tech, нашли среди студентов Бауманки трех сотрудников и сняли небольшой офис за 60 000 рублей в месяц.

Первыми клиентами стали владелицы художественной галереи Artwin Gallery сестры Мадина и Мариана Гоговы, знакомые с Мазанюком по учебе в МГИМО. Сестры организовывали выставки на музейных площадках и сотрудничали с современными художниками. К Мазанюку они обратились за разработкой сайта, он по дружбе согласился сделать его бесплатно.

Следом за проектом для Artwin Gallery компания Мазанюка сделала еще несколько бесплатных сайтов для знакомых. Инвестиции в портфолио себя оправдали — к концу года к ним начали обращаться сторонние заказчики (например, приложение-агрегатор акций ресторанов Qach.it, агрегатор несетевых отелей Azent.ru). За неполный 2015 год Мазанюк, Продовиков и Высоцкий выручили порядка 1 млн рублей и получили 300 000 рублей прибыли.

Осенью 2016 года у Мазанюка и Продовикова (Высоцкий ушел на позицию консультанта в McKinsey) родилась идея нового стартапа — приложения Foodberry для предзаказа еды «с собой» в ресторанах. Концепцию приятели подсмотрели в Финляндии — там существовало похожее приложение Wolt. На разработку российского аналога потратили около полугода и несколько миллионов рублей. С инвестициями и партнерством с ресторанами частично помог еще один друг Мазанюка Максим Котин, который получил 33% в Foodberry.

Приложение стартовало весной 2017 года. Среди ресторанов-партнеров сразу оказались именитые Fumisawa Sushi Аркадия Новикова, а также «Мандарин, лапша и утки» и «Воронеж» Александра Раппопорта — помогли знакомства Котина на ресторанном рынке. «Но даже они не помогли нам взлететь. За разработкой и крутыми именами мы не просчитали экономику и совсем забыли про маркетинг», — признается Мазанюк.

Каждый ресторан партнеры снабжали планшетом с приложением для получения предзаказов. Комиссия Foodberry составляла 10%. Подключение каждой точки обходилось в 11 000 рублей, которые не окупались заказами со средним чеком в 500 рублей. Осенью 2017-го, так и не отбив инвестиции, партнеры закрыли проект и продолжили разрабатывать сайты и приложения для малого бизнеса.

Gucci в мусорном баке

Благодаря дружбе с сестрами Гоговыми Мазанюк стал часто посещать выставки современного искусства. Тогда же он обратил внимание на то, что Apple начала активно развивать в своих продуктах инструменты дополненной реальности: в середине 2017 года компания сообщила, что сделает AR доступным для всех устройств с версией операционной системы iOS 11 и новее. Мазанюка осенило: можно сыграть на хайпе вокруг AR с помощью разработки удобного инструмента для обеспеченных любителей современного искусства.

«Не нужно ездить в множество галерей, и можно сразу примерить все в интерьере — удобно»

Технологию дополненной реальности предприниматель решил использовать для «примерки» картин в домашнем интерьере, а зарабатывать на комиссии с их продажи. Об идее рассказал Мариане Губер-Гоговой. «Я поддерживаю поиск новых форматов и модернизацию индустрии, поэтому проект мне очень понравился, и я согласилась принять в нем участие», — говорит совладелица Artwin Gallery. Она взяла на себя договоренности с художниками и вопросы дизайна. На словах договорились о том, что новый проект юридически будет в собственности Мазанюка и Продовикова, но, как только удастся выйти в прибыль, Губер-Гоговой перейдет 50% компании.

Разработка заняла почти год. В ней, помимо Мазанюка и Продовикова, участвовали четыре сотрудника разросшейся MWP Tech, оборот которой на тот момент составлял 3 млн рублей в месяц. «У Марианы было свое видение прекрасного. Мы очень долго искали компромисс между тем, что реально было разработать, и тем, что хотелось ей по дизайну и, например, количеству фильтров», — поясняет предприниматель.

За основу Vivart взяли части кода из открытой библиотеки программы ARKit, принадлежащей Apple (Apple разрешает использование кода для приложений на iOS). С помощью кода камера распознает пол и стены комнаты, а затем вписывает в интерьер одну из картин, загруженных в базу. На старте в Vivart загрузили 70-80 работ современных художников, которых знала Губер-Гогова. На стену можно было примерить, например, картину Евгения Сахацкого с изображением пакета Gucci в мусорном баке, наброски обнаженных женщин Алишера Кушакова и психоделические картины Артема Филатова. Их средняя стоимость составляла порядка 15 000 рублей. Художникам обязались платить 60% с продаж, 40% оставляли себе в качестве комиссии.

После примерки пользователь может сразу же купить картину в приложении, оплатив ее с помощью Apple Pay. Доставляют заказ в течение пяти рабочих дней курьерской службой. Совокупные инвестиции в создание всех инструментов и запуск приложения составили 2-3 млн рублей из личных накоплений Мазанюка и Продовикова.

Проблем с поиском арт-объектов не возникло, говорит Губер-Гогова: «Я лично была знакома со многими художниками, за счет этого приложению доверяли». «Я узнал о Vivart от Марианы — она позвонила, рассказала об идее и предложила разместить мои картины на площадке. Мы уже сотрудничали с ней ранее, я согласился и в этот раз», — рассказал Forbes художник Алишер Кушаков. Комиссию в 40% он называет «нормальной»: галереи за свои услуги берут около половины стоимости произведения.

Василий Мазанюк

Картина для модели Vogue

Приложение увидело свет в сентябре 2018-го. Его намеренно сделали доступным только в iOS. «Гипотеза была в том, что наша аудитория пользуется техникой Apple. К тому же, когда начали разработку для Android, поняли, что с AR там все очень плохо», — поясняет Мазанюк.

В первый же месяц благодаря мобильной рекламе в приложении пошли первые заказы: удалось продать две работы стоимостью по 5000 рублей каждая. За осень скачивания Vivart перевалили за 2000, но потом стали расти менее активно. С сентября по декабрь 2018-го выручка проекта составила 2 млн рублей.

«Коллекционеры не только оценивают работу как инвестиции, но и относятся к ней эмоционально. Здесь нужно влюбиться»

Якорным заказчиком стал предприниматель Антон из Владивостока, который узнал о приложении случайно: «Я хотел что-то купить из современного искусства, и в поисковике наткнулся на Vivart».

В начале 2019 года в ассортименте приложения было уже порядка двухсот работ из арсенала знакомых Губер-Гоговой. Некоторые из них выставлялись в «Гараже», центре современного искусства «Винзавод» и ММОМА, следует из описания приложения в AppStore. Параллельно с решением задач по росту аудитории и расширению ассортимента партнеры боролись с багами. «Бывало, переставал работать Apple Pay. Приходилось все это экстренно решать с разработчиками», — вспоминает Мазанюк.

Поворотным моментом для проекта стало попадание в подборку App Store в мае 2019 года. «Мы никуда не подавались, нам просто пришло уведомление, что проект рассматривают для попадания в статью о приложениях, связанных с искусством. Попросили прислать иллюстрации. Мы все сделали, а потом случайно увидели, что откуда ни возьмись повалил народ», — вспоминает Мазанюк. За 2-3 дня количество скачиваний Vivart возросло на 1000. Тогда же начали появляться новые постоянные клиенты.

Одной из клиенток Vivart стала Ясмина Муратович, российская топ-модель, которая участвовала в показах Chanel, Valentino, Giorgio Armani, Kenzo и снималась для Vogue Paris. Муратович узнала о приложении от знакомой и решила купить через него картину художника Сахацкого за 15 000 рублей для интерьера одной из своих кофеен «Кофе Бюро» на Патриарших прудах. «У меня в кофейне постоянно меняется экспозиция картин, и я всегда ищу что-то новое и интересное. Бюджет у нас, конечно же, небольшой, но на Vivart есть искусство на любой кошелек», — говорит Муратович. Она планирует купить еще одну картину домой: «Не нужно ездить в множество галерей, можно сразу примерить все в интерьере — удобно».

Сахацкий. Red house

Искусство в Tinder

Заказ Муратович — редкость, говорит Мазанюк: 95% клиентов Vivart — мужчины. «Наверное, покупают в подарок для дам сердца», — предполагает предприниматель. Средний чек Vivart — 20 000-30 000 рублей. Одни из самых дорогих в приложении — картина с кактусами Кати Царевой (411 000 рублей), фотографии художницы Полины Канис (155 000 рублей), живопись в пастельных тонах Натальи Фроловой (147 000 рублей). В месяц через приложение покупают 25-30 работ, большинство из которых созданы в единственном экземпляре. Ежемесячный оборот проекта (совокупная стоимость проданных работ) — 1 млн рублей, выручка (комиссия с продаж) — 400 000, а прибыль (доход за вычетом всех операционных расходов) — 200 000.

«Пока большинство работ продается через личные контакты: клиенты знают меня и целенаправленно приходят ко мне в студию»

К концу года Мазанюк надеется увеличить показатели вдвое. Взрывной рост может дать партнерство с крупными галереями и привлечение новых кураторов, уверен он. «Пока у нас есть только подборка Марианы из 500 картин. У всех клиентов разный вкус, некоторые жалуются: мол, как это искусством можно назвать? Мы хотим привлечь и других кураторов, а также заключить партнерства с галереями, чтобы продавать их работы», — делится планами Мазанюк. По его словам, предварительные договоренности есть с московскими галереями Askeri Gallery, Artis, Popoff и Lazy Mike. Детали отношений с ними Мазанюк не раскрывает, но уточняет, что будет делиться с партнерами комиссией, которая не будет превышать 50%.

Кушаков. Девушка в фиолетвом платье

Полина Аскери-Белоцерковская, основательница Askeri Gallery, эту информацию подтвердила. С момента запуска приложения через Vivart продавались картины некоторых художников, которые выставляются в Askeri Gallery, а теперь в базе приложения будет представлено еще больше экспонатов галереи. «У нас уже есть опыт работы в онлайн на нашей площадке ArtOnline24. Я верю, что продажи произведений современного искусства все больше будут перетекать в интернет», — говорит она. По мнению Аскери-Белоцерковской, у Vivart есть все шансы стать основным каналом продаж на российском рынке. С ней согласен и художник Алишер Кушаков: «Проект существует относительно недавно и вполне может стать основным каналом. Но пока большинство работ продается через личные контакты: меня знают много людей, и в основном они лично приходят ко мне в студию».

Пока приложение с выборкой из 500 картин не может конкурировать с крупнейшими сайтами Artonline, Saatchi Art и Artsy, которые занимаются продажей современного искусства и предлагают выборку из миллионов работ, отмечает Люси Виноград из Everal. «Преимущество для покупателя — это выбор. Когда человек ищет картину, ему важна не возможность примерить ее в AR, а спектр картин — цвет, размер, стилистика», — рассуждает Виноград.

Vivart может стать удачной заменой Instagram-каналов художников — современным цифровым портфолио, добавляет кандидат искусствоведения, преподаватель в Школе дизайна НИУ ВШЭ Александра Першеева. «Вполне вероятно, что коллекционеры могут заинтересоваться автором, увидев его работу в этом приложении», — допускает она. Но хорошее первое впечатление не обязательно ведет к покупке, предупреждает Першеева: «Коллекционеры не только оценивают перспективность работы как инвестиции, но и относятся к ней эмоционально, здесь нужно «влюбиться». Это, я полагаю, возможно примерно с той же вероятностью, что в Tinder».

При участии Натальи Пешковой

9 самых экстравагантных инвестиций и роскошных покупок богатейших россиян

Новости партнеров